Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№18 от 14 мая 2020 г.
Свежие новости
Когда корона не слишком жмет
 Почему пандемию можно сравнить с путешествием во времени, и какие новые привычки может выработать у рязанцев самоизоляция

Все чаще можно услышать, что COVID-19 – болезнь будущего, которая изменит нашу жизнь навсегда, введя в нее какие-то причудливые футуристические странности. Но мне кажется, что коронавирус – это скорее возвращение в прошлое, которое мы все знаем, но успели вытеснить из сознания.

Потому что прекрасно помню мир, в котором мы закрыты. Жизнь, в которой каждый сам за себя. Долгие недели, когда некуда пойти, кроме как на природу. Потребность собирать пищевые запасы и копить все в кладовке. Тревожное ощущение, что завтра может быть только хуже. Осмысленное решение для экономии покупать вещи только первой необходимости. Я в таком «коронавирусе» вырос. Как и все остальные, родившиеся в СССР. Поэтому, когда наступает настоящая задница, мы имеем существенное преимущество над миром – мы к этой заднице привыкли. 

После двух месяцев самоизоляции люди подстроились к жизни во время ограничений, а многие выработали новые привычки. Несколько из этих привычек имеют смысл не только в период пандемии, а значит, их стоит сделать традиционными, сохранить.

Например, чтобы антисептик был на каждом прилавке и после окончания ограничительных мер. Особенно в продовольственных магазинах, супермаркетах, кафе, при входе в офисы и на рынки. Заботиться о чистоте рук и гигиене стоит не только во время эпидемий, а каждый день. 



Во-вторых, мне нравится принцип социального дистанцирования. Речь идет не только о возможности распространения бактерий или вирусов, а прежде всего о психологическом комфорте. Я ненавижу, когда кто-то дышит мне в спину в очереди или заглядывает через плечо, не люблю давку и нервозность. Было бы хорошо, если б привычка стоять на расстоянии одного метра от другого человека в очереди прижилась в нашем обществе. Хотя, исходя из карантинных реалий Рязани, это вряд ли приживется. 

В-третьих, принцип заполнения общественного транспорта людьми тоже стоит изменить. Было бы правильно запретить перевозку пассажиров сверх количества посадочных мест. Мне могут возразить, что рязанцы, даже рискуя подхватить коронавирус, штурмом брали маршрутки в период так называемого разрывного графика движения общественного транспорта, а уж в перспективе и подавно. Но если строго следить за исполнением запретов, хоть и в форме рекомендаций, то эффект рано или поздно будет. 

В-четвертых, мне кажется, что всем людям следует больше времени проводить вместе, чаще звонить родным и заботиться о них. Эта чрезвычайная ситуация напомнила нам, насколько важна простая человеческая поддержка. Давайте не будем об этом забывать и в будущем.

И самое главное. Властям всех уровней следует обеспечивать больницы необходимыми материалами, медикаментами, техникой постоянно, а не только во время карантина. То же касается и повышения зарплат. В период пандемии мы убедились, что система здравоохранения – это не чиновники Минздрава, а прежде всего профессиональные и готовые помочь врачи, медицинские сестры, санитарки. Их тяжелую и ответственную работу следует уважать, а отрасль должным образом финансировать. Всегда. И точка.

Жесткие ограничительные меры продержались в Рязанской области около двух месяцев. В воскресенье, 10 мая, по итогам заседания регионального оперативного штаба губернатор Любимов подписал распоряжение 151-рг, согласно которому в регионе с 12 мая и «до особого распоряжения» предусмотрен «ряд изменений в комплекс ограничений», установленных на время действия режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения вируса.

На своей странице в социальной сети «ВКонтакте» Любимов разъяснил суть подписанного документа. Он отметил, что ситуация в Рязанской области с распространением СOVID-19 остается напряженной. Количество заболевших продолжает расти. Пик пандемии еще не пройден. Но в итоге: «В сложившихся условиях борьбы с пандемией коронавируса мы можем начать точечную отмену ограничительных мер, которые мешают гражданам и не ослабляют нашу борьбу с эпидемией».

Таким образом, хоть и косвенно, но признали, что карантинные ограничения потерпели фиаско и превратились в инструмент уничтожения экономики.

Вначале все работало хорошо, и самоизоляция граждан была очевидной – все закрыто, пустые улицы, тишина и спокойствие. Но через две-три недели люди потянулись на улицы, при этом лишь незначительная часть носят маску правильно и закрывают нос (у многих она спущена на подбородок), самоизоляцию уже почти никто не соблюдает.
 
Люди устали от карантина, привыкли к жизни во время пандемии, избавились от страха. Большинство прекрасно осознают, что коронавирус есть, но, по мнению многих, он стал проблемой самих больных и медицинского персонала, каждый нарушитель самоизоляции надеется, что именно его «пронесет».

Бедность населения не позволяет выдержать столь долгий процесс самоизолирования и не работать. Обещанной финансовой помощи от правительства бизнес так и не дождался, а платить зарплаты в условиях простоя не может. Прибавьте к этому тысячи людей, которые работают неофициально и получают «серую» зарплату в конвертах. Понятное дело, для них никаких компенсаций, льгот и пособий не предоставили. А именно они являются наиболее уязвимой категорией населения. Представьте себе отчаяние людей, не имеющих сбережений. Работали неофициально, да еще и живут в арендованной квартире. Или тех, у кого ипотека. 

Режим ограничительных мер был хорошей и своевременной идеей, но поскольку очень быстро оказалось, что власть не способна его реально воплотить в жизнь, а финансовой поддержки из Москвы (в региональном бюджете таких денег просто нет) ожидать бесполезно, выход остался один: смягчить то, что и так не работает, но продолжить рекомендовать ношение средств защиты, соблюдение социальной дистанции и осознанной самоизоляции... 

Когда верстался номер

В рязанской области ввели обязательный масочный режим. Использование повязок, масок, респираторов и перчаток становится обязательным: при посещении магазинов, мест оказания работ и услуг, в общественном транспорте, такси, при нахождении на остановках, в зданиях железнодорожных и иных вокзалов, в других общественных местах.

Кто и как будет осуществлять контроль за исполнением распоряжения, и о наказании нарушителей не сообщается.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС