Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№26 от 8 июля 2021 г.
Свежие новости
За тридевять земель
Путешественник Владимир Рязанцев – о лихих людях, эталоне женской красоты и повышенных надоях



Забавно, но на пару номеров придется изменить свое амплуа и переквалифицироваться в подобие Юрия Сенкевича. Потому что не так давно два дня подряд на совершенно разных рязанских площадках проводились встречи с людьми, совершившими путешествия по Африке. И теперь вместо привычных интервью с художниками читатели смогут познакомиться с рассказами о приключениях Владимира Рязанцева и Ольги Хрусталевой. 

Первым героем становится Владимир Рязанцев, вернувшийся из экспедиции в Южный Судан. Беседа с неутомимым исследователем за кенийским чаем, вяленой верблюжатиной и просмотром фотографий прошла в Рязанском музее путешественников, чей флаг он пронес через все свои похождения.

– Хуже Южного Судана я стран еще не встречал. Сюда еще можно отнести Нигер, Мали, где тоже неспокойно. Южный Судан одиннадцать лет назад провозгласил независимость, и все это время там воюют. С тех пор, как отделились от основного Судана, не решили многих проблем. Например, межплеменные. Президент принадлежит одной этнической группе, а премьер – другой. И когда глава государства снял премьера с поста, то гражданский конфликт вспыхнул с новой силой. Нужно еще учесть, что противоборствующие силы не однородны и тоже дружно не живут. В основном мусульмане остались в Судане, а в Южном Судане проживают либо христиане, либо группы, исповедующие местные верования.

Едешь по дороге, а навстречу идут вооруженные люди с «калашами». Не с ружьями охотничьими, не с карабинами, а с автоматами. С этой стороны человек десять, с другой пятнадцать, дальше еще группа. Что у них в голове, непонятно. Спрашиваешь одного, полицейский ли он, отвечает, что нет. Военный? Тоже нет. Говорит, типа, ополченец. Когда пастух вооружен и охраняет стадо, еще понятно. А когда бродят десятки лихих людей…

Самые отстойные страны оказываются самыми дорогими. К примеру, за использование фотоаппарата нужно было заплатить сто долларов. К тому же собрать кучу бумаг на него, на что выдают официальное разрешение. Чтобы сфотографировать какую-нибудь скалу, тоже плати. Сразу подбегает местный представитель и требует, хоть и небольшую, но мзду. Сама страна расположена в небольших горах, где очень красиво. Хочешь что-нибудь снять, говорят, что тут небезопасно, лучше проедем дальше.   

Живут сами на земле, а запасы хранят в постройках на столбах, чтобы не забрались грызуны. Дождевую воду собирают в специальных углублениях в скалах, там и купаются, и стирают. Ходят в подобиях простыней, нижнее белье, естественно, не носят. Многие обуты в самодельные сандалии из автомобильных покрышек, которые продают по три доллара. Шрамирование у девушек считается эталоном красоты, делают его в раннем возрасте специальными ножами. А вот в Эфиопии данную процедуру выполняют хлыстом, причем зачастую родственники, они-то сильно бить не будут. Суданские парни красят волосы.

Коровы у них худющие и длиннорогие. Держат какую-то совсем неприхотливую породу. Вот в Конго и Гвинее есть муха цеце, там и коров нет. Содержат скот по-особенному, собирают их же лепешки, высушивают и поджигают. В итоге меньше мух, а золой затем коров натирают, чистят им рога. Чтобы давали больше молока, вставляют в зад соломинку и надувают. В основном стадами заняты дети и подростки, мужики там ничего не делают – или лежат в теньке, или гоняют мяч палкой. Я к ним в гости приходил и вечером, и до обеда, каких-то других занятий не заметил. Видно, им какую-то денежку дают, и они туристов не то что развлекают, а терпят. 

Сфотографировался на фоне Килиманджаро. Можно было совершить восхождение, но на это нужно потратить дней десять и иметь соответствующую подготовку. Там и высота-то небольшая, пять тысяч метров, если учесть, что я находился на уровне двух. Вообще там холодно, вопреки расхожему мнению, в Рязани сейчас намного теплее. Эфиопия тоже горная страна. Там они с утра все в свитерах и курточках ходят. 

Ночевал или в тентах, расположенных в так называемых кемпингах, или в палатках. Хищников, да и не только, они всех истребили, животных можно увидеть только в национальных парках. В Найроби, к примеру, у жирафов двойная работа. У них есть загон, ты можешь подъехать, покормить их и пофоткаться за пять долларов. С другой стороны стоит отель, номер в котором стоит уже полторы тысячи долларов. С утра встаешь, попил кофе, а тут в окно лезет голова жирафа. И на несколько месяцев вперед места в гостинице зарезервированы. 

Георгий ТИТОВ