Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№22 от 9 июня 2011 г.
Свежие новости
Градовредительство
Почему Рязань напоминает чахоточную красавицу, которая вынуждена доживать свой век в окружении друзей-насильников?



    «…пусть же каждое новое поколение, оглядев родную землю, поймет, что народилось оно не в чистом поле, а там, где пролита кровь и пот, где отданы труд и талант миллионов сынов наших».
С. Коненков, П. Корин, Л. Леонов.

На днях по рязанскому телевидению выступил начальник Управления градостроительства и архитектуры Рязани В.В. Соловьев и в очередной раз с горечью посетовал на отсутствие утвержденного проекта охранных зон исторического центра нашего города. Непосвященного читателя, безусловно, подобный факт обескуражит. Новострой буквально слизывает с лица земли древний город, а тут – сетования на отсутствие утвержденного проекта ИСТОРИЧЕСКОЙ ЧАСТИ ГОРОДА!

Костоломы нового века

Полно лукавить! Утвержденный решением Рязанского облисполкома от 09.10.1986 г. №2281/17 проект охранных зон города сохраняет законодательную силу. Без охранных зон Генеральный план современной застройки просто не мог быть утвержденным!

Однако: «Хотя утвержденный Генплан Рязани и проект охранных зон исторического ядра города никто не отменял, в городе игнорируются эти документы», – уведомляла Москва бывшего губернатора Рязанской области Вячеслава Николаевича Любимова 15 мая 2002 года.

«Неоднократные обращения в областную и городскую прокуратуры не дали никаких результатов…» – и эти строки все из того же документа Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

Да, Рязань действительно способна «мамонтам кости молоть». Дух беспамятства парализовал волю рязанцев. Разгул вседозволенности и беспринципного «хозяйствования» погрузили областной центр в пучины мрака абсолютной бесхозности и безнаказанности.

Когда же очнемся?


Когда же обретем гражданское мужество и откажемся жить по двойным стандартам?

С болью в душе обращаюсь ко всем недавним защитникам Рязанского кремля «от поповских претензий на собственность» и к тем, кто сегодня пытается встать на защиту нескольких соток земли напротив городской гимназии №2, не желая допустить восстановление утраченного квартала. Понимаю их интерес в сохранении зеленого клочка. Не смею осуждать за искреннее желание не позволить «жадным попам захватить в свои владения музей».

Однако забыли те времена, когда стоящий у власти всесильный секретарь рязанского обкома Н.С. Приезжев между делом отдавал распоряжения: «Так! Эту рухлядь в два дня бульдозером сковырнуть…».

Не сковырнули! Поскольку патриоты Рязани убедили хамоватого сановника в необходимости сохранить редкий памятник 17 столетия – храм Спаса на Яру.

Напомню еще одно, не менее изощренное желание поиздеваться над красавицей Рязанью.

В конце 80-х годов прошлого века взялись за спешное очищение от «исторической рухляди» (деревянных домов) по улице Революции (ныне Соборная). Улица вздохнула. Исчезли перенаселенные двухэтажные дома, а с ними и внутридворовые сады. (Уникальные рязанские сады еще ждут серьезного исследования, поскольку они являлись частью огромного комплекса, сформированного на протяжении нескольких столетий мощной городской культурой).

Так вот, теперь этот исторический кусок земли стал очередным камнем раздора между группой горожан и теми, кто пытается найти решения и для восстановления утраченного фрагмента главной городской оси, прорисованной в екатерининском плане, который стал градообразующей основой Рязани. Кроме того, авторами реконструкции предполагается разместить экспозиции краеведческого музея в новых, современных условиях. И, наконец, преследуется еще одна, не менее важная нравственная цель: исполнение элементарного долга по возращению подлинным владельцам той собственности, что была отчуждена насильственным путем во времена атеистического передела.  

Шапиро и Дом правительства

В конце 70-х рязанский обком партии заказывает в одном из московских проектных институтов помпезный проект Дома правительства, в котором должны были разместиться многие партийные учреждения. Вскоре проектное задание выполнено. Макет правительственного дома предстает перед заказчиком.

– Где  предлагаете соорудить его?

– На территории вашего кремля… А что? Воздвигла же Москва подобное в своем Кремле… и у вас место подходящее!

– Э, нет!

– Что нет?! Вы что, не знаете, что попы всегда для строительства выбирали лучшие места, вот и вашим партийным работникам должно иметь свои кабинеты в самых лучших местах!

– Так, говорят, в нашем кремле тысячелетние культурные слои…

– Так это прекрасно! Мы разместим помещения буфетов в подвалах. Стены переходов к буфету сделаем стеклянными. Тем самым предоставим партийным и советским работникам возможность во время обедов неспешно разглядывать древний город.

– Нас могут не понять…

– На этот случай  у нас предусмотрен иной вариант: построить здание на месте торговых рядов в самом центре города.

– Ну, этот вариант уже лучше…

А теперь представьте: чем могла бы обернуться для всей территории Рязанского кремля вольность с выбором места в первом варианте? Разве не знали те, кому по долгу службы положено блюсти неприкосновенность святынь, что в случае строительства правительственной громадины на территории Рязанского кремля предполагалось снести почти все постройки. Вне сноса оставались лишь Успенский собор и колокольня!

Московский архитектор Михаил Соломонович Шапиро – автор этой безумной идеи, был неплохо осведомлен об архитектурных особенностях нашего древнего города. И, тем не менее, рассчитывая на массовое  безголосие рязанских архитекторов, которые с первых лет советской власти были приучены между собой бурчать, но при любой власти молчать, рискнул предложить  идею, укореняющую в людях беспамятство. 

Уместно воспроизвести слова Валентина Григорьевича Распутина: «Эпоха беспамятства не прошла даром: мы воспитали поколения людей, которые не восприимчивы к культурно-историческому наследию, догматически не только мыслят, но и чувствуют, с начисто отмершим органом, который позволял бы отделить временное от вечного». Кто из нас не слышал: «не хватает жилья, детских садов, а вы тут со своим хламом лезете, свои охранные зоны выставляете, это от вас надо охранять народ»?

Резонно уточнить: а сохранилось ли такое, некогда великое понятие – НАРОД?

Застройщики не при чем…


Вынужден привести еще пример из разряда не менее «уникального». Зачем надо было приговаривать к уничтожению Екатерининскую церковь, что рядом с Центральным рынком – своеобразнейший памятник архитектуры XVII–XVIII веков? «Да, хотели сносить…», – смущенно признается начальник областного управления культуры Г.И. Фирсова. Уже были вызваны взрывники. «И лишь благодаря энергичным протестам общественников катастрофу удалось предотвратить в самый последний момент». (Советы народных депутатов, № 10, 1985 год.)

Мне, как и многим нашим историкам и краеведам, известны многие варварские действия неразумных строителей, добывающих песок из карьеров на месте уникальных археологических памятников, представляющих подлинную гордость отечественной истории. Достаточно вспомнить Русскую Трою – многослойный археологический памятник на месте Борковской песчаной дюны поблизости от рязанского музея-заповедника.

Угнетает нескончаемость волюнтаристских решений, принимаемых большими и маленькими чиновниками, позволяющими себе вольность беспардонного обращения с историей, с будущим русской, подчеркиваю, РУССКОЙ культуры, благодаря правилам и законам которой и выпестывалась прежними многонациональными поколениями рязанцев удивительная столица Рязанского края.  Вспомним восторженные слова неуемного в своем критицизме Виссариона Белинского, проехавшего улицами нашего города в 1829 году: «Рязань есть первый истинно хороший город, который я увидел. Правильное расположение улиц, прекрасные строения, гостиные ряды, лавки – все это привело меня в крайнюю степень восторга и удивления». 

Так чья же это злая воля беспощадно продолжает уродовать лицо исторического центра, принудительно совершая над ним пластическую операцию? Кто совершает эту чудовищную работу? Нет! Только не бесчисленные заказчики и строители. Все они добросовестно исполняют те проекты-картинки, которые рисуются для них многоумными архитекторами. 

Именно рязанские архитекторы должны принять на себя вину за уничтожение архитектурного комплекса, придававшего скромное своеобразие губернскому городу.

Нам совершенно необязательно знать имена проектировщиков современного новодела. Более того, уверен в том, что к городу, к его истории, его культуре у большинства из архитекторов никакой преднамеренной злобы нет. Есть всего лишь банальная реальность: осуществить как можно больше собственных проектов. Да еще есть неистребимое в среде творческих работников древнейшее честолюбивое желание – всегда быть первым, на виду и, конечно же... не задарма. 

– Ну, так просят же заказчики. Чего же отказывать в желании построить современные кварталы.

Заказчики тут не при чем! Сжигая крепкие дома в Новой слободке (улица Новослободская), расчищая территорию под застройку, почему-то заинтересованные в «красоте и архитектурной оригинальности современной Рязани» первые лица оставляют вне поля видимости двухэтажные бараки, построенные для комсостава 30-х гг. прошлого столетия семьдесят пять лет назад. Насколько мне известно, все шесть строений еще в 70-х годах были списаны «за ветхость». Тут совсем иные объективные причины. Ну, уж если главные лица городской культуры – зодчие отступили от соблюдения профессиональных принципов сохранения гармонии в городской среде во всех ее малозначительных элементах и пошли дорогой «китайской рыночной халтуры», то чего же пенять заказчикам, застраивающим 22-й квартал в охранной зоне кремля? (см. фото 1).

Уважаемые зодчие Рязани, где же в ваших проектах соблюдение тех стилистических начал, что должны характеризовать современную Рязань как русский город средней полосы России? Где ваше суровое «НЕТ!» всему, что несет в себе разрушающие дисгармонические начала? Как же вам удалось «не заметить» уничтожения дома историка, стоявшего у истоков Рязанской археологической науки, известного педагога, магистра богословия Н.В. Любомудрова?

Никто не отнимал у вас, профессионалов, права защиты всего, что определяет здоровые, современные начала в градостроении. Но никто и не наделял вас правами вседозволенности.

Увечные ценности

Уместен вопрос: «Возможны ли без первых лиц-архитекторов решения любых градостроительных задач»?

Очень даже возможны. Современная Рязань – блестящая тому иллюстрация. Первые лица, по причинам только им одним известным, неожиданно надевают маски слепоглухонемых и заявляют: «А у архитектуры свои, градостроительные обязанности, поэтому в делах по сохранению исторического наследия ей никакого резона нет»! Из-за отсутствия должного догляда рушатся уникальные камерные ансамбли, сносятся яркие стилевые строения эпохи русского модерна и оригинальные строения в духе загородных дач конца XIX, начала XX столетий (см. фото 2 и 3). Вот отчего некогда гибкая, спокойная, своеобразно оригинальная архитектурная речь улиц нашего города, по прихоти именно архитекторов заменена на выспренний, громкоголосый сленг мастеров-индивидуалов, взахлеб заимствующих идеи ноограда! Именно от них исходит высокомерное отношение к «архитектурной рухляди». То и дело слышишь от них о том, что Закон РФ об охране памятников во многих статьях несовершенен.

(На этот счет смею думать, что не Закон, а совестливые начала у многих из нас НЕСОВЕРШЕННЫ. Да и корпоративные интересы оказываются сильнее профессиональной чести).

Хотя следует сказать и о том, что есть среди новостроек интересные, порой, элегантные современные здания! Но архитектурного мусора предостаточно.

Понимаю, когда во времена политического застоя зять Л.И. Брежнева господин Чурбанов по своей прихоти «уронил» в нашем городе на углу площади Ленина здание-шкаф нынешнего института права,  власть и профессионалы-архитекторы «прогнулись», решив подсластить влиятельного гостя, предложили «до кучи» снести с противоположной стороны угловые строения рязанского архитектора XIX столетия Сулакадзева. Хорошо, что вновь нашлись горячие головы, отстоявшие площадь, правда, порядком уже изувеченную.

Как, впрочем, им удалось отстоять от сноса часть корпуса больницы Смиттена, что расположена во дворе дома №15 по улице Горького.

Жутковато мне было услышать от главного архитектора города Николая Ивановича Сидоркина следующее: «Да, проглядели… Но, кстати, эти здания у меня в хозяйстве не числятся. Конечно же, следует сохранить хотя бы остаток».

– Хотя бы огрызок оставить от некогда мощного больничного комплекса, – огрызнулся я в ответ.

 Но какая разница в том, кто сломал, кто построил, кто защитил, а защитив, спас тот или иной памятник? Что проку в этом?

Всегда будут и те, кто увечит, и те, кто спасает. Важнее знать: до каких же пор государство на средства налогоплательщика будет содержать откровенных дармоедов?

Подумать только, Управления культуры, туризма, архитектуры, музеи и прочая-прочая; а Рязань, словно чахоточная красавица, вынуждена доживать свой век в окружении друзей-насильников, развлекающихся в удали поджогов и погромов.

На днях передали мне весть о том, что мои статьи в «Новой газете» читают в чиновничьих кабинетах. Читают и не обижаются, поскольку чувствуют – «сердцем они написаны». Но что меняется?

Что стало с Посадской слободой?! Что с домом священника Н.В. Любомудрова? На высоком каменном цокольном этаже обожженный труп некогда гордого в своей архитектурной стати городского красавца времен отмены крепостного права. Даже сейчас обугленный сруб гудит, отзываясь на стук. (Это я для тех, кто не ведая истины, охоч поговорить о «деревянной рухляди всех городских построек». В конце 80-х годов автору настоящей статьи пришлось своими руками разобрать с десяток деревянных зданий в центре города, обреченных на снос. Восхищению не было предела. Все срубы, «слышавшие царя», при разборке ЗВЕНЕЛИ!)

Так что легенда о жучке-точильщике, съевшем дом-красавец по улице Свободы, 71, всего лишь легенда. Можно верить словам главного архитектора города о «нежелании администрации архитектурного музея-заповедника Рязанского кремля взять на себя хлопоты по перевозке  на новое место деревянного дома». Можно, но не верится, поскольку слишком уж темна рязанская действительность, в которой отсутствует для многих из нас закон истинного служения ради общей пользы. Стыдно за авангард культуры (архитекторов), не заметивший добротной красоты в ансамблях гражданских построек на улице Салтыкова-Щедрина, Вознесенской или все той же Новослободской с ее уже уничтоженным комплексом строений для детей-сирот, который был построен на собственные средства рязанским доброхотом Ларионовым.

Жутко от того, что в среде людей, причисляющих себя к слоям интеллигенции, очень мало тех, кто понимает изначальный смысл этого слова – ежесекундная готовность жертвовать собой ради пользы других! Невольно проникаешься чувством горечи от жестокосердия образованного большинства, утерявшего чувства любви к родной истории. «Дым отечества…» – какую жуткую метаморфозу приобретают слова поэта в рязанских реалиях!

Но рука судьбы чрезмерно тяжела! Не дай бог, отвесит она оплеуху, но уже новым поколениям рязанцев. Тут резонно принять во внимание современные правила: а как бы из-за корыстных, бездумных, чрезмерно азартных увлечений переделом всего «старого мира» на веки не раствориться бы Рязанской области в бескрайних и намного организованных пределах воронежских, липецких, владимирских и, конечно же, московских земель!

Современный мир ни в чем не потерпит откровенного банкротства.

Когда верстался номер, редакции стало известно, что на проходившем 31 мая 2011 года судебном заседании областному Комитету по культуре и туризму было отказано в удовлетворении иска по поводу прекращения строительства и сноса построенных этажей в охранной зоне кремля (см. фото 4). Более того, самовольное строительство ведется не только с нарушением высотных ограничений, но, что абсолютно недопустимо в условиях любой формы строительства, без необходимых, установленных законодательством, согласований проектной документации. Тут следует привести категорически заявленное 4 июня 2009 года в Пикалево Ленинградской области В.В. Путиным: «Нельзя поощрять нарушения Закона, от кого бы они ни исходили и чем бы они не мотивировались».

Редакция постарается держать своего читателя в курсе событий, происходящих на особо охраняемой территории квартала 22 в районе Кремлевского вала.