Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№43 от 6 ноября 2014 г.
Театр, разрушающий границы
Немецкий зритель встретил рязанскую постановку аншлагом и «бешеными овациями»


 
Очередь за билетами на второй ярус, откуда, по сути, будет в лучшем случае «слышно», а уж «видно» наверняка кое-как, выглядела устрашающе воинственно. Никто не сдавал позиций, на моих глазах была пресечена попытка контр-штурма кассы. В каникулы в театр не прорваться. Может, тяга к прекрасному, а может, «некуда пойти». Но Рязанский театр драмы скептикам назло демонстрирует полные залы, а еще и рапортует об аншлагах на спектакли в заграничных поездках. 
 
Русские не в моде. И этот факт как нельзя лучше подогревал желание рязанских артистов выложиться на все сто. В Мюнстер повезли сказку «Волшебные сны Кузьмы», в народном стиле, с лубочными декорациями. Ждали, в лучшем случае, выступления на преодоление, а встретились с обескураживающим радушием. «Зритель был в восторге, бешеные овации, – рассказывает директор театра Семен ГРЕЧКО, – полные залы и удивительное принятие!»
 
Договоренность о поездке состоялась еще в мае, когда слово «санкции» казалось нелепой шуткой, а назревающий кризис отношений должен был вот-вот разрешиться. Пакуя чемоданы глубокой осенью, вопросов встало больше, надежда на ответы уменьшалась с каждым днем. Придет ли зритель? Как отнесется к русской речи? О чем говорить вне сцены, и есть ли место дружбе между народами, когда между политиками вражда? Три спектакля, два из которых для рядовых зрителей, один для учеников вальдорфской школы, прошли при полных залах. Их играли без перевода, лишь краткая аннотация перед выходом артистов. И все прошло на одном дыхании, со вздохами и смехом в нужных местах, с улыбкой и сочувствием, словно и нет культурно-языковой стены.
 
«Это, конечно, дополнительная ответственность, – продолжает Семен Борисович. – Когда незнаком лексический смысл слов, на помощь актеру приходят нюансы и полутона. Каждый взгляд и жест должен быть продемонстрирован с ювелирной точностью, и тогда, в состоянии медитативного погружения, чистокровные немцы начинают сопереживать русскому народному Кузьме».
 
Мюнстер для Рязани, конечно, не совсем Германия. В городе-побратиме есть Рязань-штрассе. В семьях немцев не раз жили артисты из России по культурному обмену. Русский учат в местной школе. Кстати, от ее учеников особенно теплый прием, но к удивлению рязанцев, все же не язык, а любовь к творчеству стали главной объединяющей силой.
 
«Представляете, нас позвали на выступление в один частный театр, куда мы приготовили несколько стихотворений Есенина и парочку романсов. И кто бы мог подумать, что зрители и артисты настолько вольются в процесс и сольются в любви к прекрасному, что импровизированный капустник затянется до «послеполуночи».
 
Кстати, пока в России под запретом, в том числе, и немецкие сыры, в Германии аншлаги на пьесы Чехова и Бунина. Их ставят и играют чистокровные арийцы, но очень просят продолжателей с Родины Станиславского  вернуться и продолжить разрушать границы: потому что их не может быть между людьми творчества. Областной театр драмы договорился в Мюнстере о полноценных недельных гастролях уже следующей зимой. И тогда вместе с фольклорным «Кузьмой» покорять Европу отправится и набоковская «Машенька», и пьесы Шварца, Островского, Филатова, и, быть может, наше прочтение великого Уильяма Шекспира.
 
Римма ШАБАНОВА