Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 7 декабря 2017 г.
Казус Соловьева
 63-летнего рязанца лишили права собственности на квартиру, потому что в районных судах забыли о справедливости

В последние годы граждане стали все чаще обращаться в суд за защитой своих прав. И вовсе не потому, что их стали чаще нарушать. Причиной этому является формирующееся гражданское общество, в котором единственным органом, способным отстоять права граждан, становится суд. Да и то не всегда.

Однако только единицы граждан могут разобраться в хитросплетениях российских законов.  И потому приходит понимание, что в большинстве случаев в суде гражданину без квалифицированной юридической помощи не обойтись. И это нормально. Когда же человек, полагая, что сможет все решить с помощью судьи, идет в суд, не заручившись юридической поддержкой, это часто приводит к печальным последствиям. И прежде всего потому, что судьям, рассматривающим огромное количество дел, подчас просто некогда разбираться в том, что нагородили законодатели. Однако иного органа, призванного защищать права граждан столь же эффективно, как это могут делать суды, в нынешней России еще не придумано. Только вот воспользоваться полномочиями суда при защите или восстановлении своих прав самостоятельно и избежать судебных ошибок без надежной юридической поддержки, как показывает печальный опыт Александра Сергеевича Соловьева, подчас проблематично.



Вряд ли знал это и Соловьев, когда почтальон принес ему повестку в суд по иску его бывшей невестки. Получив в суде копии исковых материалов, он пришел к юристам посоветоваться и получить, так сказать, прогноз по предъявленному к нему иску. Юристы, ознакомившись с документами, объявили: все будет хорошо, в иске откажут. Соловьев поверил, потому что не знал, что столкнется при рассмотрении своего дела, как он считает, с пренебрежением справедливостью и неграмотным применением закона, основанным на неясности и двусмысленности законов.

В 1975 году Александр Сергеевич Соловьев стал нанимателем квартиры в г.Рязани. В 2001 году его сын, проживавший отдельно от него, женился, и у Соловьева в 2003 году родилась внучка. Она подрастала, пришло время отдать ее в детский садик. По месту жительства ее родителей мест в детских садах не было, и добрый дедушка дал свое согласие зарегистрировать в своей квартире внучку, чтобы она смогла ходить в садик, находящийся рядом с домом, в котором проживает дедушка. А чтобы все было по закону, сначала в квартире Александра Соловьева зарегистрировался его сын, а потом, как и положено, сын зарегистрировал там и свою дочь. 

Девочка росла, ходила в садик, но в мае 2009 года ее родители развелись, и папа снова зарегистрировался в той самой квартире, откуда ранее «выписался» вместе с дочкой. 

В середине 2009 года поползли слухи, что в стране прекратится бесплатная приватизация (на самом деле, наоборот, она стала бессрочной). И тогда Александр Сергеевич, опасаясь, что квартиру при приватизации ему придется выкупать, подумал и решил, что надо воспользоваться правом на бесплатную приватизацию – и в октябре 2009г. квартиру приватизировал в единоличную собственность с соблюдением процедуры, предусмотренной законодательством. 

С таким решением бывшего свекра не согласилась бывшая невестка и, посчитав, что дед лишил внучку права на приватизацию, обратилась в суд с требованием признать приватизацию недействительной и признать за внучкой право на постоянное пользование квартирой деда. 

Железнодорожный суд г.Рязани требования невестки удовлетворил: признал приватизацию незаконной, вернул квартиру в муниципальную собственность, а также признал, что внучка отныне имеет право пользоваться квартирой деда. Здесь необходимо сделать небольшое пояснение. Одним из оснований признания недействительной приватизации дедом своей квартиры суд посчитал нарушение дедом права внучки на приватизацию его квартиры. 

Возможно, суд не учел, что право на приватизацию жилья не является абсолютным правом любого гражданина, зарегистрированного в муниципальной квартире, поскольку оно всегда зависит от воли и желания других людей, которые вместе с ним в этой квартире зарегистрированы и проживают. Можно сказать проще: если дед не изъявит в последующем желания приватизировать свою квартиру, то внучка никогда не сможет принять участия в приватизации этой квартиры. Это предусмотрено законом. Согласитесь, что решение суда при таком законоположении двусмысленно, как двусмысленно и темно само положение закона. Ясно одно: суд не руководствовался главным принципом правосудия – справедливостью. Есть простое правило, которое гласит: если закон темен и непонятен, то надо руководствоваться справедливостью, а не таким законом. 

В данное время квартира разделена на две части, дед и внучка платят по 50% от начисленных сумм коммунальных услуг.

С решения судьи Железнодорожного суда г.Рязани мытарства Александра Соловьева только начались. Стоило только зарегистрировать в своей квартире членов своей семьи – сына и жену, как тут же последовал иск бывшей невестки о признании жены и сына Соловьева не приобретшими права пользования данной квартирой. И судья Железнодорожного районного суда г.Рязани признал, что нет у них права пользоваться его квартирой! Оно было, а потом исчезло под воздействием тумана, порожденного правосудием. Бесследное исчезновение их права на пользование квартирой подтвердил и Советский районный суд города Рязани, запретивший Александру Соловьеву своим определением регистрировать и вселять членов своей семьи в свою квартиру. 

Далее невестка обратилась с иском о лишении сына Соловьева – Дмитрия родительских прав в отношении их дочери – внучки Александра Сергеевича. Хотя справедливости ради надо сказать, что отец дочерью после развода совсем не интересовался, у него накопилась задолженность по алиментам более 300 тысяч рублей. Сама девочка давно считает своим настоящим отцом отчима. И даже на суд о лишении его родительских прав Дмитрий не явился. И решением Московского районного суда г.Рязани Дмитрий Александрович Соловьев в 2014 году лишен родительских прав, а в 2015 году его дочь была удочерена с присвоением ей другой фамилии и другого отчества. 

По Семейному кодексу усыновленные дети и их усыновители приравниваются к родственникам по происхождению, а усыновленные дети утрачивают права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам). Это означает, что никаких обязанностей Александр Соловьев по отношению к своей внучке теперь не имеет, их родственные отношения прекращены. Но, несмотря на это, она зарегистрирована в его квартире как член его семьи. Если теперь Александр Сергеевич решит снова приватизировать свою квартиру, то он должен получить согласие законных представителей бывшей внучки – усыновителя или ее матери. Если такое согласие будет дано, то квартира, полученная Соловьевым, будет приватизирована на него и его бывшую внучку, а если они не захотят давать своего согласия, то тогда… Как вы думаете, что будет тогда? Кому достанется квартира, если учесть, что Александру Соловьеву уже 63 года, а его бывшей внучке только исполнилось 15 лет? Учитывая разницу в возрасте, для бывшей внучки Соловьева наступит время, когда ей не нужно будет получать согласие своего бывшего деда на приватизацию квартиры… А когда оно, это время, наступит, никто не знает. В одном лишь можно быть уверенным, что оно наступит непременно... 

Комментарий юриста

Сложившуюся ситуацию мы попросили прокомментировать Александра Егорова, юриста правозащитной компании «Результат». 

– Правовая ситуация с делом Александра Соловьева действительно сложная, неординарная и порождена она прежде всего, как вы правильно заметили, неясностью и двусмысленностью законов, регулирующих правоотношения в области жилищного права, приведшим к вынесению судами неоднозначных судебных решений и, более того, в отдельных моментах противоречащих друг другу. Остается только гадать, каким образом внучка Соловьева, длительное время не проживающая в его квартире, признается судом временно отсутствующим членом семьи нанимателя. И это притом, что она никогда не являлась членом его семьи. К членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. Никогда внучка Соловьева не вселялась им в качестве члена его семьи в том смысле, в котором это понятие определяет закон, она не находится на его иждивении. И совершенно нелепо было бы говорить о том, что она могла бы вести с ним общее хозяйство.

Однако закон допускает, что в исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. Судебного решения, посвященного признанию внучки Соловьева членом семьи, не имеется. При этом есть установленный факт, что она длительное время проживает со своей матерью, то есть отдельно от Соловьева, в совершенно ином жилом помещении. И потому нельзя не согласиться с вашим утверждением о том, что при различных толкованиях закона или его неясности следует руководствоваться, прежде всего, тем, что вечно и не зависит от непродуманных законов и правоприменительной практики – справедливостью. Полагаю, что в крайне запутанном деле Александра Сергеевича Соловьева поставит точку Верховный либо Конституционный суд Российской Федерации.
 
 
Заказать независимую экспертизу автомобиля можно на сайте компании Авто МФЦ.