Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 18 августа 2022 г.
Свежие новости
Неосознанный полиглот
Основатель орнаментализма Алексей Акиндинов – о реанимации картин, спасительной ракушке и корзинках для японских грибов


Картины этого рязанского художника узнаются с первого взгляда. В первую очередь, из-за узоров и кружев, вплетенных в композицию полотна. Это и немудрено, ведь Алексей Акиндинов – основоположник жанра «орнаментализм», а его произведения известны далеко за пределами нашей страны.

 

Возрождение старых полотен

– На данный момент из орнаментальных картин у меня осталось несколько. Одна из них – «Баловень», потому что я ее не продаю. Это мой талисман. Еще «Триумф», «Грибная рапсодия», «Чернобыль», новое полотно «Тайны сердца» и работа «Апофеоз гибели Листьева», которую я нарисовал дней за десять до его смерти. Кстати, «Чернобыль» в свое время я предлагал Киевскому музею, посвященному событиям 1986 года. Но там сказали, что у них в подвале полно разных картин на эту тему.


«Чернобыль»

Другие холсты из моего личного собрания остались еще со времен Рязанского художественного училища. Они были сняты с подрамника и хранились в своеобразном запаснике. Недавно мне пришла в голову такая идея. Я заказал под них новые подрамники и решил восстановить каждую работу. Причем к некоторым из них пришлось нашивать холст. Часть картин дала за это время усадку, ведь они были написаны больше тридцати лет назад. Первым этапом станет реставрация. Что-нибудь допишу, добавлю какие-нибудь детали. А затем каждую реалистическую картину я переведу в орнаментальный вид. У меня был уже такой опыт. «Апофеоз гибели Листьева» сначала был двухмерный. Узоров в 1995 году я еще не делал. А уже позже ввел орнамент, это один из моих методов.


Работа с училища

Многострадальный триптих

– Конечно же, сейчас веду работу над новыми картинами. В данный момент – это триптих, посвященный Сальвадору Дали. Боковые эскизы носят названия «Скрипка Дали» и «Телефон Венеры». А средняя часть уже готова, называется «Трон Дали». Эта работа находится уже у заказчика. Он-то и захотел триптих. Раньше заказывал работы «Юнона и Авось» и «Есенин и Айседора» для Марка Захарова, «Восхождение» для Инны Чуриковой. Также я для него писал настоящие иконы на досках. Так что одновременно оба проекта стану вести.


«Трон Дали»


«Восхождение»

Я очень долго голову ломал, чуть ли не год, над боковыми работами для этого триптиха, когда центральная была уже готова. Терпение заказчика испытывал. Что же делать? Никак идея не могла прийти.

Потом мне дарят ракушку. Я думаю, а не сделать ли ее частью картины. В итоге она стала отправной точкой, от которой идет кружевоплетение. Вообще, я ввожу в полотна предметы, которые Дали никогда не рисовал. Например, паровоз, утюг или машинку «Зингер». Есть такая фишка, о которой до этого знал только я. Ну, теперь и другие узнают.

Как правило, я редко пишу сразу краской. Вначале готовлю подробный эскиз или картон. Иногда работа над эскизом идет дольше, чем над холстом. Если ты в нем все решишь, композицию, тон, то картина напишется быстро. Порой делаю картон в натуральную величину, какой должно быть само полотно.

Сны в руку

– До пандемии сотрудничал с Галереей русского искусства Мин Ли в Пекине. Они меня нашли по интернету. Я поехал в Москву, привез несколько картин, какие-то вещи китайцы купили и заказали серию работ. Я написал несколько полотен «Феромоны моря», «Маяк», «Лунные сказки». Они любят все такое легкое, пейзажное, чтобы не было излишней психологической нагрузки, и человек отдыхал. Между прочим, «Маяк» мне приснился еще до заказа. Я часто дарил им свои рисунки. Кстати, один из них «Ленин и дети» пекинцам очень понравился.

 
«Маяк»

Вспомнилась еще одна любопытная история. В моем доме живет поэт Виктор Фонюшкин. Он с начала двухтысячных годов начал выпускать книги, оформленные моими картинами. Иногда к конкретному произведению я рисовал иллюстрацию, а иногда он брал мою работу и по ней писал стихотворение. Такое интересное взаимодействие. Виктор книг пятнадцать за все это время выпустил.

Потом появился Вилли Мельников, Дима Макаров организовал нам встречу. Первым проектом стал творческий симбиоз на более чем ста языках. Выступал Константин Панкратов, а Вилли прочел стихи по картине «Баловень». Он потом еще семнадцать картин таким образом перевел. В процессе также участвовал востоковед Игорь Ситников. Мне как-то приснились узоры, я их зарисовал и показал Игорю. А он отвечает, что это старый японский язык. Повозился с ними три дня, прочел. Оказалось, фраза обозначает «Собрание 11 марта с корзинками для грибов». Говорит, какой-то бред. Я же каждый год ждал, что же такого 11 марта будет. И вот нашлись параллели. 11 марта 2011 год – Фукусима. Во-первых, Япония. Затем грибы – ядерный взрыв. У них еще реакторы в виде шаров, как грибы выглядят. В общем, было такое совпадение.


«Баловень»

«Нужно обязательно выставляться»

– Ко мне потянуло очень многих поэтов, как магнитом. Видимо, затекстованность знаков и узоров притягивает людей. Они их читают подсознательно. Вилли меня окрестил «неосознанным полиглотом». Поскольку я пишу стихи, не зная того. В интернете сейчас со многими поэтами сотрудничаю, появились целые серии стихотворений, выпускаем книги, начали делать фильмы. Подобное взаимодействие считаю очень интересным. Оно позволяет не только замыкаться на себе и живописи, а поработать на пересечении искусств. Я какие-то вещи для себя открываю в орнаментах, поскольку еще многое нужно изучить.


«Телефон Венеры. Левая часть триптиха»

Сейчас по большей части выставляюсь в Москве. В последний раз с Вероникой Федотовой в Новой Третьяковке в Центральном доме художника. Съездили, посмотрели, у других поучились, практика большая, потому что работ и экспериментов много. Видишь какие-то свои недостатки, поэтому нужно обязательно выставляться.

Я вспоминаю выставкомы на всероссийских экспозициях. Смотришь там картины авторов из разных городов. Поначалу о своей работе в мастерской думаешь, что все идеально. А взглянешь на другие, и уже на собственную глядишь иными глазами. Это большая школа, нужно учиться постоянно.

СПРАВКА «НОВОЙ»

Алексей Акиндинов родился в Рязани. Обучался в Детской художественной школе № 1, затем в Рязанском художественном училище им. Г.К. Вагнера. Член Союза художников России, Международного художественного фонда и Союза художников «Реализм Нью-Йорка». Участник различных выставок. Основоположник художественного течения «орнаментализм».

Фото из архива Алексея Акиндинова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ 

Живописец ушел в кинорекламу

Подписывайтесь на телегу «Новой», чтобы наши новости сами находили вас 

Георгий Титов