Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№41 от 15 октября 2015 г.
Филин заболел Есениным
Лидер «Feelin’s» – о расстреле в «Сельмаше», новой фееричной программе и ядерном двигателе


 
Группа «Feelin’s» – самая древняя, самая джазовая и, пожалуй, самая известная среди рязанских музыкальных групп – на четвертом десятке лет существования вдруг обратилась к творчеству своего великого земляка. Или не вдруг? О зарождении и существовании проектов «Есенин и Джаз» и  «ЕсенинJazz» сегодня «Новой газете» рассказывает лидер группы «Feelin’s» Геннадий ФИЛИН.
 
– Геннадий, почему вдруг так увлекся творчеством Сергея Есенина, что целиком посвятил ему новую программу своего коллектива и даже, можно сказать, не одну? И сохранился ли в памяти тот самый момент, когда проснулся интерес к поэзии Есенина? 
 
– У меня долгое время не было какого-то специального интереса к стихам Есенина, кроме того, что есть вокруг некий всеобщий интерес. Хотя, когда в 9-м классе я научился играть на гитаре, то сразу же сочинил две песни именно на стихи Есенина. Но на этом мои познания в его поэзии тогда и заканчивались. 
 
Потом, когда уже появилась группа «Feelin’s», у нас всегда была в репертуаре парочка инструментальных композиций на мелодии «есенинских» песен – «Отговорила роща золотая» и «Ты еще жива, моя старушка». Не знаю, уместно ли об этом вспоминать, но именно под «старушку» и прошел известный расстрел в «Сельмаше». Причем люди уже умирали, а я все продолжал ее играть, потому что сидел в тот момент спиной к происходящему и не сразу отреагировал. Так что эта тема для нашей группы в каком-то смысле легендарная. 
 
На самом деле движение к программе «ЕсенинJazz» началось в 2010 году, когда Александра Шетракова, замдиректора Московского государственного музея Сергея Есенина, случайно нашла в интернете сайт группы «Feelin’s», прочитала о философии нашего творческого центра, увидела в этом полное созвучие со своими идеями и написала мне пламенное письмо. В тот момент у меня был творческий кризис, я находился в некой «отрицательной волне». А письмо было фееричным, возвышенным, она там придумывала различные фантастические международные проекты – еще более фантастические, чем у меня. И это меня вознесло, конечно. Мы с ней списались, познакомились, встретились. Самое интересное, что через полтора года все наши фантастические проекты сбылись, и мы вспомнили об этом письме во время тура по Германии с программой «Есенин и Джаз». Эта программа была первой прикидкой того, что есть сейчас – там больше чисто инструментальной музыки. Мы сидели в немецком городке Шверине, я говорю: «Саша, помнишь, было такое письмо?» Перечитали, очень удивились, что все сбылось. Уже и в Бельгии на тот момент побывали с этой программой, и Франк Ваганэ играл с нами «есенинские» композиции, а Ваганэ – это лидер бельгийского джаза, руководитель международного брюссельского оркестра, записавшего саундтрек к оскароносному фильму «Артист». 
 
Но все это было только начало. Общаясь с представителями Московского Государственного музея Сергея Есенина, я окунулся в их понимание творчества Есенина.  Это здесь, в Рязани, Есенин – «поэт по горизонтали», сельский гуляка, прославляющий рязанскую ширь. А в московском музее люди видят творчество Сергея Есенина как космическое послание. И я, когда стал глубже вникать в его творчество, тоже разглядел именно это, многие вещи стали мне открываться, вплоть до того, что даже было видение, сон наяву, где удалось пообщаться с самим Есениным – после этого я стал ощущать его присутствие. По мере развития проекта было ощущение, что к нему словно приставлен ядерный двигатель внутри: все, что задумывается, реализуется, при этом реализуется стремительно. И фестивали, и другие проекты, и запись альбома. 
 
Я искал вокалиста, который мог бы международным языком джаза, блюза, музыки фанк, соул выразить нашу задумку. А это – задача та еще, найти такого вокалиста, хотя у меня и было представление о том, каким он должен быть. И – вот он, пожалуйста, появился. Борис Саволделли – отзывчивый и открытый человек, потрясающий вокалист, с которым мы сразу нашли точки соприкосновения. За полтора года он четвертый раз приезжает в Рязань, мы записали даже не один, а полтора альбома. Один – с Борисом. А на втором, который пока еще пишется, мы обыгрываем «есенинские» темы с участием многих европейских и американских музыкантов, они периодически доезжают в Рязань и отписываются в нашей студии. 
 
Вот мы сидим, разговариваем, а уже завтра презентация нашего альбома с Борисом Саволделли в Московском международном доме музыки – это одна из центральных филармонических площадок нашей страны. Кто мог подумать, что так получится? 
 
– Помнишь момент знакомства с Борисом Саволделли? 
 
– Нас познакомил Юра Льноградский, джазовый продюсер, который возит по стране проект «МузЭнергоТур» и ведет джазовый портал. Он же является продюсером сольных проектов Бориса в России – у него много сольных проектов, где он поет a capello и творит чудеса с электронными процессорами. Юра «сосватал» мне Бориса выступить в кафе «Фонтан», где я тогда был арт-директором. Борис выступил, и  мне очень понравилось все, что он делает, – я сразу увидел за сольным выступлением его возможности как вокалиста группы. И они действительно оказались очень разноплановы – Борис хорош и в традиционной джазовой стилистике, и в авангардной, и фри-джазовой, и в какой угодно. Более того. Борис часто отмечает, что у него тоже две стороны в творчестве – темная и светлая. И сам он с легкостью «переключается», из самых каких-то мрачных авангардных «загонов» уходит в легкие, чуть ли не попсовые вещи, и наоборот. А если мы говорим о творчестве Есенина, то он как раз и отличался тем, что с предельной честностью выразил все, что он чувствовал. У него есть замечательные строчки: «Если черти в душе гнездились, значит, ангелы жили в ней». Он видел и то, и другое. Я попытался написать об этом в аннотации к нашему альбому – о сути творчества Есенина, о сути джаза, о сути «Feelin’s», о сути Бориса Саволделли. Мне кажется, все это стопроцентное совпадение, мы стали единым целым, выражаем и темное, и светлое в творчестве – все сошлось в одной точке. Плюс феномен джаз и феномен Есенин проявились одновременно – это дух одного и того же времени.  
 
Совсем недавно «Feelin’s» и Саволделли представляли свою новую программу «ЕсенинJazz» на праздновании 120-летия поэта в селе Константиново. Я там не был лет десять, но хорошо помню, что все эти «есенинские праздники» на родине поэта – поклонение не Есенину, а какому-то мифическому «голубоглазому лелю» из соседней деревни, глянцевому и сопливо-сахарному. Тот человек, которого там чтят, словно сошел с картины Александра Шилова и почти не имеет отношения к реальному Есенину. Нету там «космических посланников» – там сплошь различные псевдонародные песни и псевдофольклорные пляски. Может, что-нибудь изменилось за те годы, что я там не был, и атмосфера мероприятия стала иной? Насколько органично «Feelin’s» чувствовали себя в Константиново, представляя свою программу?  
 
– Я очень хорошо понимаю, о чем речь. Чувствовали мы там себя вполне органично, но если бы нам дали сцену в три раза больше, то чувствовали бы себя еще лучше. Послушать нас очень много народу собралось, но конкурировать с основной сценой было сложно. Хорошо, что разнесли по времени выступления на нашей и основной сцене, поэтому не было звуковой борьбы. Наше выступление прошло феерично. А само празднование потрясло огромным стечением народа – машины стояли возле Константинова буквально поясом в несколько километров. Вот ты охарактеризовал происходящее. Но это один из сегментов понимания Есенина, скажем так, некоторые его так и понимают, и некоторые вещи этого ряда как бы даже официальными являются. На самом деле Есенин намного глубже и многограннее. 
 
 – За последний месяц программа «ЕсенинДжаз», о который ты говоришь, уже не раз игралась в Рязани – по крайней мере, фрагментами. Чем будет отличаться ее представление 22 октября в Муниципальном культурном центре? 
 
– У нас сейчас тур, 23 концерта, в том числе несколько в Рязани. Во-первых, концерт в МКЦ будет отличаться уже тем, что появится, наконец, альбом, записанный нами с Борисом Саволделли. Уже завтра он будет продаваться на нашем концерте в Московском доме музыки – альбом выходит на фирме «Игорь Бутман мьюзик». Соответственно, люди его ждут – должно быть некое событие, связанное с выходом этого альбома. Он сделан нами с любовью – и «Feelen’s», и Борис Саволделли вложили туда очень много сил.
 
Во-вторых, концерт будет отличаться от предыдущих хотя бы потому, что мы все-таки джазовые музыканты и привыкли импровизировать, поэтому все концерты не похожи один на другой. Будет отличаться и по форме – сыграем в первую очередь те произведения, что вышли на альбоме.  
 
– В будущее заглядываешь? Альбом с Борисом Саволделли уже выходит, в МКЦ пройдет один из последних концертов большого тура. А что дальше? Новый «есенинский» альбом? 
 
– Да, второй альбом готовится. Процентов на 50 он уже готов, потому что когда в Рязань приезжали какие-то известные музыканты, я их «цап-царап» и записывал. Майю Азусену записал, Бенни Бенака, Стэфорда Хантера, Игоря Бутмана. Борис тоже отметился в одной из композиций, наша Оксана Алешина там поет. То есть многое сделано, но до завершения пока далеко. «ЕсенинJazz-2» будет более джазовый и более инструментальный. А первый альбом – тот, что выходит сейчас – он больше песенный, мы взяли известные песни на стихи Есенина и сделали их международным языком, еще и выразив их с помощью западного вокалиста. Причем ситуация уникальная – практически все есениноведы, из разных лагерей, видящих Есенина и так и сяк, сошлись на том, что мы раздвинули границы восприятия поэта, сделали его понятным на весь мир. Это понятно и человеку из какой-нибудь деревни, и посетителю концерта в престижном столичном зале.
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН