Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№02 от 18 января 2018 г.
Лежачего не добивали?
 Командование войсковой части 41521 наконец отреагировало на публикацию «Новой» и представило свою версию событий, связанных с застройкой военного городка Дягилево, манипуляциями с топливом и служебным жильем

Рязанская «Новая» с весны 2017 года начала освещать события, происходившие в Дягилевском военном городке. Почти в каждом номере публиковали новости и расследования о переделе земель бывшего закрытого городка, намерениях застроить общий и пришкольный стадионы, снести гаражи, принадлежащие пенсионерам-авиаторам, уничтожить рощу и скверы. О том, как ветеранов не пускают в бывший Клуб офицеров – ныне муниципальную Школу искусств. Как командование воинской части запрещает подчиненным, проживающим на территории военного городка, протестовать против застройки некогда общедоступных мест. Ни на одну из этих публикаций редакция не получила опровержений от командования. Войсковую часть возмутила только публикация о дедушке погибшего в начале прошлого года в страшном ДТП Елисея Харченко – бывшем юрисконсульте воинской части Константине Кузнецове.



Мы еще раз публикуем текст письма по поводу статьи «Добить лежачего», который написал и прислал в редакцию заместитель командира в/ч 41521 по воспитательной работе полковник Василий Быбко. Письмо в рубрике «Право на ответ» было опубликовано в №50Р от 28.12.2017г. Теперь даем свои пояснения и комментарий Константина Кузнецова.

Что пишет полковник Быбко?

«В "Новой газете" за №45Р от 23.11.2017 года была опубликована статья журналистки Нины Лавровой "Добить лежачего", где она повествует о том, что непосредственный начальник героя ее материала Константина Кузнецова полковник Николай Варпахович не захотел иметь возле себя "…строптивого сотрудника, который ищет правды в распределении жилья и расходе топлива", а также, "…не имея на то ни малейшего права, подписал разрешение на строительство двух 10-этажных домов на улице Белякова". Самого Константина Кузнецова, которого, якобы, подловили на том, что ему нужно было сопровождать больную дочь к месту проведения операции, уволили незаконно.

Эта авторская версия журналистки вызвала у командования войсковой части 41521 недоумение. Обратимся к фактам, имеющим документальное подтверждение.

Разрешения на строительство двух 10-этажных домов по улице Белякова выданы 01.12.2016г. и 02.12.2016г. застройщику ООО "СК Атриум" администрацией города Рязани.

По "поиску правды в распределении служебного жилья и расходе топлива", сообщаю, что, согласно ст.12 Жилищного кодекса РФ командиры воинских частей не являются уполномоченным органом государственной власти в области жилищных правоотношений, а воинская часть, как хозяйствующий субъект, не обладает жилыми помещениями. В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года №1280, заселение жилого фонда военных городков осуществляется Рязанским отделением Западного регионального управления жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации.

Обеспечением ГСМ (горюче-смазочные материалы и авиационное топливо) воинской части 41521 занимается АО "Газпромнефть-Аэро" – самостоятельная и независимая организация.

Что касается нашего бывшего сотрудника Константина Кузнецова, то горе, которое пришло в его семью, тронуло всех нас. И именно полковник Николай Варпахович лично обратился ко всем военнослужащим и гражданскому персоналу гарнизона с просьбой об оказании материальной помощи его семье. А уволен Константин Кузнецов был согласно решения Московского районного суда не за то, "что его подловили" на том, что ему нужно было сопровождать дочь к месту проведения операции», и не за его "неугодность" командиру воинской части, а за частые прогулы и отказ от подачи сведений о доходах на себя и членов своей семьи согласно букве закона (в решении Московского районного суда это было отражено), поскольку его должность входит в перечень, которая обязывает работника представлять вышеуказанные сведения. Однако сам Константин Кузнецов посчитал нецелесообразным считаться с работодателем и решил по-своему интерпретировать служебные обязанности, а затем создать вокруг себя определенный резонанс.

На основании вышеизложенного прошу вас опубликовать опровержение фактов и необоснованных тенденциозных комментариев журналистки Нины Лавровой в вашей газете.

Заместитель командира войсковой части 41521 по воспитательной работе полковник Василий Быбко».

О «невозражении»

По утверждению полковника Василия Быбко, «разрешения на строительство двух 10-этажных домов по улице Белякова выданы 1.12.2016г. и 2.12.2016г. застройщику ООО "СК Атриум" администрацией города Рязани». Однако полковник Николай Варпахович «дал добро» на строительство двух высоток еще раньше, а именно – 31 октября 2016 года. За два месяца до официального разрешения.

Напомним, как это было.

17 октября 2017 года Рязанская администрация передала в аренду предпринимателю Игорю Юнякову участок земли общей площадью 9186 кв. метра. Земля была выделена для строительства двух высотных домов. 28 октября предприниматель Юняков передал участок в субаренду сам себе – то есть ООО «СК Атриум», в котором занимает должность директора. Через три дня, 31 октября, Юняков отправляет письмо на имя командира в/ч 41521 Николая Варпаховича с просьбой согласовать строительство двух 10-этажных домов на улице Белякова, на приаэродромной территории. В тот же день полковник согласовал строительство высоток.

«Войсковая часть 41521 не возражает по вопросу строительства двух многоэтажных многоквартирных жилых домов (1-я и 2-я очередь) по адресу: г.Рязань, район ул.Забайкальской – ул.Белякова», – написал в документе командир. Он так и пояснил во время проведения проверки прокуратурой Западного военного округа с привлечением военной прокуратуры Рязанского гарнизона, что не согласовывал строительство гражданского объекта, а лишь ничего не имел против. За что через год после «невозражения» получил представление от военной прокуратуры Рязанского гарнизона.

Согласно письменному разъяснению заместителя военного прокурора Рязанского гарнизона, капитана юстиции М.А.Сахарова, «…полковник Варпахович Н.Н., в нарушение указанных требований закона, не являясь собственником аэродрома, не будучи наделенным соответствующими полномочиями, вместо того чтобы разъяснить предпринимателю порядок согласования строительства объектов в приаэродромной территории, принял единоличное решение и фактически согласовал Юнякову И.М. строительство двух многоэтажных многоквартирных жилых домов на земельном участке с кадастровым номером 62:29:0050001:5361».

О том, что командир в/ч Варпахович не имел права согласовывать / не согласовывать / разрешать / запрещать, «Новая» писала еще летом («Под крылом самолета кипит тайная работа» в №27Р от 20 июля 2017 года). Но по какой-то неведомой причине не стал возражать против строительства домов, квартиры в которых были бы проданы по коммерческой стоимости гражданскому населению. Если бы жители авиагородка, даже те, кому было приказано помалкивать, не начали дружно сопротивляться застройке единственной зеленой зоны.

О помощи семье Кузнецовых-Харченко

В письме полковника Быбко говорится, что «горе, которое пришло в его (Константина Кузнецова, – прим. авт.) семью, тронуло всех нас. И именно полковник Николай Варпахович лично обратился ко всем военнослужащим и гражданскому персоналу гарнизона с просьбой об оказании материальной помощи его семье».



Ни в одной из публикаций о трагедии в семье Кузнецова не говорится о том, что полковника Варпаховича не тронуло горе подчиненного. Напротив, поблагодарили от имени Кузнецова рязанцев: «сдавших кровь десантников РВКДУ и служащих войсковой части Дягилевского военного городка, сотрудников детского сада №104 и школы №7, в которой работает мама Насти, и многих других жителей Рязани» («В двух шагах от жизни», №37Р от 23 сентября 2017 года).

Почему нет благодарности лично полковнику Николаю Варпаховичу? Вероятно, герой публикации не был в курсе «обращения командира к военнослужащим и гражданскому персоналу гарнизона». Либо не счел необходимым выделить конкретно полковника из ряда «служащих в/ч».

Об авиационном керосине

В письме говорится, что «обеспечением ГСМ (горюче-смазочные материалы и авиационное топливо) воинской части 41521 занимается АО "Газпромнефть-Аэро" – самостоятельная и независимая организация». Действительно, АО занимается обеспечением ГСМ, и только. Распределение, расходование и объемы остатков ГСМ контролирует полковник Варпахович. Можно предположить, что объемы ГСМ в воинской части огромны, ведь наши заправщики дозаправляют бомбардировщики, которые участвуют в военной операции в Сирии. По всей вероятности, отследить всю «движуху» авиакеросина не так-то просто. Поэтому (или еще по какой-то причине) и у Кузнецова, и у других военнослужащих неоднократно возникали вопросы по поводу целевого расходования горюче-смазочных материалов.

Об увольнении Кузнецова

Сам герой, вокруг которого развернулись такие баталии, долгое время не мог понять, о чем идет речь в данном письме и как связаны все заявления Василия Быбко.

«Вероятно, речь идет о первом увольнении, которое произошло в июне 2017 года. Но для чего возвращаться к теме, если меня по тому же суду не только восстановили в должности юрисконсульта, но и признали недействительной запись в трудовой книжке, взыскали с работодателя в мою пользу сумму, равную среднему заработку за несколько месяцев, а также компенсацию морального вреда? Суд счел мое увольнение незаконным, и Быбко об этом хорошо известно. Почему же не говорится о том, что после восстановления в должности мне незаконно не давали работать? В первый день я просидел на стуле возле двери в свой бывший кабинет: не мог получить от него ключ. Затем выяснилось, что на мое место взяли молодую женщину, а у меня больше нет ни компьютера, ни доступа к необходимым для работы документам. Выделили мне стол, выдали стул – работай, как хочешь», – рассказывает подробности своей «работы» после восстановления в должности Константин Кузнецов.

Он утверждает, что после восстановления на работе по решению суда в первый же день услышал: «Тебе все равно здесь не работать». Вынудить Кузнецова повторно уволиться с работы было легко, ведь ему постоянно приходилось «отпрашиваться» то на заседание суда по делу гибели его внука, то для того, чтобы сопровождать искалеченную дочь в очередную больницу или домой по окончании лечения.

«В последний раз, когда с дочерью Настей ездили на судебное заседание, мне поставили прогул. День выдался очень тяжелый: Настя не может передвигаться сама, мы вызвали такси. Водитель отказался везти дочь, поэтому пришлось вызывать социальное такси. Судебное заседание вынуждены были отменить, потому что Насте стало плохо», – прокомментировал Кузнецов.

Не предоставил декларацию о доходах потому лишь, что не является военнослужащим, не входит в круг лиц, которые должны ежегодно отчитываться о своих доходах.

В отношении других пунктов письма говорит, что и сейчас имеет много вопросов к руководству в/ч по поводу использования ГСМ во время учебных полетов, а также распределения и приватизации служебных квартир для военнослужащих. Может быть, это станет новыми темами для публикаций?
 
Нина ЛАВРОВА