Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№26 от 18 июля 2013 г.
Акиндинов в роли Гагарина
В Рязани открылась выставка «Под флагом орнаментализма»


 
36-летний Алексей АКИНДИНОВ – самый известный из рязанских художников, его имя постоянно «на слуху», чего стоит одна только история с портретом Мартина Лютера Кинга, написанным для американского президента Барака Обамы. Он же – творец и главный идеолог нового в живописи направления под названием «орнаментализм», поскольку изображения на его картинах словно сплетены из самых разных узоров и орнаментов.

Вот только персональными выставками своих земляков-рязанцев Акиндинов почему-то радует нечасто: последняя случилась около четырёх лет назад. И вот, наконец, в Музее истории молодёжного движения заработала персональная выставка Алексея «Под флагом орнаментализма», на церемонии открытия которой он и впрямь презентовал многочисленной публике сделанный им флаг «своего» направления.
 
О том, почему он редко выставляется в родном городе, Алексей без утайки рассказал «Новой газете». И о многом другом, разумеется.
 
– Алексей, мы последний раз беседовали четыре года назад, и поводом была твоя очередная персональная выставка – тогда она проходила в магазине-салоне «Палитра». Но за эти четыре года новых «персоналок» у тебя в Рязани так и не было, и выставка «Под флагом орнаментализма» в Музее истории молодёжного движения – первая за всё это время. Почему так редко выставляешься в родном городе? Ведь у тебя же, наверное, много работ, можно гораздо чаще выставки устраивать?
 
– Так как работа над каждой картиной занимает много времени,  материал на персональную выставку собирается нечасто. Например, работа над представленными на выставке большими полотнами заняла по времени не менее полугода для одной картины. Причём, к каждой такой картине я делаю подробный карандашный эскиз – это ещё месяц-два работы. И в среднем получается, что за год больших, глобальных картин выходит не более двух. Есть художники, которые пишут этюдно, быстро, моя же техника – орнаментализм – требует кропотливости и усидчивости. По-другому не могу, да и смысла не вижу. Всего написано около двухсот картин, но у меня в наличии около двадцати, остальные разошлись в галерейные и музейные коллекции, в частные собрания. Даже графику на эту выставку пришлось собирать с разных коллекционеров.
 
– Брать обратно «напрокат»?
 
– Да, и люди с удовольствием приходят потом на выставку и смотрят на работы, которые теперь им принадлежат. Видимо, в этом есть что-то – вначале ты любуешься на картину у себя дома, потом даешь возможность порадоваться посетителям выставки, это своего рода причастность к жизни и творчеству. А после выставки я возвращаю работы их владельцам.
 
Некоторые работы, представленные на выставке, выкуплены мной у семьи коллекционеров, которые стали терпеть нужду: я выкупил у них все свои картины, которые они у меня приобретали в течение восьми лет. Благодаря этому они вышли из тяжёлой финансовой ситуации, а у меня появилась возможность собрать материал на персоналку, хотя, конечно, не только благодаря этому.
 
– Получается, ты «сапожник без сапог»: картины раскупают быстрее, чем успеваешь писать.
 
– Получается, что так. Общая работа за год включает несколько видов творческой деятельности; написание картин, создание эскизов к картинам, настенные росписи в различных общественных местах и частных секторах. Поэтому в год у меня обычно выходит от двух до пяти картин. Часто бывает, что пишу две картины одновременно, так как долго над одним полотном работать психологически сложно – напрягает.
 
– Становится понятно, почему у тебя с «персоналками» так вяло в последние годы. Но было множество и других занятных событий: например, случилась шумная история с тем, как твой портрет Мартина Лютера Кинга оказался в кабинете Барака Обамы в американском Белом доме. А вот что ты в своём «личном рейтинге» считаешь главным событием своей творческой жизни последних лет? Или, может, таких событий не одно, а сразу несколько?
 
– Из «личного рейтинга» главных событий последних лет я отмечаю признание меня на официальном уровне как художника, поскольку до 2008 года у меня не было ни одной награды, несмотря на то, что я регулярно участвовал в различных конкурсах. А вот с 2008 года получаю награды и лауреатства регулярно. Я стал лауреатом Национальной премии в области современного изобразительного и декоративного искусства России «Русская галерея – ХХI век» с награждением одноимённой серебряной медалью в Совете Федерации, выставлялся по Европе на выставках этой премии. Затем я выиграл конкурс «Тема смерти в современном искусстве» на ВВЦ в Москве и  новосибирский «Музей мировой погребальной культуры», организовавший этот конкурс, заказывает у меня картины в свою коллекцию. После этого я стал лауреатом конкурса «Талант и призвание» Всемирного альянса «Миротворец» с награждением медалью «Талант и призвание» в московском ЦДХ. Ещё я стал лауреатом конкурса «Международная волна в изобразительном искусстве», проходившего в Нью-Йорке, с награждением меня Золотой медалю «SAINT MICHAEL» Нью-Йоркской Академии Искусств за картину «Мартин Лютер Кинг», которую я писал для Барака Обамы. И, наконец, совсем недавно, в 2012 году, я стал стипендиатом Министерства культуры России, что для меня особенно ценно.
 
– Интересно, ожидал ли ты всего этого в то уже относительно далёкое время, когда учился в Рязанском художественном училище? Ну, что твои картины будут востребованы в американском Белом доме и во многих престижных музеях, что возникнет много разговоров и появится много публикаций о рождённом тобою направлении с красивым и броским названием «орнаментализм»? Наконец, что картины будут так активно продаваться и возникнет даже проблема с тем, как набрать работ на очередную выставку? Или ожидания тогда были ещё более радужными?
 
– В детстве я мечтал стать астрономом или художником. Выбрал путь художника, пойдя учиться сначала в детскую художественную школу, затем в Рязанское художественное училище. Уже тогда  мечтал создать новое направление в искусстве, стать признанным и известным художником. Оглядываясь в прошлое, могу сказать о двоякости воплощения своей мечты. Если говорить о материальных благах, несмотря на то, что я востребован как художник, всё равно на данный момент я не только «сапожник без сапог», поскольку картин в наличии мало, но ещё и «сапожник без денег». Уж очень много средств отнимает современная жизнь: материалы для картин, обслуживание сайта, помощь родителям и близким. Но, с другой стороны, мне удалось засеять поле «семенами орнаментализма», и урожай даёт всходы – этой идеей увлеклись многие художники. Поискав в интернете публикации на тему орнаментализма, теперь можно обнаружить множество разных людей, которые пишут в подобном направлении и публикуют различные статьи по данной теме. А всего каких-то пятнадцать лет назад  орнаментализм как новый стиль обсуждался только в стенах Рязанского художественного училища, на моей самой первой персональной выставке.
 
Странным образом воплотилась и моя мечта об астрономии – это я в полной мере осознал как раз на открытии выставки «Под флагом орнаментализма», где представлены разработанные мною флаг и логотип орнаментализма. Стиль сам продиктовал эту идею – объединить художников-орнаменталистов общим символом, воплощённым на флаге. Это случилось вовремя и кстати, потому что в декабре ожидается масштабная коллективная выставка «Орнаментализм. Terra Inkognita», последняя фраза переводится с латыни как «неизвестная земля». На этой выставке в одном из крупных Государственных выставочных залов Москвы должны собраться орнаменталисты из многих регионов России, так что  получится символично, если флаг орнаментализма приедет туда из Рязани и будет установлен на эту пока ещё «неизвестную землю». Это всё и привело меня к мысли о воплощении моей детской мечты о космосе. Когда мы составляли экспозицию выставки «Под флагом орнаментализма», моя жена Елена предложила повесить портрет Гагарина рядом с тем местом, где будет установлен флаг. И во время открытия выставки многие провели аналогию между портретом первого космонавта и установкой первого флага. Художник Василий Николаев сказал даже: «Не случайно они рядом – флаг орнаментализма и Юрий Гагарин! Первооткрыватель космоса, и первооткрыватель нового стиля в живописи!» К тому же, лестница, на которую я взбирался, чтобы установить флаг, добавила зрителям ассоциаций с высадкой американцев на Луну и первым шагом Нила Армстронга на её поверхность. Стоит заметить, что это событие тоже произошло в июле...
 
– Теперь, наверное, самое время задуматься о том, чтобы флаг орнаментализма не только на рязанских и московских выставках присутствовал, но и в один прекрасный день ещё и до космоса добрался. Мне кажется, для твоей деятельной натуры эта задача вполне по силам. Хотелось бы когда-нибудь такое устроить?
 
– Да, конечно! Если дать волю фантазии, то можно представить, как на орбите Земли находится спутник с прозрачной капсулой, в которой сияет маленький флажок орнаментализма, отражая свет радуги утренней зари! А второй космический аппарат с таким же флагом – подобно «Вояджеру» устремлён в глубины вселенной для встречи с внеземными цивилизациями. Будет забавно, если «братья по разуму» вместо послания, отправленного американцами на «Вояджере», первыми получат наше, с флажком и логотипом орнаментализма, и, любознательно почёсывая свои зелёные затылки, прочтут там надпись на русском языке: «Весь мир ковёр, а люди в нём – узор». И в своих космических картах обозначат нашу Землю как «Земля орнаментализма»
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН
автомобиль фургон