Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№40 от 8 октября 2015 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Алевтина ТАРАСОВА // Политический рынок
Человек без футляра
Политик Юрий БОГОМОЛОВ – о покушении на Туркменбаши, преемниках Путина, звонке Солженицына и ковбойской шляпе


 
Многие рязанцы, как и я, нередко видели на улицах города человека в ковбойской шляпе, держащего в руках плакаты, бичующие пороки нашей власти.

– Чудак! – говорили одни, – решил в одиночку бороться с сильными мира сего.

– Смелый! – вторили другие, – не побоялся открыто бросить вызов зарвавшимся чиновникам.

Его гнали с улицы полицейские, порой скручивали руки, порой забирали в каталажку, а он все равно появлялся вновь один или с группой единомышленников, доказывая свое право на свободу слова. Кто же он, этот человек?
 
Впервые о Юрии БОГОМОЛОВЕ заговорили у нас лет десять назад, когда это имя стало мелькать на политическом небосклоне области. Хотя он родом из Рязани, большую часть жизни провел в столице. После окончания школы, с успехом преодолев большой конкурс, поступил в престижный институт иностранных языков имени Мориса Тореза, ныне Московский государственный лингвистический университет. А по окончании, в 1982 году, имея в багаже знание нескольких иностранных языков, стал востребован и как переводчик, и как журналист. Работа с видными госчиновниками, поездки за рубеж, переводы зарубежных изданий и фильмов для телевизионных каналов… Интересная жизнь закружила в своем водовороте. И все же журналистика потихоньку выходила на первый план. Юрий Богомолов стал сотрудником АПН, ныне Международное информагентство «Россия сегодня». В начале 1990-х на несколько лет уехал в республику Мозамбик, где возглавил бюро АПН и снабжал нашу страну новостями из Африки. Вернувшись в Россию, наряду с профессиональной деятельностью, стал все больше погружаться в политику, поскольку в шагах действующей власти видел опасность скатывания к диктатуре. В середине «нулевых» судьба сделала резкий поворот, и Юрий вернулся на малую родину. Мы сидели с ним за чаем, вспоминали нашу журналистскую молодость, и мне открывался совсем другой Богомолов: не тот задиристый в ковбойке, припечатывающий своими плакатами нынешнюю власть, а очень вдумчивый, глубоко переживающий за судьбу России человек.
 
– Юрий Александрович, а почему политика? Почему уже в эти годы не посвятить жизнь себе, как это делают миллионы? Хватит, на страну поработал. Эту власть не свернешь. Пусть она сама себя похоронит.
 
– А вы хотите революций? Я – нет. Нас, оппозиционеров, все время упрекают в том, что мы толкаем Россию к революции, к какой-нибудь цветной. Но любой мыслящий человек понимает, что страна сама идет к краху, и об этом мы постоянно говорим нашим правителям. И если они не изменят свою политику, мы можем не избежать судьбы 1917 года.
 
Еще в 1980-е, во времена диктатуры коммунистической партии, я, тогда совсем советский паренек, стал открывать для себя азы политического разнообразия, прислушиваться к отличным от официальной пропаганды мнениям, слушать выступления академика Сахарова, узнавать правду о чехословацких событиях и тех вышедших на Красную площадь смельчаках с плакатом «За нашу и вашу свободу!» Позже следил за работой депутатской Межрегиональной группы, внимательно слушал Попова, Собчака, Старовойтову, Травкина… да еще поездки за рубеж. Все это укрепило меня в мысли, что наша страна должна избрать единственно верный демократический путь развития. Став убежденным сторонником демократии, считаю, что любой народ способен пользоваться ее плодами.
 
В начале нулевых я задумался об организации в Рязани какого-нибудь демократического движения или партии. Вдруг смотрю телевизор и вижу сообщение о моем бывшем коллеге по работе Боре Шихмурадове. В девяностые после АПН он работал в Туркмении у Ниязова, возглавлял МИД. И вдруг Боря, честный, веселый, открытый, образованный, интеллигентный человек обвиняется в покушении на своего президента и прямо с экрана оговаривает себя, что он, якобы, является организатором какого-то переворота. Да никогда не поверю. Выглядел странно, полное впечатление, что его пытали. Борису дали пожизненный срок. До сих пор засекречено место, где он его отбывает. Жив ли вообще?
 
К слову сказать, когда в России развернули оголтелую кампанию по защите русских в Украине, у меня возник вопрос, а почему мы не защищаем десятки тысяч русских людей в Туркмении, живущих в полном бесправии, фактически брошенных в ноги диктаторскому режиму Туркменбаши, где русский язык практически запрещен? Не выгодно? Дороже доступ к туркменскому газу?
 
Так вот, обеспокоенный судьбой Шихмурадова, я поехал к правозащитнику Льву Пономареву, руководителю движения «За права человека». Мы делали запросы. Но все бесполезно. А я решил организовать отделение этого движения в Рязани. Так началась здесь моя общественно-политическая деятельность. Мы стали помогать простым людям отстаивать их права перед чиновниками, в судах. А потом было «Яблоко», движение «Солидарность». В попытке объединения «несистемных» демократических сил мы пришли к созданию в Рязани отделения партии РПР-ПАРНАС (Республиканской партии России – Партии народной свободы). Начались мои встречи с Немцовым, Касьяновым, Рыжковым, Яшиным, Навальным… Они все больше укрепляли меня в мысли, что России нужны перемены. Коррупционный режим, проевший страну, ведет к беде, что все больше и больше попираются наши свободы.
 
В области уже действовали разные группы смелых активных людей. Кто-то защищал музей-заповедник «Рязанский кремль» от рейдерства церковных олигархов, кто-то боролся за ликвидацию экологически опасных производств. Я давал объявления в газету, призывал откликнуться людей с демократическими убеждениями. Вот так и родились мы, оппозиционеры-парнасовцы.
 
– Но вас так мало. И эта малочисленность все время подвергается насмешкам со стороны партии власти.
 
– Во-первых, хорошо смеется тот, кто смеется последним. К тому же, нет никакой партии власти. Есть партхозактив, сидящий на госбюджете, который существует, пока существует нынешняя власть. Завтра ее не будет, и не будет никакой «Единой России». Попробовала бы она работать в тех условиях, в которые поставлены мы. Денег нет, спонсировать нас негласно запрещено. До выборов под всякими предлогами власти нас не допускают. Федеральных и областных СМИ для дискуссий мы лишены. В организации уличных акций нам чинят всяческие препятствия. Но вот что власть делает с лихвой, так это всячески шельмует оппозицию. Сколько пропагандистских сил брошено на то, чтобы поливать нас грязью!
 
А если говорить о количестве, то политиков необязательно должно быть много. Важна их деятельность, умение донести до людей свои взгляды, свою позицию. Если нас так мало, почему же нас так боятся чиновники, почему мешают хоть кому-то попасть во власть? Правды они боятся. Вот, Борис Немцов – один оппозиционер был в Ярославской думе, а всю область разбудил, разворошил коррупционный улей местных чиновников, некоторые даже лишились своих постов. За ним люди потянулись, поверили. Они бы его наверняка выбрали в Госдуму, он мог бы стать президентом. Но убили Бориса. Слишком опасен стал для Кремля. И уже на последних выборах власть постаралась не допускать ошибок – никого из парнасовцев не пропустила в законодательные собрания, под любыми предлогами, посредством всяческой лжи, репрессий и провокаций. Мы по сути уже живем при диктатуре под пристальным вниманием правоохранительных органов. В нашей стране реальные политзаключенные. Это что за строй такой?
 
И все-таки хоть что-то мы пытаемся делать. Меняли местные депутаты устав города, чтобы исключить всенародные выборы мэра. Мы заявили, что против лишения жителей права на выбор, пытались организовать референдум. Конечно, власть нас не послушала, но люди узнали нашу позицию. Мы принимаем участие в общественных слушаниях, когда вопрос касается жизнедеятельности города и области. Боремся за те же зеленые зоны, над которыми постоянно висит угроза уничтожения. Что-то удается спасти. Мы публикуем в интернете свои материалы, выкладываем видео наших акций. Распространяем брошюры нашей партии, например, книги Бориса Немцова «Жизнь раба на галерах», «Путин и война», чтобы хоть как-то правда просочилась в народ. Многие рязанцы помнят автопробег против коррупции с участием Бориса Немцова, который мы организовали. Сколько мероприятий вместе с другими активистами было проведено в защиту Есенинского музея-заповедника: пикеты, шествия, сбор подписей. Мы, например, активно поддерживаем усилия Андрея Петруцкого в его постоянной борьбе по защите заповедника. Ценим смелый поступок редактора рязанской «Новой» Алексея Фролова, который не побоялся на встрече с Путиным рассказать о горькой судьбе села Константиново, о том, что творят с ним местные чиновники, после чего вся власть в области встала на уши.
 
Так что усилия оппозиционеров – пусть пока немногочисленных – не напрасны. Потихоньку сознание людей будет меняться. Я верю.
 
– Но уж как-то слабо меняется. Я вот со своими друзьями о политике почти не говорю. Не хотят ничего слышать. «Не порть себе нервы, от нас ничего не зависит, живешь себе и живи, все врут, все воруют» – вот их ответы.
 
– А это оттого, что в стране пока относительное материальное благополучие, в массе своей не голодаем. После трудных 90-х это, конечно, плюс. Но мало кто задумывается, что благополучие это зыбкое, что оно в один миг может рухнуть. Путин унаследовал от Ельцина страну с заложенными основами рыночной экономики, которые дали свои плоды уже при новом президенте. А тут еще Бог послал высокую цену на нефть. При Ельцине она была ниже 10 долларов за баррель, а при Путине взлетала аж до 140. А вот использовать эту уникальную возможность, этот нефтедолларовый дождь во благо страны нынешняя власть не смогла. Большая часть денег просто разворована, и вместо создания своей национальной экономики Россия села на нефтяную иглу. Теперь цена грохнулась, и наступает прозрение по поводу наших «экономических успехов». Сколько раз оппозиция выходила на митинги, требуя борьбы с коррупций, проведения реформ, предвидя печальные последствия такой политики! Но Кремль лишь сильнее узурпировал власть, все больше лишая народ завоеванных свобод. Все стало подчинено воле одного человека в стране. У нас уже нет независимых судов, выборы превратились в полную профанацию, в СМИ – цензура и оголтелая пропаганда, какой мы не знали даже в советские времена.
 
– Это правда. Мне тут довелось год поработать на местном телевидении, и я была удивлена мелкотемьем, кучей запретов на освещение по-настоящему важных, актуальных проблем. И главное, что меня просто добило – это невозможность взять интервью или комментарий события даже у мелкого чиновника без высочайшего разрешения министерства печати. Уже само по себе смешно появление в небольшой области такого министерства, на которое, к слову сказать, тратятся немалые деньги, будто их некуда больше деть. Вы только представьте, министр печати Ольга Чуляева должна давать разрешение заместителю губернатора или другому министру на интервью. Ну, если у нас губернатор Ковалев кроме Чуляевой никому не доверяет, пусть увольняет всех к шутам.
 
– Теперь вы представляете, как мне, бывшему АПН-овцу, журналисту-международнику пробиться, например, на местное радио или телевидение, в областную газету? Просто не дадут. А все потому, что мои взгляды расходятся с линией партии власти, что я подвергаю критике нынешние порядки. И мы называем Россию демократической страной? А сейчас, когда усугубляется экономическая ситуация, рухнула цена на нефть, введены санкции, доллар вырос, людей пытаются отвлечь от краха нынешней политической системы оголтелой пропагандой во всех государственных СМИ, поисками врага и подъемом патриотизма. Людей просто зомбируют, не давая прорваться на те же экраны здравой мысли, показать достойных, образованных, интеллигентных людей, способных вывести страну из кризиса.
 
Некоторые спрашивают: а вот если не Путин, то кто? И вопрос этот понятен, потому что об этих «кто» не велено рассказывать ни на федеральном уровне, ни на местном. В лучшем случае их имена просто замалчивают, в худшем подвергают осмеянию. А еще страшнее – сажают или убивают.
 
– Я однажды увидела в интернете фотографию известного в стране адвоката Генри Резника в одиночном пикете в Москве. Он стоял с плакатом «Защитим страну от телехунты». Просто не выдержал человек этой телеистерии и вышел в знак протеста.
 
– Это нормальная реакция гражданина своей страны, не согласного с чем-либо. И я считаю своим долгом выходить в одиночные пикеты, если нет возможности решить проблему, если власти тебя просто не хотят слышать. Не так давно я вышел с плакатом в парке Морской славы, часть которого отдают под строительство храма, лишая соседние дома зеленой прогулочной зоны – притом, что там рядом, буквально в пятистах метрах есть действующая церковь. Я не против храма. Но почему именно в парке? Город и так страдает дефицитом скверов. На моем плакате было написано: «Нам нужны парки, а не каменные джунгли». Жители подходили, благодарили, там даже народный сход образовался в поддержку. И вдруг суд обвиняет меня в нарушении закона и присуждает штраф в 10 тысяч рублей! За что? Это вместо того, чтобы встать на защиту рязанцев, у которых отбирают парк?!

– Слушая вас, я вспомнила, как однажды в парке в Дании наблюдала такую картину. Там две недели стоял пикет в защиту трех старых дубов. Их необходимо было спилить для строительства бесплатного для людей культурного центра. И власти долго вели переговоры с пикетчиками. Но убедить их так и не удалось. Три дуба были спасены. Строительную площадку перенесли. Цивилизованная страна, уважающая своих граждан.
 
– Вот я в сердцах и выложил в интернете все, что думаю о наших судах, сажающих часто в тюрьмы невинных людей. За что сидят мои товарищи с Болотной? И почему за миллионные хищения отделались легким испугом Сердюков и Васильева? За что сидит Олег Навальный, и дан условный срок Алексею Навальному? А нашего Провоторова за сбитых насмерть подростков так ничем и не наказали, доверив пост главы  города…
 
Накипело от беззакония и произвола, творящихся и в нашей области, и во всей стране. Да, слова были сказаны жесткие. Но основания для таких оценок есть. Так теперь за слова аж завели на меня уголовное дело, устроили в квартире обыск, изъяли компьютеры. Преступника нашли!
 
Как-то в конце 90-х я издал в Москве свою брошюру с мыслями по поводу национальной идеи и послал ее Солженицыну. И вдруг раздается дома телефонный звонок: «Вы Юрий Богомолов? Вас беспокоит Александр Исаевич Солженицын». Я растерялся, подумал, что меня разыгрывают. Нет, оказалось и впрямь Солженицын. И ведь не поленился, прочел брошюру и позвонил. Мы немного пообщались, должен признаться, я несколько оробел.
 
В конце он мне и говорит: «Государство – очень мощная машина, и нужно очень много сил, чтобы с ним бороться». Я на всю жизнь запомнил его слова. Этот великий человек знал, о чем говорил.

– Ну, а почему все же ковбойская шляпа?
 
– Так ведь шляпа – это красиво. Она привлекает внимание, вызывает улыбку. А я не против посмеяться над собой. Я – человек без футляра, открыт людям. Помните, как у классика: «Самые страшные преступления и глупости люди совершали с серьезным выражением лица». Я хочу, чтобы мои земляки больше улыбались. А улыбающийся человек – свободный человек.
 
 
когда верстался номер
 
Лидера рязанского отделения партии РПР-ПАРНАС Юрия Богомолова сотрудники Центра «Э» принудительно доставили на психиатрическую экспертизу. Об этом рассказала его супруга Ирина Кусова.
 
Сотрудник Центра «Э», представившийся майором Николаем Володиным, требовал открыть дверь в квартиру. По словам Кусовой, это один из тех людей, который проводил обыск в их квартире 17 сентября.

Сам Богомолов ранее объяснял, что добровольно на экспертизу он ехать не намерен, а если его доставят силой, он откажется разговаривать с врачами.
 
В настоящий момент против оппозиционера возбуждено дело по статье 319 УК («Оскорбление представителя власти»). Причиной стала одна из записей на страничке «ВКонтакте», где он излишне жестко отозвался о судьях, оштрафовавших его за одиночный пикет.
 



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы