Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№27 от 14 июля 2016 г.
Орлова высокого полета
Эмоциональная, элегантная и творческая дама остается одним из символов золотого времени литфака Рязанского пединститута



Если говорить о том, что декан – лицо факультета, то Ольга Сергеевна ОРЛОВА этому соответствовала не только в переносном смысле: никто и никогда не видел ее небрежной и неухоженной, потому что ученая дама, коей она, конечно, являлась, не смогла победить в ней элегантную женщину.

Ольга Сергеевна ОРЛОВА, которую между собой называли по имени-отчеству: «Ольга Сергеевна», как в известном советском одноименном фильме с Татьяной Дорониной в главной роли. И до сих пор, если спрашивает кто-то: «Как Ольга Сергеевна?», то всем понятно, о ком идет речь, потому что каким неординарным и запоминающимся была она деканом, такой и осталась в памяти.

На литфаковских посиделках мы вспоминали наше золотое студенческое время, и выяснилось, что никто не может представить Ольгу Сергеевну старой, и даже слово это звучит по отношению к ней оскорбительно. И пусть ей скоро 88, пусть! И все равно – никакая не старая, потому что энергия, голос, интонация, когда говоришь с ней по телефону, живость интересов, юмор и орловский смех, который запомнился навсегда – все это, как в 80-е годы прошлого века, воскрешает в памяти живые картины литфаковского незабываемого бытия.

Если говорить о том, что декан – лицо факультета, то Ольга Сергеевна этому соответствовала не только в переносном смысле: никто и никогда не видел ее небрежной и неухоженной, потому что ученая дама, коей она, конечно, являлась, не смогла победить в ней элегантную женщину. (Под стать шефу была только ее заместитель Н.С.Шошнова, которая, как и декан, отличалась безупречным вкусом и элегантностью). Ольга Сергеевна всегда была в курсе модных тенденций и направлений в одежде, носила красивую обувь на высоком каблуке и почти летала по длинным коридорам факультета, давая фору многим студенткам, для которых каблук оставался невзятой высотой. 

А красивые руки, которые были участниками ее запоминающегося монолога во время лекции! Ольга Сергеевна читала «Лексику» и много цитировала наизусть из поэзии Серебряного века, декламируя стихи блестяще, а за ее руками, всегда ухоженными, приятно было наблюдать, настолько были акцентными и выразительными жесты. Используя терминологию историка моды Александра Васильева, Ольгу Сергеевну Орлову, без преувеличения, можно было бы назвать иконой стиля того времени.  

Она родилась в Зарайске, окончила учительский институт в Коломне и получила направление продолжить обучение дальше, выбрав литфак рязанского педагогического института, а потом и аспирантуру у профессора Никитина, у которого и защитила кандидатскую диссертацию по современному русскому языку, его и преподавала много лет и вела практические занятия, детально отрабатывая то, о чем говорила на лекциях. На занятиях было интересно и весело, потому что она с таким юмором реагировала на ошибки студентов, так обыгрывала их какими-то цитатами из классиков, доводя до абсурда ситуацию, что это было очень смешно, но нисколько не обидно, а подобная разрядка не мешала учебному процессу.

Ее энергии хватило бы на несколько факультетов, это правда. В течение семи лет литфак удерживал переходящее красное знамя, что по тем временам было серьезным признанием работы факультета. 

Она любила студентов, и студенты платили ей тем же. Ее не боялись и могли подойти к ней с самой неожиданной просьбой. Однажды в кинотеатре «Ока», который был не так далеко от института, проходил конкурсный показ зарубежных фильмов какого-то международного фестиваля, среди которых в самое неподходящее дневное время демонстрировался фильм Клиффорда «Фрэнсис» (1982г.) с Джессикой Ланж в главной роли. Был всего один сеанс, и посмотреть его не получалось. Надо было «смываться» с лекции, но не всем же курсом! Кому-то пришла в голову мысль написать заявление на имя декана, чтобы отпроситься в кино, пригласив присоединиться к этому действию и саму Ольгу Сергеевну, потому что фильм – нашумевший, посмотреть хочется всем и она среди «всех» не была бы исключением. Мы написали такое письмо, расписались (получилось около семидесяти подписей) и пошли в деканат, который не смог вместить толпу, предпочитающих лекциям – фильм. 

Когда она прочитала наша послание, то смогла произнести только:

– Вы обалдели?

– Может быть… Но мы хотим… не «колоть» лекцию, а по-честному чтобы, – старались мы заполнить паузу.

– Ольгсергевн, для саморазвития, потому что больше этот фильм не покажут, – канючил кто-то.

– И ведь все равно большинство уйдет, так нельзя ли, как бы, чтобы… 

– А мы потом отработаем, – подхватил кто-то это «как бы чтобы».

– Ну пожалуйста, Ольга Сергеевна (один падает на колени и бьется лбом об пол), не вводите во искушение, ведь все равно уйдем, а так – с Вашего благословения… 

– Да и Вам не мешало бы приобщиться и посмотреть… для расширения кругозора…

– Так мы готовы под Вашим предводительством…

Ольга Сергеевна, которая сидела на фоне стоящего за ее спиной переходящего Красного знамени начинает хохотать, машет на нас руками, причитая: «Идите, идите отсюда!» Упавший на колени, уточняет, куда, дескать, идти: в кино или на лекцию, но декан не отвечает, а продолжает смеяться и выпроваживает нас из кабинета. Мы выходим в недоумении – куда идти и что делать. 

Кажется, можно в кино, потому что она не послала нас учиться. «Не боись, еще пошлет!», – доносится чей-то робкий голос, но мы уже пытаемся осторожно вырулить на лестницу, чтобы оттуда, сломя голову, пока декан не вышла уточнить, куда следует нас послать, понестись к кинотеатру, дабы успеть к началу сеанса. Потом, правда, на общефакультетском собрании Ольга Сергеевна, по долгу службы, вспомнила наше разгильдяйство и была чрезвычайно строга, но фильм мы уже посмотрели.

Орловы работали на факультете вместе – Ольга Сергеевна и Борис Андреевич, доцент кафедры литературы, фронтовик, прошедший дорогами Великой Отечественной. В институте, будучи студентами, познакомились и до сих пор вместе. Вот как о нем вспоминает Л.А.Лелёкина: «Борис Андреевич, супруг и соратник Ольги Сергеевны, много лет работал в старших классах средней школы. Сферой его научных интересов стала русская литература и методика ее преподавания, а результатом научных поисков – разработка методических приемов обучения написанию сочинения. Значимость его работы была настолько велика, что на всесоюзном радио прошел цикл передач по методике написания сочинений, разработанный Б.А.Орловым».

Нам они казались очень разными: Ольга Сергеевна – сгусток эмоций и фонтан идей, и Борис Андреевич – классический образ тихого неприметного интеллигента с негромким голосом, в очках. Его обожали те группы, у кого он был куратором: «Очень достойный был преподаватель. Скромный, умный, внимательный. Очень добрый человек». Добрый человек… Пожалуй, да, так оно было и так есть до сих пор. Кажется, только к нему, если вспомнить наш преподавательский состав, наиболее органично прирастает этот эпитет – «добрый». А ведь это очень редкое качество во все времена, не только сегодня. Может быть, потому они и вместе до сих пор, супруги Орловы, потому что очень разные и потому что каждый во многом органично дополняет друг друга. 

Закончив преподавательскую работу, они уехали жить подальше от городской суеты, в Клепиковский район, где прекрасные мещерские места. Освоили компьютер, а потому не испытывают недостатка в общении и, как и прежде, в курсе всех культурных, литературных и лингвистических событий. Борис Андреевич занимается научной работой, а Ольга Сергеевна помогает ему и ведет дом, создавая необходимые условия для деятельности мужа в их любимом и уютном имении. А еще они любят цветы и с большой любовью выращивают их, выписывая различные семена через интернет-магазины. Особенно культивируют розы, на которые приходят смотреть сельчане, искренне полюбившие своих новых земляков, дом которых стал на селе центром культуры и интеллигентности. 

К ним часто приезжают бывшие выпускники, которых Ольга Сергеевна и Борис Андреевич встречают с неизменным радушием. 

Смотришь на них и радуешься тому, что они есть: друг для друга, для своих детей, для внуков, для нас – их бывших студентов, которым они смогли передать любовь к родному языку и литературе, научили понимать красоту речи и ценить слово, различать оттенки его и быть внимательными к интонации. Они остаются той высокой планкой отечественной культуры, к которой нужно стремиться и которую, вопреки всему, нужно очень бережно сохранять, чтобы ни в коем случае не уронить ее в нынешнее глухое время.
 
Ольга МИЩЕНКОВА