Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№21 от 6 июня 2013 г.
Свежие новости
«Кемер» – самая твердая валюта в мире
После поездки в Турцию журналист «Новой» почувствовал себя Остапом Бендером 


 
«Берите деньги, я себе еще нарисую…» 
Попандопуло, фраза из кинофильма «Свадьба в Малиновке» 
 
Я никогда не думал, что соберусь на отдых в Турцию. И что моя нога ступит на эту землю: «Не нужен нам берег турецкий…» Так я для себя словами этой песни очертил свое отношение к стране, с которой сотни лет вели борьбу славяне. 
 
Обучаясь в Петропавловском педагогическом институте на историко-филологическом факультете, я темой дипломной работы избрал русско-турецкие войны. Писал много статей о борьбе южных славян и России с турками, о геноциде турками армянского населения. Имел определенный настрой. И если не считать два транзитных рейса из Москвы в Загреб через Стамбул, то можно сказать, что в Турции я прежде не был. Да и не собрался бы никогда. 
 
Но вышло так, что я полетел на отдых в страну, по отношению к которой имел свои идеологические пристрастия. Перелет и переезд до отеля «Green Wood» описывать нет смысла: это классический для всех наших туристов способ коротать время в пути. Я, конечно, писал свои заметки и стихи в блокнотик. 
 
Замечательный отель, неплохая кухня. Туристы: в основном русские, немцы и французы. Хорошее времяпрепровождение. Мы с ребятами создали русскую команду по футболу. Играли с немцами, французами, голландцами. Последнюю команду из Нидерландов обыграли со счетом 6:0. И стали победителями по итогам недели. В предпоследний день отдыха на футболе получил травму колена. Играли на жестком корте в мини-футбол. Да и играли жестко, когда в командах не было детей. Меня в игре сбил негр Но-Ну и сам кувырком отлетел от меня. Помогли подняться друг другу, руки пожали. Разговорились. Оказалось, он из Конго (бывшего Заира), где некогда был при перевороте убит Патрис Лумумба. В честь него назван престижный Университет Дружбы народов в Москве. Убит он был группой заговорщиков во главе с генералом Мобуту Сесе Секо Куку Нгбендо Ва За Бангой. Когда я темнокожему парню назвал полное имя Мобуту, он проникся уважением ко мне. И я стал называть его именем бывшего диктатора Заира, а вскоре все русские туристы, что играли с нами вместе в футбол только так Но-Ну и называли. И «Мобуту» перешел играть в русскую команду. 
 
Поскольку я чуть прихрамывал, а хромому капитану получать грамоту за лучшую игру недели негоже, мы посовещались и решили избрать капитаном достойного игрока: мальчика Диму лет 10, из Красноярска. Он и его ровесник из Франции Бенджамин очень достойно играли, мы после программы «все включено», порой не успевали их просто догонять. А в игре взрослые против детей, где играли интернациональные команды, мы просто проиграли с позорным счетом 8:3 в пользу детей.
 
Внутри отеля я ходил в футболках с хорватскими надписями. Неожиданно для себя познакомился с девушкой из Боснии и Герцеговины. Она окликнула меня по-хорватски. Так я целую неделю общался с ней на том языке, который я знаю достаточно неплохо. Она родом из Сараево, с мусульманской части Боснии. А я постоянно бывал в Герцеговине, где преимущественно проживают католики-хорваты. Но у обоих у нас любимый город – Мостар, разделенный знаменитым мостом на хорватскую и босанскую части. Турки слушали нас, ловили славянскую речь, схожую с русской, но решили что я хорват. Так я и был для турок  весь отдых хорватом, «который играет в футбол на стороне русских».
 
В первый же день на пляже, еще пустынном с утра, я любовался отрогами Таврических гор и Средиземным морем. Слушал тихий прибой, писал стихи для любимой, делал наметки к очеркам. Собирал красивые камни. С собой у меня был маркер. И я, в силу каких-то своих фантазий, решил придумать новую «валюту», самую твердую в мире – «кемер», равный одному евро. Я разрисовал камень и в шутку на обратном пути у турка, торгующего фруктами, «купил» за 1 каменный «кемер» бананы. Он рассмеялся и положил «кемер» на витрину. После обеда я опять отправился на море. Турок стоял и разговаривал с молодым парнем, сыном, как оказалось позже. У того был при отеле прокат машин и велосипедов: «Rent a car». Молодой турок представился Мурадом и предложил мне на несколько часов машину, если я на камне нарисую рекламу его фирмы, сдающей в аренду машины, мотоциклы и велосипеды. А для его дяди с десяток «кемеров» в сувенирную лавку. 
 
Я не вожу авто, но согласился нарисовать «кемеры» за бесплатное пользование велосипедом на неделю, чтобы кататься в город, в горы и к морю. Так за несколько «кемеров» я стал временным обладателем велосипеда. Слух о то ли русском, то ли хорвате, быстро разошелся по отелю и в окрестностях. Дядя Мурада стал продавать разрисованные камни по курсу: 1 «кемер» = 1 евро туристам из Европы. Турки просили разрисовать еще камни. Взамен они мне давали сувениры. Потом и сумку я «купил» за свои «кемеры», чтобы привезти в Россию 15 килограммов этих красивых камней с прожилками. Вся улочка, где торговали различными вещами, была за неделю украшена моими камнями-«кемерами». 
 
Турки хорошие торговцы и предложили мне: «Скажи русским, что в той лавке, где лежит твой «кемер» на витрине им будет скидка в 10%!» Я, конечно, улыбался, да и наши русские и украинские ребята смеялись. Позже администрация отеля попросила разрисовывать камни для вручения призов. И я выдумывал новые проекты – «Star disko». Для «звезд дискотеки». Для победителей игры в дартс и стрельбы из пневматической винтовки. Огромный булыжник разрисовал для лучшего игрока сезона. Им решили наградить 10-летнего Диму и второй приз его ровеснику из Франции – Бенджамину. Дети с гордостью приняли эти призы, но родители Димы и его сестры Кати сказали, что у них и так перегруз, а тут еще камни. Дело в том, что их дочь и сын во всех состязаниях брали первые места. И к концу недели у них скопилась целая коллекция этих «призов».
 
Мурад подошел ко мне перед отъездом и на сносном русском языке предложил вернуться сюда «на работу», за счет отеля. Я поблагодарил, но подсказал, что мою идею он может использовать, найдя настоящего художника. Мурад оставил мне свои координаты. Думаю, что теперь «кемеры» будут ходить на территории этого отеля и окрестностей. И кроме турецкой лиры там войдет в обиход новая «валюта»! 
 
Улетая из Турции с сувенирами, «купленными» за камни-«кемеры», я чувствовал себя турецкоподанным Остапом Бендером. Хотя это было просто развлечение, которое, может быть, просто добавит колорит в туристическую индустрию этого местечка.