Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 10 декабря 2020 г.
Свежие новости
Слышать внутри себя
 Пианист Константин Емельянов – о барочной музыке, новой записи Чайковского и ощущении пустого зала

Имя пианиста Константина ЕМЕЛЬЯНОВА получило известность у публики после успешного выступления на XVI Международном конкурсе им. П.И. Чайковского: музыкант стал лауреатом III премии, а также обладателем звания «Артист Радио России» и приза зрительских симпатий читателей журнала «Музыкальная жизнь». Во время состязаний Константин с самого начала привлек к себе внимание и попал в число лидеров, а пресса уже тогда назвала его «безусловным открытием» конкурса и «тихой суперзвездой». 26 ноября молодой пианист выступил с сольным концертом на сцене Рязанской филармонии.



Константин родился в Краснодаре. Музыкой начал заниматься в пять лет в родном городе, а позже, переехав в Москву, получил классическое образование, окончив Академический музыкальный колледж и Московскую государственную консерваторию. Педагогами Константина являлись выдающиеся музыканты: Ольга Мечетина, Александр Мндоянц, Сергей Доренский. Также музыкант стажировался в Фортепианной академии им. С.В. Рахманинова в Катании (Италия).

Триумфальному выступлению на XVI Международном конкурсе им. П.И. Чайковского предшествовал солидный конкурсный опыт. Константин Емельянов – лауреат Международного конкурса молодых пианистов памяти Владимира Горовица (2012), Международных конкурсов пианистов в Вероне (2017), в Сучжоу (2017), победитель III Всероссийского музыкального конкурса (2018).

Концерт Константина Емельянова в Рязани состоялся при поддержке Министерства культуры РФ в рамках программы «Всероссийские филармонические сезоны». Для своего первого выступления на рязанской сцене пианист выбрал лиричную и удивительно красивую музыку: в программу вечера вошли сюита Ж.Ф. Рамо, соната № 9 Л. ван Бетховена и фортепианный цикл «Времена года» П. Чайковского.



В интервью перед концертом музыкант рассказал, что программа новая и является данью уважения юбилярам нынешнего сезона: 2020 год отмечен 250-летием Бетховена и 180-летием Чайковского.

– У меня еще была другая модификация этой программы: в нее входили две сонаты Бетховена. И таким образом она оказывалась полностью посвящена двум юбилярам этого года: Бетховену и Чайковскому. Но сегодня я исполню сюиту Ж.Ф. Рамо – достаточно редко исполняемое произведение. В оригинале сюита написана для клавесина. Но на современном инструменте она звучит, как мне кажется, очень интересно. Впервые я услышал ее в исполнении знаменитого пианиста Григория Соколова, который довольно много играет именно барочной музыки, в частности, сюиты Рамо. Музыка произвела на меня впечатление, и я решил включить ее в репертуар.

– Обязательный вопрос в этом сезоне: как для вас прошел период самоизоляции?
– Я окончил аспирантуру Московской консерватории: дописал диплом и защитил его. Работа была посвящена музыке американского композитора Сэмюэла Барбера. Его фортепианную сонату я играл во втором туре XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского. У него не такое большое фортепианное творчество, но оно очень качественное, в нем нет «второстепенной» музыки. Барбер писал мало и, будучи перфекционистом, предъявлял высокие требования к своим сочинениям. К сожалению, его музыка редко исполняется в России, также практически нет записей. Хотя в Америке он весьма популярен, считается национальной гордостью.

– Чем еще занимались?
– Учил новые произведения. «Времена года» появились в моем репертуаре как раз во время пандемии. Конечно, музыкантам в этом смысле всегда есть чем заняться: режим самоизоляции благодатный для подготовки новых программ. Но уже спустя месяц понимаешь, как тяжело что-то учить и готовить, когда нет конкретного дедлайна и не обозначены цели.

– Расслабляет?
– Даже не в этом дело. Просто учишь и не представляешь, когда и где будешь это играть. А может, и вовсе не будешь… Работать в таких неопределенных условиях нелегко.

– Была практика онлайн-выступлений?
– Из дома не пробовал: у меня нет такого оборудования, чтобы это сделать на хорошем, качественном уровне. Но в июле был онлайн-концерт из Большого зала Московской консерватории.

– Поделитесь впечатлениями: каково играть на пустой зал, зная, что зритель находится за сотни километров?
– Ощущения, конечно, странные. Но при этом была и огромная радость, потому что это было первое выступление после трехмесячного перерыва. Выйти на сцену Большого зала Московской консерватории – уже само по себе счастье, несмотря на пустой зал.

– Изменилась ли, на ваш взгляд, реакция зрителей в новых условиях?
– Думаю, что на эмоциональном уровне все осталось, как и раньше. Но новые условия диктуют определенные правила. Я сам посетил один концерт как зритель. И то, что нужно весь вечер быть в маске, соблюдать дистанцию, режим, – все это требует определенного терпения. Публики в зале мало, аплодисменты звучат тихо, и это тоже довольно непривычно.

– Ваше участие в Международном конкурсе имени П.И. Чайковского пришлось на 2019 год, до всей этой истории с коронавирусом. В нынешних условиях стали бы пробовать?
– Честно говоря, я даже не представляю, как люди сейчас с этим справляются. Понятно, что живых конкурсов практически не проводится. Все отборы происходят через трансляции, записи. И я с трудом представляю, как здесь можно о чем-то судить: запись и живое выступление – это абсолютно разные вещи.

– После конкурса прошло уже больше года. Как теперь, спустя время, оцениваете свое выступление? Возможно, что-то пересмотрели и сделали ли бы иначе?
– Ну, это естественный процесс, конечно, многое сейчас хотелось бы изменить. Если бы меня спросили через месяц, я бы уже сыграл по-иному. Безусловно, можно проводить работу над ошибками, заниматься самокопанием. Но я стараюсь не зацикливаться на том, что уже прошло и чего не изменить. Всегда надо смотреть вперед, развиваться и расти.

– На кого ориентируйтесь в этом движении?
– Конечно, мне важно мнение моих педагогов. К сожалению, в этом году не стало Сергея Леонидовича Доренского, и это большая потеря. Бесконечно можно учиться у великих мастеров, благо, сейчас практически любую запись можно найти в интернете.

- Этой осенью вы записали новый диск...
– Да, на фирме «Мелодия» записан диск с музыкой П.И. Чайковского, релиз намечен на январь 2021 года. В него вошли «Времена года», несколько пьес из разных опусов и скерцо из Симфонии № 6. Последнее сочинение я исполнял на конкурсе Чайковского, и, собственно, с него вся идея и началась. На его записи настаивал мой профессор Сергей Леонидович Доренский. «Пока молодой, – говорил он, – такие вещи надо записывать!» Я еще не понимал, какая программа будет на диске, но то, что в нее войдет скерцо, знал точно.

– В интервью вы упомянули Рамо, Барбера. Насколько для вас важно включать в репертуар редко исполняемую и малоизвестную публике музыку?
– На самом деле, выбор не обуславливается тем, насколько сочинение популярно или нет. На этот вопрос хорошо ответил пианист Григорий Соколов. Для того, чтобы какое-либо произведение появилось в репертуаре, объяснял он, должно возникнуть острое желание исполнить его здесь и сейчас. Непреодолимая потребность. Именно так все и происходит. Будто начинаешь слышать это произведение внутри себя. Тогда ты его берешь и выстраиваешь вокруг него программу.

Фото Андрея Павлушина