Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№18 от 13 мая 2021 г.
Свежие новости
Рязань, Тула, Калуга – новый Приокский край?
 Как в России укрупняли регионы

В апреле 2021 года первый вице-премьер правительства России Марат Хуснуллин сказал, что нашему государству не нужно 85 регионов – по его мнению, некоторые субъекты Федерации можно было бы объединить друг с другом. Сославшись на его мнение, депутат Госдумы Олег Морозов (25 лет назад возглавлявший в парламенте вторую по размеру фракцию «Отечество – вся Россия») даже рассказал, какого укрупнения ему хотелось бы: «К примеру, Тула, Рязань и Калуга точно могли бы вместе стать мощным экономическим субъектом», – сказал парламентарий. 

Пример, который привел Морозов, вызвал оживленное обсуждение в Тульской и Калужской областях, в Рязанской области политики на него практически не отреагировали. Возможно, им это кажется пустой болтовней в кулуарах. Или они прекрасно понимают, что от них ничего не зависит.

В 2016 году в Совете Федерации сенатор Сергей Калашников уже высказывал пожелание объединить Рязанскую область с соседними регионами – но не с Тульской и Калужской, а с Липецкой и Воронежской. И тогда никакой дискуссии не развернулось.    

Сливают тех, кто не против

Между тем сказать, что это невозможно, нельзя. В XXI веке в России уже пять раз происходило объединение субъектов Федерации. В 2005 году объединили Пермскую область и Коми-Пермяцкий округ в Пермский край. С 2007 года Таймырский и Эвенкийский автономные округа присоединены к Красноярскому краю, а Камчатская область и Корякский округ слились в Камчатский край. С 2008 года нет больше Усть-Ордынского и Агинского бурятских округов – они вошли, соответственно, в состав Иркутской области и Забайкальского края.

Как это происходило? Из Москвы поступало предложение, оно начинало пропагандироваться в местных СМИ, потом выносилось на референдум, люди голосовали (на Камчатке голосование едва не сорвалось из-за явки, только вечером перевалившей за 50%). И после этого шел долгий, по году и более, процесс перемен в бюрократической системе.

Надо сказать, что власть начинает процесс объединения только тогда, когда чувствует, что сопротивления в народе почти нет. Например, в 2019 году, хотя президент Путин лично высказался за объединение республики Алтай и Алтайского края, национальные элиты горного района в очередной раз отказали проекту в поддержке – и референдум назначен не был. Когда в 2020 году захотели объединить Ненецкий автономный округ с Архангельской областью, простой социологический опрос жителей Нарьян-Мара, не желавших терять самостоятельность, привел к заявлениям губернаторов, что процесс либо вообще отменен, либо надолго отложен.  
 
Таймырская коллизия

Руководство любой области России – это примерно тысяча чиновников регионального масштаба, плюс региональные подразделения федеральных служб (например, пенсионного фонда, полиции, МЧС, налоговой службы, многочисленных «…надзоров»). Но основные расходы на их содержание составляют даже не зарплаты этих людей в погонах и без них, а обеспечение деятельности – например, коммунальные платежи за их офисы или бензин и запчасти для их автомобилей. Исчезновение всех этих региональных министерств и территориальных ведомств, разумеется, обещает немалую экономию бюджетных денег.

С другой стороны, противники реформы указывают на негативный пример заполярного Таймырского округа.

– Да, там сократили чиновников, – говорят они. – Но вслед за чиновниками начала уезжать сфера обслуживания, а в мелких поселках принялись закрывать «бесперспективные» школы и больницы. Пока Россия не научится содержать инфраструктуру в глубинке так же, как в центре провинции, число провинций не стоит уменьшать. 

Рязанская область (1 миллион 98 тысяч жителей) – не самая маленькая по численности населения в центре России: например, в республике Мордовия – 778 тысяч, в Костромской области – 628 тысяч, в Новгородской – всего 592 тысячи жителей. Почему начать предлагается именно с нас? Ответа на этот вопрос никто пока не дал.  

Резьба по... карте России

То укрупнение, то раздробление административных частей России сменяли друг друга всю ее историю. До Петра I в стране было более 110 уездов. В 1708 году великий царь-реформатор объединил их в восемь (позднее 14) губерний. Однако к 1914 году число российских губерний снова выросло до 83-х (плюс еще девять губерний в Польше и восемь в Финляндии). 



Административные «качели» снова качнулись в обратную сторону в 1929 году, когда краев, областей и автономных республик в РСФСР стало всего 21. Именно тогда Рязанская губерния была упразднена, а все ее уезды вошли в качестве районов в огромную Московскую область. К 1937 году в Мособлисполкоме сообразили, что эффективно управлять таким монстром со 143 районами невозможно. «На совещания с мест приезжали люди, которых никто не знал в лицо», – вспоминают тогдашние партийные руководители. В то время снова выделили отдельные Тверскую, Рязанскую, Тульскую, Калужскую и Владимирскую области. 

В 1954 году взялись перекраивать карту страны, создавая еще больше регионов: например, южная часть Рязанской области (Чаплыгин, Данков, Лебедянь, Лев Толстой) перешла во вновь образованную Липецкую.

И только в XXI веке начался обратный процесс.            

опрос ребром

Что думает об объединении и разъединении сам народ, 

узнавать во времена СССР не пытались ни разу. Только однажды в постсоветской Рязанской области было проведено голосование по такому вопросу. В 1999 году жители Клепиковского района пришли на избирательные участки, чтобы ответить, согласны ли они на превращение поселка Тума в отдельный муниципалитет Рязанской области. Референдум не состоялся из-за низкой явки избирателей, но среди тех, кто проявил гражданскую активность, идея тумской независимости собрала подавляющее большинство голосов.    

Если бы сегодня рязанцев спросили о судьбе их области, что бы они ответили? «Это наша малая родина, не дадим ее в обиду» или «Гори оно все огнем, нам бы лишь заработать и выжить»? Социологи на этот счет молчат.
Алексей ДАРИКОВ