Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№06 от 15 февраля 2018 г.
Свежие новости
Пустой звук
 Старейшее музыкальное училище России подходит к вековому юбилею в удручающем состоянии

Пусть театр начинается с вешалки, но пространство возле театра тоже играет роль. И если оно хорошо оформлено, то создается нужная атмосфера уже до того, как ты оказываешься перед той самой вешалкой, с которой начинается не только театр.

Город наш мало чем отличается от уездных городков, для которых главнее прочих улиц – та магистраль, по которой въезжает в Энск важный столичный гость. На этом отрезке пути неустанно трудятся женщины в оранжевых жилетах, разбивающие клумбы по весне, чтобы приезжему глазу было любо-дорого смотреть. А перпендикулярно показательной трассе – другие, ничем не примечательные улицы, которые городу сугубо параллельны.



На одной из таких – имени основателя и главы ВЧК Дзержинского приютилось под небом рязанским одно из элитных учебных заведений города – старейшее музыкальное училище (колледж), столетний юбилей которого стремительно приближается. Город должен отметить эту дату не просто достойно, а достойно очень, потому что выпускники РМК имени Пироговых составляют славу российской культуры не только в нашей стране, но и за ее пределами. 

Подходим к зданию, потерявшему от выхлопных газов свой солнечно-сиреневый оттенок. Еще и десяти лет не прошло после ремонта фасада, поэтому мечтать о том, чтобы освежили цвет, почти безнадежно, хотя не мешало бы. Но сейчас не о том речь. 

Колледж носит имя величайших басов России братьев Пироговых. О том, что они – «Гордость земли рязанской», высечено на памятнике, который потерялся перед зданием РМК.  



Вы его видели? В Сети, в одной из групп объединились бывшие выпускники колледжа. Читаю диалог под фотографиями с изображением «как бы памятника».



– Что это? Поясните, пожалуйста.
– Как бы памятник.
– Да ладно! Кому?
– Вроде, Пироговым, но не понять. Плохо видно даже вблизи.
– Такое убожество? А кто автор шедевра?
– Я думаю, что он в бегах... 
– Кошмар!
    – Первый раз вблизи это рассмотрела. Я в шоке!
– Сэкономили на памятнике?  
– Как всегда!
– Жалкое зрелище... Может, это перенести в здание или куда-то под крышу?

Это и читать не очень приятно, а смотреть на памятник, имеющий вид этюдной работы и в таком виде явленный миру, – больно. И думаешь, лучше бы не было его совсем, потому что не всегда можно объяснить обывателю, что и скульптор талантлив, и рельеф получился замечательным, но так, де, сложилось, что завершить работу не удалось, а потому имеем то, что имеем… Но кого это интересует, собственно? Всегда важен результат. Памятник братьям Пироговым в своем нынешнем виде имеет зрелище жалкое, и мысль о том, чтобы разместить рельефную композицию на фасаде здания, абсурдной совсем не кажется.

Есть еще одно имя, которым могут и должны гордиться город и музыкальный колледж. Это – Валентина Николаевна Холопова, уроженка Рязани, о которой на сайте Московской консерватории им. П.И.Чайковского можно прочитать: «советский и российский музыковед, музыкальный педагог, доктор искусствоведения (1985), профессор Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского, заведующая кафедрой междисциплинарных специализаций музыковедов МГК им. П.И.Чайковского, где ведет специальный курс теории музыкального содержания, член Союза композиторов СССР (РФ), заслуженный деятель искусств РФ (1995). Сестра Ю.Н.Холопова».

Юрию Николаевичу – большому ученому и музыканту, повезло чуть больше, потому что на фасаде здания РМК, в котором он учился, установили памятную доску в его честь. Но ведь и Валентина Николаевна первое музыкальное образование получила в этих же стенах. Сей факт выпал из поля зрения чиновников от культуры, музыкантов, администрации РМК? Еще есть время исправить оплошность и напомнить рязанцам, далеким от музыкального образования, имя выдающегося музыкального теоретика современности Валентины Николаевны Холоповой, вышедшей из стен рязанского музыкального училища. Большим событием в культурной жизни города мог бы стать ее приезд на столетний юбилей РМК. Пока еще это возможно, хотя Валентине Николаевне уже очень много лет. Успеть бы…

Сейчас перед фасадом здания сугробы, но не за горами лето, и уже весной можно превратить пустырь перед училищем в красивое, достойное этого учебного заведения, место. 

Город облагораживается потихоньку, тут и там появляется городская скульптура. Пока только в центре, где товар можно показать лицом, если приедет тот, кому нужно будет показывать. В план эстетического благоустройства Рязани необходимо включить и маленький островок культуры на улице Дзержинского у здания РМК. Скульпторы могли бы украсить территорию изящной фигурой музыканта. А лужайку перед зданием все-таки надо сделать лужайкой, потому как никогда отечественный бурьян, даже хорошо скошенный, не станет английским газоном. О такой зеленой зоне с цветниками, скамейками, скульптурой и красивыми фонарями под старину мечтают не только преподаватели и студенты. Об этом можно услышать и от горожан, живущих рядом с РМК. 

– Пока часть ландшафта – бабушки на ящиках, торгующие провиантом со своих дач. Конечно, это удобно, но статус училища требует другого оформления пространства возле него. У нас дети и внуки учились здесь. Очень хочется, чтобы намоленное поколениями музыкантов место, наконец, преобразилось. Площадь перед училищем позволяет сделать это. Надо только захотеть.

Подумалось вдруг: как странно, что люди, от которых в данном случае не зависит ничего, так пекутся об уюте и красоте города и хотят, чтобы он становился краше. А что же те, от которых зависит?

Правда, есть и другой диалог в тему:

– Ой, что вы! Это и будет перед училищем всякая пьянь сидеть! Нам этого не надо!

– Можно ведь полицию вызвать, если что.

– Издеваетесь, что ли? Какая полиция? Нам потом все окна перебьют! Пусть уж лучше так. Мы не в центре, здесь следить некому.

От услышанного на душе стало совсем противно, будто снова посмотрела на неуклюжий памятник братьям Пироговым. Охрана порядка в городе – это уже совсем другая история, которая тоже пишется и имеет свои закорючки и вопросы, требующие непременного решения, но пока не об этом.

Еще о наболевшем:

– Помнится, раньше в училище столовая была, а сейчас – буфетная будка стоит, в которой что? Шоколадки и газировка с фастфудами? Здравствуй, язва? 

– Ребятам даже руки перед едой помыть негде. Готовим пациентов гастроэнтерологу!

– У выхода на подоконнике поставили микроволновку. Здесь вам и гардероб, и еды подогрев среди толчеи и верхней одежды!

– В одном конце вестибюля – а-ля буфет, в другом – кофе-машина. Помните: баня – через дорогу – раздевалка? Это про нас!

– А ведь студенты наши – подростки, им по шестнадцать лет, когда поступают. С восьми до восьми – на сухомятке. Это что? 

– Есть преподаватели, которые разрешают в классе обедать, но какой это «обед»? Та же самая сухомятка, купленная внизу.

Нарисовалась еще одна проблема, требующая незамедлительного решения, потому что речь идет не просто о девочках и мальчиках, пришедших в стены музыкального колледжа постигать прекрасное. Речь, по большому счету, о здоровье нации. Между тем, со студентов хорошо спрашивают, когда разговор заходит об учебе. Более того, за пропуски занятий по физкультуре, призванной укреплять здоровье, ребятам очень даже достается. Но разве не должно входить в оздоровительную программу области обеспечение подростков горячим питанием по месту их обучения?

И кто-то стоит за этим наплевательским отношением, в результате которого юные музыканты, вынужденные проводить в стенах Alma Mater весь световой день, оказываются без полноценного питания, теряют сознание, подрывая и без того не крепкое здоровье. Хотелось бы, чтобы вопрос, волнующий многих, не затерялся в кабинетах. Нельзя ли при подготовке к столетнему юбилею старейшего музыкального училища Российской Федерации немножко подумать о тех, ради которых училище и открывалось когда-то, и кто до сих пор создает славу не только нашему краю?

– Многие бегают в какую-то пельменную. Через дорогу, торопятся, боясь опоздать на занятия. Но ведь, сами знаете, что дороги у нас чистят плохо, гололеды случаются часто. А если, не дай Бог, что?.. Пока студент в училище, мы несем за него ответственность, – вздыхает преподаватель и машет рукой, понимая, что дальше разговоров дело все равно не пойдет. 

У преподавателей – материнский взгляд на проблемы, возникающие время от времени. Вот только решать их давно уже некому, потому что медицинской комнаты в РМК тоже нет. В вузах – есть. В школах есть. Но ни врача или фельдшера, ни медсестры нет в музыкальном среднем специальном учебном заведении города Рязани. И это при том, что в колледже обучаются вокалисты, которым необходим не просто врач, а фониатор. Есть отделение хореографов, студентам которого тоже может понадобиться помощь медика. Преподаватели выходят из положения сами, имея при себе необходимый набор медикаментов, включая аппарат для измерения давления.

– Все ношу с собой, – ответила мне дама, которой, судя по всему, врач необходим ежедневно. Но она не ропщет, а тащит с собой на работу мешок с пилюлями и добросовестно поставляет Московской консерватории лучших пианистов своего класса – лауреатов Международных конкурсов. И сама же их подкармливает между занятиями.

– А если кому из студентов плохо станет? 

– Каждый день кому-то плохо. И что?

Был в РМК случай, когда, не дождавшись машины скорой помощи, в стенах училища умерла студентка. 

«Бывает», – вздохнул кто-то. Тем сердце и успокоилось.

Есть вещи, которые понять невозможно. Вот никак невозможно понять, почему подростки в своем любимом учебном заведении сидят на сухомятке и не имеют элементарной медицинской помощи в случае ее острой необходимости. И это при том, что перед колледжем ставятся задачи и сверхзадачи, которые РМК успешно выполняет и перевыполняет без малого сотню лет, отшлифовывая мастерство юных музыкантов, многими из которых потом гордится не только Рязань, но и Россия.
Ольга МИЩЕНКОВА