Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№13 от 9 апреля 2020 г.
Свежие новости
Гроза родоначальников футбола
 Знаменитый рязанский футболист и в свой вековой юбилей заслуживает сравнения с Пеле
 
Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения легендарного форварда Василия Михайловича КАРЦЕВА, покрывшего себя неувядающей славой. Его гол в ворота лондонского «Челси» в ноябре 1945 года гулким эхом отозвался во всей Европе. А уже после фееричного окончания турне московского «Динамо» по Великобритании всем стало ясно: великая держава, победившая фашизм, и в спорте пребывает на передовых позициях.
 
В этот апрельский день рязанская делегация собиралась принимать участие в праздновании славного юбилея в родном городе Василия Михайловича Егорьевске. Сценарий уже давно был согласован, но все планы спутал злосчастный вирус, который не отменил намеченных мероприятий, но перенес их на более поздний срок. Обязательно пройдут они и в Рязани, где Карцев прожил без малого три десятка лет и нашел свой последний приют на Новогражданском кладбище. Память о нашем самом титулованном футболисте не угасает по сей день. 



В 2011 году на фасаде дома № 18 по улице Урицкого установили мемориальную доску, с 1992 года престижный областной турнир «Подснежник» посвящен его памяти.

Василий появился на свет в исконно рязанском городе Егорьевске, однако тот вскоре был передан в состав Московской губернии, что, впрочем, сути дела не меняет. Уже в 16-летнем возрасте его стали привлекать к играм за взрослую команду «Красное знамя». Тогда игра юного форварда и приглянулась тренеру столичного «Локомотива» Михаилу Павловичу Сушкову. В 1939 году по окончании своего первого сезона в элите советского футбола дебютант удостоился персональной рецензии в газете «Красный спорт» в рубрике «Молодые мастера», что уже говорит о многом. В составе железнодорожников Карцев провел два предвоенных сезона, а во всей красе его бомбардирский талант раскрылся уже в столичном «Динамо», куда он перешел в 1942 году. Первый мирный год стал для нашего земляка лучшим в его, к сожалению, непродолжительной карьере.

Сезон 1945 года бело-голубые прошли на одном дыхании. Для того чтобы за тур до финиша стать чемпионами страны, им необходимо было взять верх над одноклубниками из Ленинграда, но те ни в какую не желали сдаваться на милость победителя. Вот как об этом вспоминал сам Василий Михайлович: «Первый тайм завершился 0:0, выходим на второй. В тоннеле, ведущем к полю, Бесков, Трофимов и наш капитан Леонид Соловьев просят: «Вася, забей! Забей и можешь отдыхать». – «Гол? – говорю – Пожалуйста!» Подхлестнули меня просьбы друзей, двух стопперов обвел, как на коньках, вышел один на один с вратарем ленинградцев Виктором Набутовым и забил». Личный вклад Карцева в тот успех оказался очень весомым – 21 забитый мяч, в гонке бомбардиров он уступил лишь входившему в силу Всеволоду Боброву.

Звездный час Василия Михайловича пришелся на турне по Великобритании в ноябре 1945 года, в котором сильнейшей команде Советского Союза противостояли профессиональные клубы. Бывшие союзники считались тогда законодателями мод в европейском футболе, и выиграть у них дома считалось делом практически безнадежным. К тому же визит явно выходил за рамки спортивного события и имел ярко выраженный политический подтекст. Проиграть в подобной ситуации было себе дороже, говорят, в то время головы снимали и за меньшее.


Знаменитый карцевский рывок

Перед первым матчем турне с лондонским «Челси» английские газеты предсказывали поражение русских с неприличным счетом. И надо же такому случиться, что худшие прогнозы начали оправдываться довольно быстро: к исходу получаса игры хозяева уже имели преимущество в два мяча. Надвигалась катастрофа. Кто знает, чем бы все закончилось, если б на 65-й минуте рязанец не развенчал миф о неуязвимости местных профи. Грохот и рёв 74 тысяч зрителей возвестил о том, что произошло нечто невообразимое. Тот поединок в итоге завершился вничью 3:3, и англичане, знавшие толк в футболе, подарили Карцеву на память золотой шифр с цифрой 13 (дата первого матча) внутри. Как признание его заслуг.

«Мяч, забитый Карцевым на двадцатой минуте второго тайма, – писал Лев Кассиль, – открыл новый великолепный счет советского футбола». Впоследствии, как и положено событию исторической важности, поэты Александр Безыменский и Евгений Евтушенко воспели подвиг динамовского форварда в стихах. Вслед за первым в воротах британцев побывало еще 18 мячей. Русские так и остались непобежденными, а разница мячей по итогам четырех встреч оказалась просто неприличной – 19:9. Василий Михайлович забил и два последних гола «Динамо» в том турне в ворота самого титулованного шотландского клуба «Глазго Рейнджерс» (игра завершилась миром – 2:2).


Футболисты московского «Динамо» выходят на матч с «Челси»: первым идет Василий Карцев

Необходимо отметить, что в международных встречах, а они по своей значимости не уступают нынешним клубным европейским турнирам, Карцев забивал с завидным постоянством. В 1947 году динамовцы отправились «открывать» Скандинавию, где легко уложили на лопатки два сильнейших шведских клуба – «Норчёпинг» и «Гётеборг» (дважды по 5:1) и норвежский «Шейд» – 7:0. И вновь одним из самых заметных в составе гостей оказался рязанец.

Многие пытались разгадать секрет его «хлыста», названного карцевским. Таковым именовался хлесткий удар без замаха, после него стражам ворот редко удавалось предугадать направление полета мяча, что нередко приводило к их капитуляции. Даже спустя годы удар у Василия Михайловича оставался пушечным, что подтверждал недавно ушедший из жизни бывший голкипер рязанского «Спартака» Николай Саморуков, выступавший под началом Карцева в начале 1960-х годов: «Даже сейчас, когда я вспоминаю о тех «разминках» с нашим тренером, у меня сразу начинают гореть ладони».

В то время в отечественном футболе погоду делали яркие личности, имена которых на слуху до сих пор. И одним из них стал уроженец Рязанской губернии Василий Карцев. На его бомбардирском счету 86 мячей в чемпионатах СССР, еще двенадцать он забил в международных встречах высочайшего накала в ворота сильнейших английских, шведских, норвежских, венгерских клубов, сборной ГДР. Дважды этот форвард самобытного дарования становился чемпионом СССР, трижды выигрывал серебряные награды, ему присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР».

По окончании карьеры Карцев окончил отделение школы тренеров при ГЦОЛИФК имени И.В. Сталина. Ему давали направление в любую команду, он побывал в Казани, поездил по южным городам России, долго присматривался, но так ничего и не подобрал. Долгожданный покой в его жизнь внесла встреча с будущей женой Раисой Михайловной. И в 1958 году молодая семья перебралась в Рязань, где Василию Михайловичу предложили работу тренера в местной команде «Труд», завоевавшей право выступать в первенстве СССР по классу «Б». Проведя в ней несколько сезонов, Карцев принял решение уйти не только из клуба, но и из футбола.

Никогда не отличавшийся крепким здоровьем, в середине 1980-х Василий Михайлович расхворался не на шутку. Заметно подкосила его трагедия, произошедшая с сыном Михаилом, от которой до конца он так и не оправился. В 1987 году на следующий день после 67-го дня рождения сердце мастера кожаного мяча остановилось. Проводить в последний путь своего товарища по команде приехали почти все оставшиеся в живых динамовцы. Кроме, разве что Константина Ивановича Бескова, возглавлявшего в то время московский «Спартак»: «Мне ребят не на кого оставить»...

Бывший тренер столичного «Динамо» Михаил Иосифович Якушин, крайне тяжело перенесший смерть любимого ученика, почти всю траурную церемонию просидел в автобусе: «Не могу, ноги не держат». И лишь на кладбище с превеликим усилием и посторонней помощью ему удалось покинуть свое укрытие. Прощальная речь его оказалась тиха и немногословна, потому как слезам, катившимся по старческой щеке прямо в не закрывавшийся от нехватки воздуха рот, никак не удавалось продавить стоявший в горле ком. Немного помолчав, он сумел выдавить из себя несколько слов: «Для вас есть Пеле, для меня был Василий Карцев…»

Мне к этому добавить нечего.