Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№22 от 13 июня 2019 г.
Ловкость силовиков и минус 11 лет
 Благодаря судебно-следственной эквилибристике рязанец Сергей Осипов получил солидный срок в колонии строгого режима

Сегодня у всех на слуху история с неудавшейся попыткой сфальсифицировать уголовное дело в отношении журналиста Ивана Голунова. Корреспондент-расследователь «Медузы» признан невиновным и освобожден из-под ареста благодаря широкому общественному резонансу и массовой поддержке известных медийных персон. Но как быть тем обычным, не известным широкой публике россиянам, кто по беспределу попал в жернова следственно-судебной системы и даже в условиях очевидных нестыковок в уголовном деле продолжает оставаться за решеткой? Без надежды на справедливое объективное рассмотрение дела.

Примером тому типичная история Сергея Осипова, отбывающего наказание в исправительной колонии № 3 УФСИН России по Рязанской области. 

В редакцию рязанского выпуска «Новой» обратился отец осужденного Юрий Николаевич Осипов (бывший сотрудник пенитенциарной системы), который в течение нескольких лет обивает пороги правоохранительных органов региона в надежде восстановить справедливость. Но тщетно. Жалобы и обращения в итоге попадают к тем, кто причастен к необъективному рассмотрению уголовного дела, а Юрий Осипов и его сын получают в ответ формальные отписки.

...Началась эта история с того, что 8 февраля 2015 года житель города Спасска Сергей Осипов после работы, прикупив две бутылки водки, решил навестить своего двоюродного брата Александра Бондаренко, однако того не оказалось дома. Проходя мимо дома № 119 по улице Свердлова и зная, что это место регулярного сбора любителей распить спиртное, Осипов предположил, что там может находиться его родственник, и решил туда зайти. Бондаренко там не оказалось. Однако в доме были знакомый Осипову ранее судимый и находящийся на тот момент под административным надзором (что, кстати, не отражено в материалах уголовного дела) Валерий Панюшкин и хозяин дома – неоднократно судимый Юрий Сомов. 

Как следует из материалов уголовного дела, в момент совместного распития спиртных напитков Сомов начал оскорблять Осипова: «Мент поганый, козел» (Сергей после службы в армии непродолжительное время работал в Спасском отделе полиции), а затем Сомов встал из-за стола и нанес Осипову несколько ударов. Тот ответил. Завязалась драка. По свидетельству Панюшкина, обессилевший Сомов рухнул на пол, а Осипова он выпроводил на улицу. 

Выйдя на улицу, Сергей отправился домой, но у него закружилась голова. И он присел возле дерева. Проходившая мимо женщина вызвала «скорую». Приехавшие медики отвезли его домой. О том, что Сомов находится в больнице, Осипов узнал от сотрудников полиции на следующий день. Его задержали и доставили в изолятор временного содержания. Как следует из рапорта полицейского ИВС ОМВД России по Спасскому району Козловой, Сергей Осипов был доставлен в изолятор с телесными повреждениями, а оттуда в хирургическое отделение районной больницы для обследования. Он пояснил, что ушибы получил в результате драки с Сомовым, но претензий к нему не имеет и привлекать к уголовной ответственности не желает.

Сомова из Спасской ЦРБ перевели в Рязанскую областную больницу, где он 24 марта скончался.

20 июля 2016 года Спасский районный суд под председательством судьи Николая Харламова признал Сергея Осипова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ и назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок одиннадцать лет – с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Даже человеку далекому от юриспруденции очевидно, что наказание за совершенные деяния Осипов получил чрезмерные. Особенно с учетом множества нестыковок, которые видны в деле невооруженным глазом.

Начнем с того, что имеется заключение эксперта ФБУ «Рязанская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации Ириной Кокеткиной» от 24.05.2016 № 672/1-1, согласно выводам которой «пять подписей от имени Осипова С.Ю. в протоколе допроса обвиняемого от 12.02.2015 выполнены не Осиповым С.Ю., а другим лицом с подражанием его подлинным подписям, три рукописные записи: «признаю», «желаю», «русском языке» выполнены не Осиповым С.Ю.»



Свидетель Бондаренко во время судебного заседания пояснил суду, что следователь Рязанского МСО Янина О.С. на стадии предварительного следствия его не допрашивала и подписи в протоколе от 29.05.2015 г. выполнены не им.

Судебно-почерковедческая экспертиза по протоколу допроса свидетеля Бондаренко, проведенная в ЭКЦ ОМВД по Рязанскому району 7.04.2016 г., проведена с нарушением, так как на исследование была предоставлена копия. В результате ответить на вопрос: кем – самим Бондаренко или другим лицом – выполнена подпись в протоколе допроса не представилось возможным.

Старший следователь Рязанского МСО СУ СК России по Рязанской области Благодаров даже взял официальное объяснение у эксперта Кокеткиной на предмет того, что, «если бы Осиповым выполнялись подписи в протоколе допроса в качестве обвиняемого в необычных условиях, а именно в положении стоя с одетыми на руках наручниками, могла ли данная информация повлиять на принятое вами решение при даче заключения?»

Ответ Кокеткиной: «Данная информация на сделанные выводы не повлияла бы, поскольку факт выполнения исследуемых подписей и записей в необычных условиях мной был установлен при исследовании и отражен в заключении...»

Заместитель прокурора Рязанской области Виктор Эпп по делу Осипова направил в СУ СК России по Рязанской области требование об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства. «Нарушения федерального законодательства стали возможны в результате безответственного отношения к исполнению своих обязанностей следователей Рязанского МСО СК России по Рязанской области, самоустранения руководителей следственного отдела от контроля за работой подчиненных, отсутствия должного процессуального контроля за деятельностью следователей и руководителей следственного отдела со стороны аппарата Следственного управления», – пришел к выводу зампрокурора области.

Но руководитель Рязанского МСО В.А. Зайцев перешел к имитации проведения комиссионных судебно-почерковедческих экспертиз в ЭКЦ УМВД России по Рязанской области, но не по протоколу допроса Осипова, а по его копии.

Согласно сообщению из ЭКЦ регионального УМВД следует, что проведение судебно-почерковедческий экспертизы по копиям процессуальных документов невозможно.

«По вине прокурора района и руководителя следственного органа я незаконно по сфальсифицированному постановлению о привлечении в качестве обвиняемого от 24.06.2015 года более четырех лет отбываю наказание, нарушена статья 50 Конституции РФ. Прошу суд апелляционной инстанции проверить материалы дела, принять законное решение по жалобе, а также вынести постановление в отношении должностных лиц, допустивших нарушение закона...», – написал осужденный Осипов.

Уголовное дело Сергея Осипова с завидным постоянством возвращается для рассмотрения во все тот же Спасский районный суд. Предполагаем, что судьи в силу личной заинтересованности прикладывают максимум усилий для неблагоприятного исхода дела. Никому ведь неохота признавать свои ошибки. Тем более ошибки, за которыми стоит сломанная судьба человека.
Бывший на тот момент прокурором Спасского района Илья Максимов, как считает осужденный, также противодействовал установлению истины в его деле. После оглашения приговора прокурор района заявил: «Жалуйтесь хоть в Европейский суд, ничего у вас не выйдет, приговор не отменят и не изменят, никто ваши жалобы не будет рассматривать».

...Илья Максимов переведен из Спасска в Рыбное. 

Судья Харламов продолжает зачитывать приговоры.

Осужденный Осипов не прекращает попыток добиться справедливости из-за колючей проволоки исправительной колонии. И натыкается на глухой забор, выстроенный правоохранительной системой. 

За это время в Рязанском регионе сменились руководитель следственного управления и прокурор области. Начальник областного УМВД на День России получил генерала.

Понимаем, что ошибки подчиненных признавать никому не хочется, тем более людям при погонах и званиях. Но возникает вопрос: «А как же данная когда-то клятва соблюдать Закон?»