Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№27 от 14 июля 2016 г.
Свежие новости
Белый Бим, черная метка


Рязанский суд признал правомерным уничтожение собаки



Весной этого года в Рязани была проведена акция «Истории спасенных животных», призванная сформировать гуманное и ответственное отношение к братьям нашим меньшим. Мероприятие проходило при поддержке управления образования и молодежной политики администрации Рязани и некоммерческого партнерства помощи бездомным животным «Лучшие друзья». Дети от 8 до 18 лет просто и откровенно рассказывали в своих сочинениях, как выручали беззащитных животных из разных ситуаций, как упрашивали родителей забрать несчастный «хвостик» домой, как бегали по соседям и предлагали спасти и воспитать друга. Сотни маленьких рязанцев включились в мероприятие. 

Как оказалось, дети напрасно выворачивали душу перед читателями и жюри. Никакого гуманного отношения к животным в Рязани нет и не предвидится: суд оправдал убийцу домашней собаки на придомовой территории. Одним из оснований стало то, что у хозяйки не было договора купли-продажи животного. Ни одно официальное ведомство, пропагандирующее гуманность, не поддержало потерпевшую – хозяйку убитой собаки.

Смерть у родного порога

Больно копаться в этом деле, но придется напомнить, как развивались события. В конце января сотрудник скандально известного (своими циничными убийствами беспризорных животных на глазах у прохожих, в том числе детей, – прим. авт.) МП «Лайка» привычно выстрелил из духового ружья, заряженного дротиком с ядом, в домашнюю собаку Бима. 14-летний пес в это время мирно сидел у забора дома, в котором прожил всю жизнь и однажды даже спас маленькую дочку хозяйки Алевтины Кузнецовой от пьяного прохожего. Старый пес был ухоженным и привитым, на его шее красовался ошейник – явный признак «домашности», но это не остановило усердного работника. Он выстрелил, Бим забежал в открытую калитку и упал около крыльца. Из его открытой пасти вывалился язык, потекла слюна, по маленькому тельцу пробежали судороги. Пожилая хозяйка в надежде помочь собаке сняла ошейник, но такая мера, естественно, не оживила собаку. Бим был мертв. 

Маму Алевтины Геннадьевны практически сразу же забрала «скорая» – ей стало плохо. А усердный «лаечник» удалился в расстроенных чувствах, ведь хозяйка не позволила забрать труп собаки на базу. Нет тела – нет премии, как известно. 

Несколько раз в местном отделении полиции отказывались заводить дело по факту убийства домашнего животного, и Алевтина Кузнецова подала заявление в суд. Некоторые рязанцы, присутствовавшие на первом заседании, на второе уже не пошли: «Невозможно было слушать, насколько цинично «исполнитель» рассказывал о своей работе. Сразу же стало понятно, что он не знает ничего ни о дозировках препарата, которым убивал животных, ни о возможности применения противоядия. То есть это обычный дилетант, который не против потешить себя убийствами, а к гуманному урегулированию численности бродячих животных не имеет никакого отношения», – поделились они с «Новой». 

Суд встал на сторону муниципального предприятия. Оправдал убийцу старенького и безобидного домашнего пса. Якобы потому лишь, что Алевтина Геннадьевна и ее мама, а также все соседи из этого частного сектора не смогли доказать принадлежность собаки истцу. Наличие ошейника на собаке в момент убийства никого не растрогало. На лоб собаки не был прикреплен ни договор купли-продажи, ни свидетельство о ее регистрации по данному адресу. Да и вообще не было никакого свидетельства, честно говоря. Нет подобных расчудесных бумажек у подавляющего большинства владельцев собак (и уж тем более – кошек), проживающих в квартирах и частных домах нашего города. Таковые свидетельства обычно «прилагаются» к породистым собакам, чьи хозяева активно участвуют в выставках и других мероприятиях. Полукровки и беспородные собаки, которых рязанцы подобрали на улицах города, вылечили, отмыли, сделали членами семьи, отныне объявлены вне закона. Решение суда – своеобразная черная метка, адресованная тысячам рязанских владельцев домашних животных. И этакое своеобразное разрешение на убийство любой собаки, встретившейся на пути «лаечников». 

В чем истина, брат?

Алевтина Кузнецова только сейчас, спустя две недели после вынесения судебного решения, смогла более-менее спокойно говорить о случившемся. Судебный процесс произвел на нее настолько тяжелое впечатление, что отбил желание общаться с кем бы то ни было по поводу смерти домашнего любимца. И времени не было: приходилось снова «приводить в чувство» маму, которая получила еще больший стресс в силу многолетней веры в правосудие. 

«Что я могу сказать кроме того, что уже говорила в видеообращении? Мне больно, всей нашей семье больно. Мы так и не поняли, откуда у нас рождается истина в суде, раз ценна только бумажка, а свидетельства уважаемых людей, соседей, абсолютно не берутся во внимание. Бимку «подвели» черные пятнышки, если б их не было, этот... сотрудник «Лайки» не заметил бы нашу собаку на снегу. О том, что где-то надо регистрировать собаку, проживающую во дворе частного сектора, никто слыхом не слыхивал. Никакой разъяснительной работы не проводится. По поводу суда – просто нет слов. Убийца нашей собаки не ответил ни на один вопрос по поводу дозировки якобы снотворного, ни по поводу противоядия. А как довольно ухмылялся, когда стало понятно, что его оправдали, – с возмущением говорит Алевтина Геннадьевна. – Да он и во время процесса не слишком переживал».

Потерпевшей стороне можно было бы рассчитывать на элементарные извинения от муниципального предприятия, на человеческое сочувствие и слова поддержки. Мол, извините нашего работничка,  облажался, но и вы уж, дамочки, впредь соблюдайте правила содержания собак. Не выпускайте за калитку без сопровождения. Но извиняться умеют, как показывает практика, только сильные и добродушные. Те, у кого гуманизм – в генах, а не на бумажке. Здесь же – увы! – не тот случай.

Свидетели потерпевших – не в счет

Потерпевших хозяев убитой собаки в суде представляли Павел ДОРОНЬКИН и Марина МИХЕШКИНА. Они также высказали свое видение прошедшего судебного процесса.

«Гражданский процесс – это процесс состязательности, истец и ответчик имеют равные права. Со стороны истцов было два свидетеля, которые подтвердили принадлежность собаки. Со стороны ответчиков свидетелями выступил сам убийца домашней собаки и работник Дома культуры города Рыбное. По их словам, ошейника на собаке не было, усыпление осуществлено согласно закону. 

Суд посчитал, что свидетели со стороны истцов заинтересованы в исходе дела и не счел показания свидетелей со стороны истцов значимыми. В то же время, ответчика и его свидетеля почему-то сочли лицами незаинтересованными. Суд отметил, что показания со стороны ответчиков правдивые и не разнятся между собой, хотя работник МП Лайка не смог ответить по существу ни на один профессиональный вопрос. Таким образом, свидетельские показания людей, которые причастны к убийству собаки, оказали влияние на решение суда», – считают юристы.

Они также отметили, что, к сожалению, граждане сами должны следить за постановлениями и новшествами с законодательной базе, потому что просветительской работы не ведется. 90% рязанцев не имеют понятия о том, что собаку следует зарегистрировать, да и не в курсе, где именно это сделать. 

Стоит отметить, что в сложившихся обстоятельствах может не помочь и свидетельство о принадлежности собаки определенному хозяину. После трагедии (а для хозяев это настоящая трагедия), произошедшей в этом доме, стало известно еще об одном вопиющем случае, имевшем место быть на той же улице. Хозяйка, вернувшись домой, не обнаружила на привязи своего пса, помеси таксы и дворняги. Собака пропала, ошейник был аккуратно расстегнут. Женщина в недоумении пошла расспрашивать соседей, которые и рассказали, как двое мужчин выстрелили в собаку, открыли калитку, забрали труп и зашвырнули в машину. Пожилые соседи побоялись связываться с незнакомцами, в руках которых было какое-никакое, а все же оружие. Хозяйка дворовой собаки не поверила ушам своим, но теперь, после истории с Бимом, история с убийством собаки непосредственно в личном дворе выглядит весьма правдиво.

Исход судебного разбирательства не мог не возмутить руководство и волонтеров «Лучших друзей», которые тут же прислали в «Новую» гневный комментарий. 

«Этот процесс – показательный. Я восхищена стойкостью и смелостью Алевтины, тем, что она решилась пройти через все круги ада. Процесс, хоть и проигран, все равно показал нам, что мы в нашем городе не можем защитить домашних питомцев. По местному закону получается, что те, у кого собаки и кошки не зарегистрированы в администрации, просто не являются их хозяевами, в любой момент животные могут подлежать утилизации. Ведь один из аргументов представителей муниципального образования был такой: раз собака у нас не числится – у вас ее нет, мы о ней не знаем. Я сильно сомневаюсь, что у нас в администрации города такой учет ведется. Попросту нет ответственного лица, нет формы ведения такой картотеки. Больше всего возмущает тот факт, что суд совершенно не учел, что Бима должны были отловить, а не убить, если у них возникло хоть малейшее подозрение в его бесхозности. Тогда у Алевтины и ее мамы была бы возможность забрать Бима из организации по отлову. Безнаказанность рождает беспредел, поэтому никакого отлова и не велось. Даже если бы у Бима и был бы паспорт с рождения, вряд ли бы его это спасло от мучительной смерти от рук живодеров. В нашей стране, в нашем городе уже жизненно необходим закон о защите и содержании животных, который будет упорядочивать и регистрацию питомцев, и отлов, и строгое наказание за жесткое обращение и убийство братьев наших меньших», – прокомментировала организатор некоммерческого партнерства Нина ЗОТОВА. 

«Нас спасает сын Бимки»

В доме Кузнецовых сейчас подрастают два щенка. Одного подарила подруга Алевтины почти сразу же после несчастья. Второй – сын Бимки, который появился на свет незадолго до убийства отца. 

«Его мать – соседская собачка. Мы с мамой часто, глядя в окно, посмеивались: надо побольше еды вынести, жена Бимкина пришла, – вспоминает Алевтина. – Потом они тщательно прятали своих детей, вот так один оказался у нас. Вылитый Бим: такой же белый, с черными пятнами, такой же веселый, доверчивый и добрый. Только благодаря этим двум «хвостам» мы еще держимся, несмотря на всю эту несправедливость».

Этакое светлое пятно во всей мутной истории. Истории, которая отныне может произойти в каждой рязанской семье.
 
Нина ЛАВРОВА