Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 9 августа 2018 г.
Свежие новости
Рыцарь шайбы и мяча
 Сергей Рычагов стал спортивной легендой Рязани, будучи инвалидом второй группы

С конца сороковых годов прошлого века такие виды спорта, как футбол и хоккей с шайбой вполне заслужено пользуются на Рязанщине повышенной популярностью. Но при этом мало вообще кому известно, сколько для этого было сделано всего одним человеком – Сергеем РЫЧАГОВЫМ, первым капитаном футбольной дружины и одним из тех, благодаря кому «канадский» хоккей получил в нашем регионе постоянную прописку. В этом году Сергею Сергеевичу исполнилось бы 95 лет. Сегодня с читателями «Новой» своими воспоминаниями об отце делится его младший сын Александр.
 
– Александр Сергеевич, какое чувство возникает у вас первым, когда вспоминаете отца?

– Гордость. Лишь сейчас с высоты прожитых лет понимаешь: это был человек с большой буквы, и обязательно нужно сохранить память о нем. В этом году прикрепил его портрет на древко, указал главные вехи биографии, и в День Победы принял участие в шествии «Бессмертного полка». Пусть все знают, какой у меня легендарный отец. В следующем году пойдем уже с сыном.



– А при его жизни вы осознавали, насколько велик вклад Сергея Сергеевича в рязанский спорт?

– Понимаете, в первую очередь это был мой отец, которого я любил. Он был очень скромным, никогда не выпячивал себя, не говорил «а вот я…», поэтому о его героической молодости я в основном узнавал из рассказов других людей. Мне было очень приятно, каким заслуженным уважением пользовался отец в спортивной среде. И не только нашего города. В памяти сохранилась поездка в Москву на матч сборной СССР по футболу. Даже там, в Лужниках, заходя на главную арену страны через служебный вход, с ним то и дело здоровались. «Это Старостин», – сказал он мне после одного из рукопожатий. Тогда я даже не смог скрыть своего восхищения: «Тебя и тут знают?» А в Рязани в выходной день с ним вообще невозможно было спокойно пройти по улице. 



Предматчевый церемониал: слева капитан рязанского «Спартака» Сергей Рычагов

– Что запомнилось из тех рассказов?

– В первую очередь то, что болельщики ходили на стадион специально на него. Директор нашей 43-й школы Станислав Георгиевич Федяков, в прошлом игрок команды «Динамо», вспоминал, что в послевоенные годы футбол пользовался огромной популярностью, так что стадионы были не в состоянии вместить всех желающих. Поэтому, когда гол забивал рязанский «Спартак» – участник первенства СССР, специально запускали в небо голубей, чтобы в отдаленных уголках города знали. Приятно отметить, что чаще других таким образом «салютовали» моему отцу – Сергею Рычагову, который, по словам очевидцев, обладал пушечным ударом. Бегать он особо не бегал, но когда получал мяч в непосредственной близости от ворот, все заранее вставали со своих мест в предвкушении гола. Бывало даже, забивал чуть ли не с середины поля, что уж говорить о штрафных ударах, которые были его коронными.

Ненадолго прервем рассказ нашего собеседника, и обратимся к воспоминаниям одноклубника Рычагова – защитника Константина Николаевича Янковского

«Капитан нашей команды Сергей Рычагов «стрелял» словно из пушки, и его удары с дальних дистанций частенько достигали цели. Какие он забивал голы Юрию Рытову, который был прекрасным акробатом, и в то время считался одним из сильнейших вратарей города. Но особенно мне запомнился 1948 год, когда мы участвовали в первенстве ЦС ДСО «Спартак». На предварительном этапе нам пришлось помериться силами с командами Владимира, Пензы, Тамбова. Во многих матчах победа была на нашей стороне. Однако этого оказалось недостаточно. Для того чтобы пробиться в финальную часть соревнований, необходимо было обыграть еще одноклубников из Павлова-на-Оке, но, несмотря на преимущество своего поля, сделать это оказалось крайне проблематично. До самого финального свистка шла бескомпромиссная борьба, но выявить сильнейшего так и не удалось – 2:2. На следующий день состоялась переигровка. За пять минут до конца преимущество в два мяча имели гости. И тут назначается штрафной удар метрах в 20-ти с небольшим от ворот горьковчан. К мячу подходит Рычагов, и после его «выстрела» мяч оказывается в верхнем углу. Спустя пару минут ситуация в точности повторяется: сильный удар нашего капитана вновь достигает цели. Игра завершилась мирным исходом – 4:4. К тому времени остальные семь участников финала уже собрались в Рязани, а последнего выявить никак не удавалось. В итоге оргкомитет принял соломоново решение – допустить туда обе команды». 
 
– Это просто поразительно, учитывая, что Сергей Сергеевич возвратился с фронта инвалидом второй группы…

– Действительно, правая нога у него была серьезно повреждена, до последних лет жизни не давала ему покоя, ведь там осколок остался, его так и не извлекли после ранения. Поэтому отец специально левую ногу разрабатывал, и удар был не слабее правой. Впрочем, соперники его не только уважали, но и откровенно побаивались, так что старались вывести из строя любым способом. Знали его слабую точку и специально старались ударить по больной ноге – это он мне сам рассказывал. По этой причине герой матча порой был просто не в состоянии покинуть поле без посторонней помощи. Стоит ли говорить, что каждый удар и так давался ему через боль. Перед играми он плотно перебинтовывал ногу бинтом и даже бутсы сверху.

– А что сохранилось из его фронтовых воспоминаний?

– О войне отец не рассказывал никогда, на все расспросы только рукой махнет: «Да ладно…» Поэтому заводили об этом речь лишь тогда, когда приходили документы на награды, которые он не успел получить в свое время. Только от мамы я узнал, что отца призвали в армию летом 1941-го вскоре после выпускного. Он был направлен в Чарджоу в пехотное училище и по окончании краткосрочных курсов попал в самое пекло Сталинградской битвы. Там его настигло первое серьезное ранение, можно было и вовсе сложить голову, но смерть обошла молодого артиллериста стороной: добивавшие раненых немцы не распознали в свалке тел одно, в котором еще теплилась жизнь. Подлечившись в госпитале, Сергей Сергеевич успел принять участие в еще одном судьбоносном сражении – на Курской дуге. На этом, правда, война для него закончилась. Домой он вернулся на костылях, хорошо еще, что ногу не ампутировали. Даже подумать сложно, чего ему стоило вернуться на футбольное поле.

– Насколько мне известно, вы сами всерьез занимались хоккеем, было приятно осознавать, что ваш отец – фактически родоначальник этого вида спорта в регионе?

– Конечно, хотя некоторые относились к этому факту как-то с недоверием. Сейчас уже кажется, что «канадский» хоккей был всегда, но ведь это не так. Были энтузиасты, которые в 1949 году начинали все практически с нуля. В их числе Сергей Сергеевич Рычагов, который внес заметный вклад в становление и развитие этого вида спорта в области. Его направили в Москву на семинар. Возвратившись, он стал в нашем городе первым хоккейным тренером. Там ему выдали несколько пар коньков, шайбы, клюшки изготавливали собственными силами, впрочем, так же, как и защитную амуницию. У сестры хранится медаль, которую отцу вручили как пионеру хоккея с шайбой на Рязанщине.

– До выхода на пенсию Сергей Сергеевич работал в областном спорткомитете, при этом тесно сотрудничал с периодическими изданиями.

– Да, и отчеты о матчах писал, и таблицы составлял, если сам не мог, то просил меня отнести. В редакции «Приокской правды» меня уже знали, а потом было приятно читать его профессиональный анализ в газете. Последние годы жизни отец частенько болел – война давала о себе знать. Помню, как-то полгода в больнице пролежал: у него был инфаркт задней стенки сердца. Умер во сне, только вскрикнул и все… Говорят, за такой смертью к Боженьке в очередь встают.

– Приятно отметить, что память о Сергее Сергеевиче живет в его потомках, ваша дочь Юлия вышла замуж за Константина Селявина, который тоже был капитаном главной футбольной дружины области.

– Нарочно не придумаешь, не иначе как само провидение постаралось. А что касается памяти, то старших сыновей у нас в семье, как правило, называют Сергеями, и в каждом поколении обязательно есть свой Сергей Сергеевич Рычагов, поэтому мы сами уже с ними несколько запутались.