Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№22 от 14 июня 2018 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Турбанова поиграла в Лайзу Минелли
 Рязанская певица – о попадании в телевизор, международных отношениях и ближайших концертах

В Рязани не так много ярких молодых певиц. Всего несколько лет назад одной из самых заметных была Дарья Турбанова. А потом Даша пропала «с экранов радаров». И лишь недавно появилась вновь, поучаствовав в третьем фестивале-конкурсе «Свободный микрофон», финал которого прошел весной, на этот раз в ресторане «Арагон». Как и следовало ожидать, Даша стала там победителем в одной из номинаций. А заодно рассказала, почему так редко появляется на местных концертных площадках. 



– Года два-три назад ты часто пела вместе с Эллой Хрусталевой, была, наверное, одной из самых известных ее учениц, если вообще не самой известной. А в последнее время на концертных площадках нашего города тебя почти не увидишь. Что случилось? Уехала? 

– Да, вот уже почти три года как я собрала небольшой чемодан и уехала с ним в Москву. Конечно, это повлияло на частоту моего появления на рязанских концертных площадках. Но я всегда с теплотой вспоминаю тот период моей жизни и искренне благодарю Эллу Александровну Хрусталеву. 

– На «историческую родину» хотя бы иногда возвращаешься? 

– Конечно, причем не так уж и редко. Благо, Рязань – не Владивосток, дорога из Москвы занимает всего лишь три часа.

– Пару лет назад Элла Хрусталева стала настоящей любимицей рязанцев, когда прошла слепые прослушивания в телешоу «Голос», при этом бросив вызов самой Алле Пугачевой – спела там песню «Мне нравится», ставшую известной в исполнении все еще самой популярной российской певицы. В том же сезоне «Голоса» попала на слепые прослушивания вместе со своим педагогом и Ксения Быстрова, еще одна ученица Эллы, хотя ее появление в телевизоре оказалось не столь фееричным. Почему Ксения вдруг решилась и даже прошла отбор, а ты – решила не участвовать? Что остановило? Мне кажется, тоже вполне могла бы попасть в телевизор. 

– Спасибо за столь высокую оценку. Но тогда я посчитала, что лучше повременить с участием в телевизионных проектах, так как решила сосредоточиться на своем развитии в вокальном плане, да и в целом как личности. Поэтому при появлении на голубом экране людей из близкого круга общения не возникло мысли «может, и мне попробовать». У меня не было, да и сейчас нет самоцели попасть в телевизор. Хотя, конечно, эфир федерального канала – это прекрасный шанс продемонстрировать свое творчество и расширить аудиторию, поэтому кто знает, как сложится мой дальнейший путь.

– Только что ты выиграла местный фестиваль-конкурс «Свободный микрофон» по одной из номинаций. И было ощущение, что петь ты хуже не стала за последние годы – только лучше. Я правильно понимаю, что, переехав в Москву, продолжаешь заниматься вокалом? 

– Да, продолжаю. Пару лет назад пришло осознание, что пора превращать вокал из хобби в профессию, так как все-таки основным на тот момент родом моей деятельности были международные отношения. Сейчас я получаю высшее музыкальное образование в Москве по специальности «эстрадно-джазовый вокал» в классе одного из лучших преподавателей нашей страны Светланы Викторовны Коротеевой. 

– Многие песни в твоем исполнении – настоящие маленькие спектакли. Я помню, как блестяще исполняла «Беду» Высоцкого на одном из вечеров в «Фонтане», посвященных великому барду. На недавнем «Свободном микрофоне» твое «Кабаре» Лайзы Минелли тоже запомнилось не только собственно пением, но и проживанием песни, вживанием в образ. Как долго приходится готовить такие номера? 

– Каждая песня – это всегда уникальная история, автор заложил в нее определенные эмоции и смысл, если это, конечно, не работа «под заказ». Поэтому для меня всегда было важно не просто правильно и технично исполнить песню, но и донести этот смысл, драматургию и чувства до слушателей. Наверное, из-за этого и получаются, как вы выразились, мини-спектакли, цели специально устроить «перформанс» из песни я никогда не ставлю. А время подготовки произведения зависит от музыкальной сложности – что-то готово уже после третьего пропевания, а некоторые композиции «взращиваются» не один год.

– Легко поешь на английском и французском, а вот на русском – такое ощущение, что неохотно. Не нравятся русские песни? 

– Интересный вопрос, никогда не задумывалась на эту тему. Наверное, первая причина такого «перекоса» в сторону песен на английском и французском кроется в том, что по первому образованию я специалист в области международных отношений, а полное погружение в иностранные языки на несколько лет оказало влияние на музыкальные предпочтения. Во-вторых, некоторые жанры, которые мне близки по духу частично или полностью, иноязычны – это джаз, соул, мануш и даже, по-моему, рок в классическом понимании. А что касается русских песен, я их тоже люблю и с удовольствием пою, особенно произведения Виктора Резникова и Раймонда Паулса. К сожалению, это творцы уже ушедшей эпохи, а к современной российской музыке у меня, за редким исключением, достаточно противоречивые чувства. Но это уже тема для отдельного разговора. 

– Где тебя можно услышать в ближайшее время?

– Частенько в выходные появляюсь в ресторане «Паруса», который находится на территории РК «Окская жемчужина».



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы