Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№23 от 18 июня 2020 г.
Арена особого назначения
 История строительства рязанского ЦСК, отметившего на днях 40-летие, полна малоизвестных и занимательных фактов 

14 июня 1980 года состоялось помпезное открытие Центрального спортивного комплекса, гигантского сооружения, подобного которому Рязанщина еще не знала. Вступивший в строй 27-тысячник на долгие годы застолбил за собой звание главной арены области. Но времена изменились, и последнее десятилетие ЦСК пребывает в тени своего собрата, «Спартака», тем не менее, в сложных ситуациях, как это, к примеру, случалось с женской Лигой чемпионов, всегда приходит на выручку.


1980 год. Торжественное открытие спорткомплекса

Для рязанского спорта Рюмина (ныне Городская) роща место практически священное. Еще в 1911 году на полянке за Салтыковской больницей (ныне: имени Семашко) первые удары по мячу делали местные футболисты. Неудивительно, что с приходом советской власти один из крупнейших в городе – завод сельскохозяйственных машин оборудовал тут стадион для своих работников. В разные времена его именовали «Рязсельмаш» (по названию хозяина), «Трактор» и «Торпедо» (по принадлежности к добровольному спортивному обществу). Во второй половине 1960-х годов объект утратил свое прежнее значение, его передали на баланс НПЗ и дали соответствующее название «Нефтяник».

Поначалу разговоры велись не о возведении нового стадиона, а о реконструкции старого. Планировалось отстроить земляные трибуны, но впоследствии это решение пересмотрели. В связи с тем, что под футбольное поле и беговые дорожки требовалось много места, а площадь застройки была небольшой, пришлось «лезть» вверх. Восстановительные работы стартовали в сентябре 1969-го, когда начали завозить землю, ломать старые, деревянные трибуны. Но впоследствии объект был законсервирован в виду отсутствия необходимого финансирования. Лишь в 1975 году строительство возобновили и продолжалось оно уже до победного конца. 

Существует мнение, будто бы ЦСК возводили специально к Олимпиде-80 в качестве резервной арены, что не соответствует действительности. Первый директор спорткомплекса ныне покойный Юрий Сергеевич Краснов эту версию опровергал: «Ерунда все. Просто мы, ссылаясь на это, выбивали дефицитные материалы, таким образом пытались подхлестнуть строителей. А решение подогнать сроки окончания работ к открытию Олимпийских игр принималось позднее».

Фактически эксплуатация подтрибунных помещений и центрального спортивного ядра началась задолго до официального вступления стадиона в строй, еще в 1977 году, и увеличивалась по мере сдачи объектов. Одними из первых начали функционировать шахматный клуб и так называемая аллея здоровья. Затем обрели жизнь многочисленные группы общей физической подготовки, любителей бега, закаливания, пункт проката спортинвентаря, восстановительный центр, лодочная станция, однодневный профилакторий «Здоровье». А первые официальные  соревнования были организованы по инициативе газеты «Приокская правда» и дирекции ЦСК еще в начале 1979 года, когда на заснеженном поле прошел первый футбольный турнир «Подснежник», впоследствии ставший традиционным.

По словам непосредственного участника тех памятных событий 40-летней давности Василия Федоровича Жданцева, подготовка к торжественному открытию началась в 1980 году сразу же, как только сошел снег.



– Это ответственное мероприятие возложили на председателя городского спорткомитета Николая Васильевича Александрова. Был назначен главный режиссер и пять помощников, одним из которых стал я. Каждому наметили свой фронт работ, лично я отвечал за подготовку одного из номеров театрализованного представления – олимпийских колец. Для этих целей были привлечены учащиеся техникумов и профтехучилищ. Репетиции проходили на площадке перед стадионом, где впоследствии размещался луна-парк. Вроде бы ничего сложного, но необходимо было достичь полной синхронности действий участников, а также одинакового размера колец. Перед началом я проводил замеры рулеткой, очерчивал круг, ребята соединяли руки и отрабатывали упражнение. Где-то за неделю сделали контрольный прогон уже непосредственно на футбольном поле. Вроде бы все отработали до автоматизма, но на открытии один круг все-таки чуть смялся. Хотя, кроме меня, это вряд ли кто-то заметил.

– Но мы забежали несколько вперед. 

– Торжественную церемонию открыл первый секретарь Рязанского горкома партии Николаев, точно подметивший, что ЦСК продолжил эстафету спортивных строек последних лет. Незадолго до этого свои двери для горожан распахнули легкоатлетический манеж «Юность», спорткомплексы «Комета», «Чайка», «Буревестник». С приветственным словом к собравшимся обратился председатель комитета по физкультуре и спорту при Совете Министров РСФСР  Алехин. После этого бригадир электромонтажников РМУС треста «Центрэлектромонтаж» Кряжевских вручил символический ключ одному из сильнейших легкоатлетов Рязанщины Никитину. Гимн, перерезается алая ленточка, и ЦСК официально вступает в строй.

Под звуки марша по беговым дорожкам чинно проследовала колонна ветеранов, в их числе победители престижных международных состязаний. После этого начались показательные выступления, в которых участвовали представители спортобществ, рязанских военных училищ, институтов, техникумов. Свои навыки продемонстрировали гимнастки, борцы, боксеры, прыгуны на батуте. Значительную порцию аплодисментов получили десантники. Захватывающе прошли состязания легкоатлетов в большой шведской эстафете и велосипедистов в гонке с выбыванием. Уже после финиша один из участников мне сказал: «Ой, дорожка тяжелая, по такой не разгонишься». Насколько знаю, было желание привлечь еще и конников, но директор Краснов разрешения на это не дал, чтобы не испортили легкоатлетические дорожки с синтетическим покрытием – физполом. Представление шло своим чередом, как вдруг неожиданно для зрителей участники «рассыпались», и на футбольном поле возникли пять колец – олимпийская эмблема. Затем над стадионом появились два самолета – подошло время парашютистов. Первой в центральном круге приземлилась рекордсменка мира Зинаида Курицына, как раз в том году она восстановилась после тяжелой травмы.

– На ваш взгляд, сколько рязанцев присутствовало на открытии?

– Называлась цифра около тридцати тысяч, но официальных данных на сей счет нет. Все места, включая второй ярус западной трибуны, оказались заполнены под завязку, но было еще немало и стоячих зрителей. Я стал очевидцем того, как в одни из ворот люди буквально ломились, и директор их пытался успокоить: «Сейчас открою, только не ломайте ворота!» Но далеко не всем желающим удалось попасть – стадион оказался не резиновый. На моей памяти подобную аудиторию ЦСК собирал три года спустя на открытии футбольного турнира Спартакиады народов СССР. А также несколько позже, когда в Рязань с сольными концертами приезжала Алла Пугачева. За личное участие в праздничных мероприятиях я был награжден памятной медалью, выпущенной ограниченным тиражом специально к этому событию. Впоследствии как ценный экспонат передал ее в музей Игорю Иосифовичу Бурачевскому.

*   *   *
А на десерт зрителям был предложен товарищеский матч по футболу, в котором местным спартаковцам противостоял основной состав московского «Торпедо», выступавшего тогда в элитном дивизионе чемпионата страны. Поединок прошел в напряженной борьбе и завершился далеко не мирной ничьей – 2:2. Счет открыли хозяева, но автозаводцы сумели не только выровнять положение, но и вырваться вперед. Лишь под занавес встречи Валерию Андрееву удалось свести на нет преимущество маститых гостей. Уже спустя годы тренировавший тогда рязанцев Юрий Александрович Севидов отметил, что никакой договоренности не было: «На тот момент подбор игроков позволял «Спартаку» играть на равных даже с такими серьезными соперниками, тем более на родном стадионе при поддержке многотысячной аудитории. Уверен, что та команда и в первой лиге не затерялась бы».