Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№36 от 16 сентября 2021 г.
Свежие новости
Крупным планом
17 сентября Рязанский театр драмы откроет новый сезон бенефисом народной артистки России Людмилы Коршуновой

Вверх-вниз, вира-майна – жизнь раскачивает нас как на качелях. Кто-то предпочитает стабильность и на большую высоту не претендует. А кто-то поднимается к таким вершинам, что дух захватывает! Причем захватывает и от осознания того, что с этого Олимпа рано или поздно придется возвращаться на землю… Трагическая судьба кинозвезды, купавшейся в лучах славы, но со временем утратившей свою известность, развернется перед зрителем в новой постановке Рязанского театра драмы «Голливуд крупным планом». Премьера состоится 17 сентября, спектакль станет не только открытием сезона, но и бенефисом народной артистки России Людмилы КОРШУНОВОЙ.

Про свою роль Людмила Коршунова говорит коротко, емко и с восклицательным знаком: «Это подарок!» Переиграв массу звездных ролей, создав на сцене плеяду блистательных образов, актриса, улыбаясь, признается, что приготовилась к периоду «комических старушек». Но, как оказалось, преданные поклонники ее таланта к такому амплуа готовы не были. Все началось с телефонного звонка Леонида Подосенова, театрального художника, работавшего с Людмилой Прокопьевной во многих спектаклях:

– На гастролях в Сочи мы показывали спектакль «Вышел ангел из тумана», Леонид его посмотрел и был «убит». После всех работ, которые он для меня сделал, после всех шикарных красавиц (начиная с великолепной Миссис Эрлин в пьесе «Веер леди Уиндермир») вдруг увидеть меня в роли старушки… Он просто не смог это принять. Я пыталась ему возразить, что должен быть некий переход: не вечно же играть красавиц и светских дам! Да и дело даже не в этом. Роль в «Ангеле» на самом деле мне очень близка и дорога. Спектакль воспринимается с необыкновенной теплотой, причем зрителями всех возрастов. Честно скажу, я даже растерялась: переиграв столько спектаклей, именно от этой роли – старушки – чувствую максимальную отдачу! Но у Леонида уже возникла некая идея. И как только руководство театра обозначило факт бенефиса, они вместе с режиссером Леонидом Колосовым стали предлагать разные варианты. Надо сказать, что и с Колосовым мы уже работали вместе: в спектаклях «Внезапно прошлым летом» и «Филумена Мартурано». Оба спектакля были крепкие и мною любимые. Особенно «Внезапно прошлым летом» – это вершина, лучше я ничего не сыграла! Так что команда сложилась проверенная. И когда неожиданно возникла эта голливудская история, я ни секунды не сомневалась: «Да!»

– Что же так привлекло в этом материале?

– Сюжет, на самом деле, близок и понятен любому творческому человеку. Хотя, раз в названии Голливуд, может показаться, что все это далеко от нашей реальности. Но такая судьба есть в каждом театре! Судьба актрисы, которая была на вершине славы, но со временем ее утратила... Понятно, что слава может быть разная, но человеческие переживания, независимо от масштабов, одинаковые. Когда возникает период невостребованности (это касается любой творческой профессии, не только артистов), пережить такую ситуацию бывает очень сложно. Если к этому не подготовиться, то падение с Олимпа может обернуться страшным кризисом. Что и происходит в нашем новом спектакле с моей героиней Нормой Десмонд. Она просто не смогла смириться с тем, что слава ушла навсегда. Она продолжает жить в нереальном мире. И пребывает в полной уверенности, что успех обязательно вернется. Но теперь она смоделирует его сама! Норма пишет сценарий, который должен потрясти весь мир. Для своего будущего фильма она выбирает историю Саломеи. И то, что по возрасту она никак не может играть эту роль, ее совершенно не останавливает. Актриса абсолютно уверена, что может всё! Этот сценарий поддерживает ее в творческой форме, подпитывает жизненные силы. Ради него она живет. И когда в ее доме случайным образом появляется молодой сценарист Джо Гиллис, то Норма видит в нем инструмент реализации ее мечты.

– Не будем раскрывать потенциальному зрителю всей интриги, но спектакль заканчивается трагически?

– Да, история Саломеи возникает неслучайно. Здесь есть некие параллели. Должна сказать, я совершенно оправдываю свою героиню, разумеется, кроме последнего момента. Хотя по пьесе понятно, что при наличии такой больной психики что-то должно было произойти. Тот хрустальный замок, который она столько лет создавала вокруг себя, был безжалостно разбит, растоптан. Мужчина не просто обманул ее женские чувства. Он совершил творческое предательство. Я вообще не представляю, как такое можно пережить… В принципе эта история переходного периода, когда рушится весь мир, близка любому творческому человеку. Мы живем только этим! У артиста вся жизнь – на сцене. Я сейчас смотрю, как мои дочки относятся к своим детям, и у меня слезы на глаза наворачиваются. Потому что мои дети этого были лишены. Не было никакого «сюсюканья», все строго: накормить, проверить уроки – и в театр. Если мама готовится к спектаклю, все ходят на цыпочках... Поэтому для меня эта роль во многом личная. Последний монолог – я о нем даже думать не могу спокойно!

– Как режиссер «решает» спектакль на сцене?

– У меня были опасения по поводу того, как материал будет реализовываться. В современном театре, увы, зачастую довлеет манера упрощать, веселить, не утруждать зрителя печалями и переживаниями. Но здесь нам повезло. В этом спектакле человеческие эмоции не заменяются какими-то режиссерскими изысками, вывертами. У нас на площадке на удивление «не нервозная» обстановка. Иногда я даже ловлю себя на мысли, что не хватает электричества, искры. Безусловно, это все наступит ближе к премьере. Пока же Леонид Колосов, не педалируя, позволял всем нам входить в материал. Все размеренно, продуманно, честно говоря, мы от этого уже отвыкли. Мне очень нравится, как работает Никита Левин, мой партнер по сцене. Актер глубокий, серьезный и, полагаю, для него эта роль – тоже подарок. Про себя могу сказать, что моя героиня получилась достаточно экзальтированная. Форма сложилась яркая, не бытовая. Впрочем, как настоящая кинозвезда, Норма и не может быть другой... Для меня в этой работе произошло очень глубокое погружение. Я всегда много работала над ролью, но такого познавательного, интересного процесса давно не испытывала. Перечитала массу книг, воспоминаний. И сейчас я просто наслаждаюсь этой работой и радуюсь каждому моменту! Купила новые духи – специально для этой роли. Открыла новый сорт кофе, завариваю по утрам, наслаждаюсь ароматом. И с сестрой решили, выпустим премьеру и – по магазинам! Устроим персональный «Голливуд»!

– Раз заговорили о новых ощущениях... Когда я брала у вас интервью пять лет назад, также к юбилею, вы рассказывали, что научились водить машину. Что за эти годы еще освоили?

– Попробовала плавать с трубкой и маской. Были на отдыхе с детьми и внуками, и они дали мне мастер-класс. Конечно, очень красиво: океан, рыбки, камни... Я честно попробовала, но дальше плавала обычным образом. Очень люблю воду, могу не выходить часами.

– Людмила Прокопьевна, в Рязанском театре драмы вы служите с 1976 года. 45 лет приходите в это здание, этот дом. Что при этом чувствуете? Какое место самое любимое?

– Когда я только приехала в Рязань, так получилось, что некоторое время жила в театре. И в конце рабочего дня заходила в зал, видела сцену, освещенную тусклым дежурным светом, – и каждый раз у меня обмирало сердце! Неужели я выхожу на эту сцену?! Перед полным залом?! Этот трепет сохранился до сих пор. Сцена для меня – самое магическое, притягательное место. Ее я люблю больше всего. И больше всего боюсь. Выход к зрителю – это всегда испытание. А на все остальное в театре я, честно сказать, мало обращаю внимание. Не привыкаю к гримеркам, легко «переселяюсь», если надо. Если вдруг попадаю в зрительское фойе, то каждый раз ему удивляюсь, будто впервые увидела. Бытового отношения к театру у меня нет совсем, только подхожу к нему, и мне уже хорошо и радостно на сердце.

Фото: Сергей ГАЗЕТОВ

 

Вера НОВИКОВА