Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№49 от 9 декабря 2010 г.
Свежие новости
Бикфордовы шнуры для русской культуры
За время, прошедшее с момента появления прежних моих публикаций на страницах «Новой газеты», у меня собралась масса вопросов, присланных читателями. Ни одного злого! Напротив, больше растерянных: что с нами происходит? Откуда истоки современных бед? Для чего столько внимания уделяется возрождению православия? Зачем «киваем на дядю, если сами уже выродились от безделья и пьянства»? Кому же можно верить в стране безудержного воровства и коррупции?.. Или, вот еще звонок по телефону: «Прочла вашу статью «Трап уже поднят» и… (в трубке послышались всхлипывания) Рязань нашу жалко…»



Начну по заведенной привычке издалека.

Лето 1956 года принесло в Солотчинскую округу невиданный «подарок». На сотнях гектаров все без исключения стволы деревьев, пни, кусты можжевельника, столбы, каждая штакетина заборов на уровне земли вкруговую были обложены яйцекладками непарного шелкопряда. Жители округи удивлялись обилию коконов, не подозревая притаившейся катастрофы, угрожавшей лесу.

Начался учебный год. Каждый день в школе проходило всего два-три урока, после которых нас вывозили в лес!

Все население солотчинского района поднялось на спасение реликтового соснового бора. У каждого ведерко или банка с соляркой, на короткой палке тряпичный тампон, которым обмазывали отложенные яйцекладки. Управились до наступления морозов. Зато весной бор зашумел свежим приростом. Упустили бы время и… с весенним теплом миллиарды волосатых гусениц оставили бы от красавца бора лишь голые мачты стволов.

Любое сделанное дело говорит само за себя. А доброе дело еще и сил прибавляет.

Лет сто назад, а возможно и более, посадили солотчинские мужики вдоль левого берега Прорвы осокори. Деревья подросли, став естественной преградой на пути льдин, плывущих во время разливов. Известно о том, что заползшая на луг тяжелая льдина частенько остается лежать на мелководье, пока ее не растопит майское тепло. Из-за нее на многие недели сдерживается естественный рост травы.

А луга всегда были особой заботой крестьянина.

Каждую весну с них всем миром тщательно убирали паводковый сор, взамен собирая богатейшие укосы высокосортного сена, которое по качеству мало в чем уступало альпийскому.

Но пришли лихие времена. По распоряжению кремлевских дуралеев распахали окскую пойму. А ведь она была занесена ЮНЕСКО в список реликтовых особо охраняемых зон. Вместо луговых трав попытались в пойме выращивать кукурузу. Но вскоре Царица полей, вскружившая голову Никите Хрущеву, была забыта.

Распаханный тысячелетний плодородный слой был унесен паводковым течением в Оку. Совершенная подлость по отношению к родной природе никому глаза не выела. Помните народную мудрость по поводу постыдных поступков: «Стыд не дым, глаза не выест»?! На умерших лугах вскоре захирели древние осокори. Остался один-единственный безжизненный, обгоревший, обрубленный ствол. Лет десять назад в его ветвях еще можно было увидеть наблюдательный пост хищной птицы чеглока. Исчезли с лугов тучные стада, многочисленные табуны.

– Ну и зачем об этом завел разговор? Говорить что ли не о чем? – спросит раздраженный читатель.

– О многом хочется сказать! Да только зная плутовскую природу ума современного человека, попытаюсь осторожно, без азартного наскока, расположить этот самый ум «вороватого сегодня» к необходимости понять причины, истоки наших «промашек». Уяснить, что в деле защиты отечества не все еще потеряно. Хотя уже навсегда утрачено в массах святое благоговение перед землей, перед природой.

Вновь выдвинете тезис о лености народа, о его бездушии. Не принимаю, поскольку история народа буквально ревет, надрывая глотки фактов о беспримерной способности русских, жертвуя собою, трудиться на износ. Только что же это никто не принимает в расчет столетних традиций по развращению крестьянина? Правда, ведь легко пинать ослабевшего старика, забывая при этом о том, что именно этот старик (читай: русский народ) вынес все войны, сидел в Гулаге, строил и кормил, кормил, кормил (все больше не себя!). Зато его учили, учат и норовят все еще учить, как ему жить, как воспитывать своих детей, как прислуживать «избранным мира»!

На этой фотографии из моего архива воспроизведена встреча со стройотрядовцами, помогавшими осушать Мещеру. Тема того разговора была о необходимости сохранения всего комплекса крестьянской культуры. Один из присутствующих механизаторов, отойдя в сторону, с болью выплеснул из себя гнев: «Эти обкомовские уроды заставляют меня осушать тетеревиные места. А на них еще мои прадеды с малолетства клюкву собирали; а потом и сами охотились. Да что говорить-то! Убивает власть в нас все родное. Норовит пользу принесть только лишь для себя».

Понимаю, что вслух такое сказать по тем временам было делом приговорным. Но кто же решал всё-всё в сельском хозяйстве за самих крестьян? ТОЛЬКО ПАРТИЯ! А кем эта партия «рулилась»? Кем угодно, но только не русскими людьми! Вспомните, что по этому поводу у великого провидца Федора Михайловича Достоевского нам сказано? Я уверен, что большинство не помнит. Только бесами! Истинно же русский человек чурается этой заразы. Только бесы, истинные устроители всемирного шабаша, навязали русскому народу идею отречения от тысячелетней культуры предков. Они заразили лихорадкой тоталитарного атеизма многих умных, деятельных людей. Пройдя школу духовной бесовщины, такие люди потеряли способность следовать совестливым началам. К слову, до сих пор в мире проживает племя, в словаре которого нет слова «СОВЕСТЬ».

– Ну, так живут же!

– Живут, живут, но нам-то до них какое дело? В русском человеке совестливое начало во все времена было жизнеобразующим.

 – Ну, что вы педалируете: русский, русский… Будто других народов в нашей стране не живет; а если проживают иные, то, по-вашему, они все бездельники!

– Что мое мнение для такого читателя? Пустой звук, поскольку вся русская культура прошла мимо их сердца, оставшись лишь в памяти. «Дневник писателя» Федора Михайловича Достоевского ими явно не прочитан, как, впрочем, и дневники Пришвина, глубокие мысли Алексея Федоровича Лосева о сущности русской культуры и православной веры. В этом ничьей вины нет. Тут общая наша беда! Беда, постигшая не одно поколение соотечественников, которых воспитывали на лозунгах и на политике поведенческого двоемыслия.

Не уничижаю ни один народ. Будучи учителем, многие годы как родных принимал детей разных национальностей. Но до сих пор не могу принять чудовищного заблуждения, в силу которого многие активные деятели культуры откровенно шельмуют, приписывая весь негатив русской культуре, православной церкви.

Негатив имеет к культуре такое же отношение, как чужие стоптанные башмаки к кому-либо из нас.

Конечно, следует принимать во внимание поведение тех, у кого наблюдается любая степень нарушения психики. Врачебная статистика называет сегодня довольно большой процент людей с явными отклонениями от нормы. К сожалению, число им подобным угнездилось в кабинетах власти немалое. Но это по всему миру. Миру агрессивному, очень безжалостному, который никогда не был после грехопадения раем на земле. Именно евангельские заповеди подарили искренне верующим людям покой в душе и неистребимое желание действовать ради благополучия близкого человека. Понимаю всю сложность чувств тех, кому «Каждый из нас, несомненно, в ответе ЗА ВСЕХ И ЗА ВСЯ на земле» кажутся пустой болтовней русского писателя. Да, Федор Михайлович знал наши грехи и пороки, от чего и страдал.

Так что же происходит с нами? Ведь еще на памяти моего поколения народ жил соборно (т.е. сообща). Перед лицом большой беды выходили все как один на преодоление ее. Вспомните пример со спасенным солотчинским лесом! Но вспомните и пример с предательством Мещеры. Ее, кстати, начали осушать еще в конце 19-го столетия. Осушать, но не истреблять! Мещера наполняла Оку и большинство рек Рязанского края, удерживая влажный горизонт у корней своих лесов. Сегодня пересушенные болота превращены в своеобразные бикфордовы шнуры, по которым разбегаются истребительные лесные пожары.

Вновь слышу возмущенные возражения по поводу моего многословия и многотемья, резкого осуждения благих дел, направленных на осовременивание жизни и т. п.

На это: русский человек, кем бы он ни был по рождению, веками был накрепко связан с землей, из которой его безжалостно вырвали «как кулака-кровопийца», вышвырнув во чрево чужих городов. Все деревни, села, районные центры и областные города спокойно жили в современном мире, сохраняя при этом свою народную культуру, свой быт. Так нет! Кому-то очень мешало многообразие народных культур, спокойная размеренная жизнь окраин. И началось! Под разными предлогами инновационных преобразований, пустились истреблять исконное, именно русское, что веками зиждилось на православных началах. Средств не жалелось... А наш народ, как всегда, приученный только обсуждать, но не защищать, остался пассивным наблюдателем настойчивого повсеместного отчуждения от собственной культуры.

Слышу упреки о потери чувства толерантности, о завышенных оценках народной культуры и многое еще о чем. Но ничего не принимаю, поскольку всю сознательную жизнь живу, переживая восторги от культур иных народов и времен. Но огульных выпадов в адрес именно русской культуры не приемлю, как не приемлю и системного уничтожения самого Отечества, заселяемого под благовидными предлогами кем угодно и в любых «количествах». Напомню, что в 1977-м нас уже предупреждали об опасности «открытых границ», через которые потекут мощные потоки переселенцев. Итогом станет ассимиляция русской культуры. Кто станет утверждать обратное?

Не понимать, не принимать этой очевидной угрозы, значит расписаться в собственном предательстве ОТЕЧЕСТВА.

– А как быть тем, у кого нет своего ОТЕЧЕСТВА? (Памятуя текст манифеста коммунистов «у пролетариата не должно быть своего отечества»), ответ один – предавать. Чего жалеть то, что не связано родовыми корнями? Ведь было уже осуществлено подобное массовое предательство под наркозом «Мы свой, мы новый мир построим…». И построили, пустив предварительно собственную страну в расход! В революционной бойне, в застенках отечественных тюрем, в лагерях миллионы были уничтожены. Какие люди истреблялись в первых списках! Много ли участников первой мировой войны, геройски защищавших Родину, достойно отмечены памятью нашего современника? О! Кишка истончилась, чтобы такой груз святой памяти на себе нести. Помнить героев Великой мировой, значит поставить под сомнение ленинские декреты «О мире» и «О земле»! Значит, следует признать правду о «сатанинской сущности революций».

Вы что думаете, уважаемый читатель, мне легко видеть целенаправленное уничтожение крестьянства, которое продолжается с неослабевающим напряжением?

В журнале «Нева» №9 за 1978 год первый секретарь обкома Рязанской области Николай Семенович Приезжев признавал целесообразным из 3500 рязанских сел и деревень оставить лишь 921 населенный пункт. 500 населенных пунктов осталось на карте области. Все остальные были признаны «неперспективными». Ну, что? Разве не геноцид?

Снова истерический возглас в защиту погибающих, вымирающих деревень.
А кто и что довело деревню до истощения, до убогости?

Спрашиваю, а у самого в памяти вспыхивают разговоры на подобную тему с одним из Почетных граждан нашей области, который ни при каких условиях не принимает темы «массового террора 30-х годов». Он по-своему прав. В его семье никто не пострадал ни в годы террора, ни на фронтах Великой Отечественной. Спорить или что-либо доказывать глупо, поэтому веду разговор в форме свободного изложения о том, что наболело лично у меня.
 
Май 1974 года. Рязанские художники всегда с особым пиететом отмечали День Победы. Почти все старшее поколение являлось участниками той страшной войны. Так вот, в зале собрание. Из кабинета директора выходит офицер, приглашенный по случаю торжества. На лестничной клетке у окна сидит семидесятилетний рабочий. На нем серенький простой костюм.

– Алексей Ермилович! – обращается к нему директор (следует заметить, что на директорском пиджаке бронзовели ряды медалей, да и чин полковничий, хотя по возрасту хозяин Дома художников был моложе лет на двадцать своего подчиненного), – это что же, нашего праздника не признаете?

– Почему же, Иван Игнатьевич! Это наш самый большой праздник!

– Почему тогда без орденов?!

– А мои все ордена не на пинжаке! Они у меня рубцами на теле!

 Позже мне стало известно о том, что скромный разнорабочий Алексей Ермилович войну прошел рядовым огнеметчиком. Не в штабах писарем, а в самом пекле!

Вот вам живой пример неуважительного отношения к подлинности подвига.

Сейчас в России тучи саранчиные из подголосков, желающих одного – полного уничтожения православной культуры. Что ими движет? Глубокие знания подлинности культуры? Нет! Понимание сущности русского народа? Нет! Поскольку еще Достоевский отмечал, что без глубокого проникновения в православие невозможно в полноте понять характер всего русского народа.

– Так, а зачем понимать, когда «дозволяется» все и вся отвергать? Все умалять и над всем смеяться.

Народ, лишенный возможности спокойно трудиться, объявляется определенными кругами «биологической массой, способной лишь на обслуживание газовой трубы». Вспомните открытые заявления Чубайса и много кого еще из окружения радикальных преобразователей современной России, а вспомнив их установки, задумайтесь над вопросом: что оставлено именно тем, кто исповедует культуру, основанную на православии? Ответ многозначный и весьма очевидный.

Однако сколько в истории отечества уже было подобных попыток открытого шельмования всего святого, чем дорожит русский народ! Мне кажется, это приживается где угодно, но не в пределах светлой культуры православия. Без него русского народа быть не может. Попробуйте машину без брони называть танком!

В заключение скажу словами англичанина Стивена Грахама из его книги «Путь Марфы и путь Марии»: «…с англичанами разговор кончается беседою о спорте, с французом – беседою о женщине, с русским интеллигентом – беседою о России, а с крестьянином – беседою о Боге и религии. Русские могут беседовать о религии шесть часов подряд. Русская идея – христианская идея; на первом плане в ней – любовь к страдающим, жалость, внимание к индивидуальной личности…».

Поэтому считаю, что важнейшую, пожалуй, самую глубокую черту характера русского человека – его религиозность – не следует давать ошельмовывать ради преследования совершенно конкретных, амбициозных планов по захвату «всего и вся» на территории нашего государства. Где бы ни появился бес среди людей, топота его копытцев не скрыть, как не замаскировать его остреньких рожек. Гоголя Николая Васильевича читать внимательно следует. Тогда возможен результат нравственного преображения современного человека. А с ним и преображения страны, в которой Рязань далеко не последний городишко, хотя стараются! Ох, как стараются сделать его «неперспективным населенным пунктом».

– А ведь могут и не угадать, Александр Николаевич!

– Уверен, что не угадают! Слишком примитивны планы и замутнены перспективы! А в густом тумане только лошади идут точно к цели. Людям необходима ясность.