Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№46 от 18 ноября 2010 г.
Утром деньги – вечером трупы


Первый раз «Новая» написала о деле главного рязанского судмедэксперта Тяжлова 29 октября 2007 года (№ 40Р, статья «Бизнес на белых тапочках»).

12 ноября следственное управление СКП РФ по Рязанской области сообщило о предъявлении обвинения двум экс-руководителям рязанского бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ). Это сам бывший начальник бюро Николай Тяжлов и его подручный – бывший начальник отдела судебно-медицинской экспертизы трупов Михаил Маревичев. Им вменяется «злоупотребление должностными полномочиями».


«С начала 2005 года по июль 2007 года Тяжлов и Маревичев свели до минимума деятельность ГУЗ БСМЭ по оказанию населению платных ритуальных услуг для того, чтобы эти услуги при помощи подчиненных им работников оказывала на бесконкурентной основе жена Тяжлова, зарегистрированная в качестве индивидуального предпринимателя. В случаях отказа заказчика от оплаты предлагаемых индивидуальным предпринимателем ритуальных услуг сотрудниками учреждения здравоохранения высказывались угрозы задержки на неопределенный срок судебно-медицинского вскрытия тела умершего либо угрозы отказа выдачи тела умершего вообще и захоронения его «в общей яме». Кроме того, тела умерших фотографировались в неприглядных видах для показа их родственникам, чтобы те уже без колебаний соглашались на платные ритуальные услуги», – изложена в пресс-релизе версия следствия.

Николай Тяжлов возглавил БСМЭ в 1998 году. Михаил Маревичев стал начальником отдела экспертизы трупов в 2002-м. У кого из них и когда именно появился рассматриваемый бизнес-план неизвестно. Реализация его началась с того, что жену Тяжлова оформили индивидуальным предпринимателем. Кстати, на этой стадии позаботились о настоящей «конспирации» – мадам Тяжлова, дабы у публики не было прямых ассоциаций с супругом, вернула себе девичью фамилию. Так и появилась ИП Яшина Е.А.

Выстроенная схема выглядела следующим образом. БСМЭ – это такое место, куда тело попадает на вскрытие помимо желания или нежелания родственников. Был сформирован пакет платных услуг, которым могли воспользоваться близкие покойных. К основным из них относились бальзамирование, реставрационные работы, дезобработка, мытье, бритье, измерение роста, макияж и др.

Нужные для ведения бизнеса сотрудники судмедэкспертизы оформлялись параллельно на работу в ИП. Основной трудовой единицей в развивающемся бизнесе стали регистраторы. Это именно те сотрудники, которые имеют дело с родственниками, занимаются всеми оформительскими процедурами. Они получили четкие инструкции: родственникам любым путем навязывать платные услуги, оформляя платежи в ИП. При этом сумму, на которую «попал» тот или иной рязанец, нужно было определять… по внешнему виду, манерам и другим признакам платежеспособности «клиента».

Через какое-то время деятельность ИП распространилась и на районные филиалы БСМЭ. Сотрудники отделений в Шиловском, Скопинском, Михайловском, Касимовском, Пронском, Кораблинском и Клепиковском районах также оформлялись на работу к индивидуальному предпринимателю со всеми вытекающими отсюда формами деятельности.

Тем, кто платил мало, труп выдавали позже, чем другим. Те, кто вообще не платил, получали тело в самом конце дня или на следующий день.

Вскоре Тяжлов и Маревичев стали сотрудничать с ритуальной фирмой «Домовина». По другим данным, Тяжлов являлся фактическим хозяином этой фирмы.

Услуги «Домовины» сотрудники БСМЭ были обязаны навязывать тем же способом – используя покойников, попавших в БСМЭ, как заложников. В тех случаях, когда родственники нанимали другую ритуальную контору, и та присылала машину в БСМЭ за телом, санитары были обязаны задерживать выдачу трупов, машины простаивали, родственники истерили…

Хорошо оплаченные трупы назывались «перспективными», с ними работали приближенные к руководству эксперты, зарабатывавшие, по словам сотрудников, заметно больше остальных. В хорошие дни выручка составляла 50–60 тысяч рублей. Выручку забирала бухгалтер ИП, которым, как правило, являлась бухгалтер БСМЭ. Саму Яшину большинство сотрудников ни разу не видели.


Им уже все равно


Одна из услуг, которую стали практиковать коммерсанты от судмедэкспертизы – так называемый «коммерческий холодильник». В журнале регистрации трупов напротив фамилии умершего и регистрационного номера трупа делалась специальная пометка «Ком.Хол», в случае, если родственники за этот «Ком.Хол.» соглашались заплатить. Убеждать их должны были опять же регистраторы.

Главный аргумент был следующий – в обычном, бесплатном холодильнике якобы содержатся трупы бомжей, грязные и разложившиеся трупы. Некий второй – коммерческий – холодильник, действительно, был. Он стоял на балансе некоего ИП Барсук С.И., но, по оценке тех же регистраторов, просто физически не мог пропустить через себя такое количество трупов, за которое брались деньги.

Другие услуги, по свидетельству сотрудников, в очень многих случаях также были фиктивными. Например, так называемые «криминальные трупы», то есть жертвы и участники преступлений, не бальзамируются даже после экспертизы, установившей причину смерти. Действующие нормативные акты запрещают это в связи с тем, что всегда возможна эксгумация тела, а посторонние препараты, введенные в мертвый организм, могут ей помешать. Однако с родственников брали деньги за бальзамирование. Известно, что «продавали» родственникам и услугу бальзамирования уже гнилостных трупов, что, по уверению специалистов, является совершенно бесполезной процедурой. Более того, при некоторых заболеваниях бальзамирование лишь ускоряет процесс разложения. Но несведущим родственникам бальзамирование навязывали и в этих случаях. При этом «бальзамирование» зачастую ограничивалось наложением маски на лицо, что стоит в несколько раз дешевле собственно бальзамирования.

Коммерческим новшеством стала платная доставка трупов в БСМЭ с места кончины человека или обнаружения тела – больницы, квартиры, улицы. Сотрудники отдела доставки трупов бюро были, как водится, оформлены еще и в ИП, после чего за доставку стали брать (в тех случаях, когда было с кого) 150 рублей. Постепенно стоимость доставки дошла до 500 рублей.


Переговорные способности



Один из санитаров, когда происходившее в бюро стало выплывать наружу, был вынужден рассказать о поручении, которое получил после того, как родственники одного из умерших отказались от бальзамирования (они сочли, что зимой бальзамировать тело необязательно.) Слабонервных, что называется, просим удалиться: санитарам приказали поместить труп под горячий воздух для ускорения процесса гниения. Под «подогревом» тело пролежало часов пятнадцать.

А вот одна из типичных историй от рязанки, испытавшей на себе сервис индивидуальной предпринимательницы Яшиной.

В 2007 году умер ее родной брат. Жил он в деревне, в одном из районов области. Болел туберкулезом. Родственница, проживавшая с ним в одной деревне, сообщила, что дело идет к концу. Наша героиня поехала к брату, который, однако, к ее приезду уже умер. Сотрудники милиции произвели осмотр, женщина нашла машину и отвезла тело брата в БСМЭ. Поскольку тело доставили поздно вечером, решать все оформительские вопросы сестра покойного явилась на следующий день. Регистратор стала оформлять квитанцию и, как рассказывает родственница, на свое усмотрение стала вносить в нее список платных услуг. Всего их набралось почти на 6 тысяч рублей. Сестра сообщила, что со слов врача районной ЦРБ знает, что вскрытие тело брата является «плановым», и те процедуры, которые, действительно, должно осуществить БСМЭ – бесплатны. Уговаривать ее никто не стал – регистратор заявила, что раз та отказывается платить, то… тело не получит вообще, а захоронен брат будет «в общей яме с бомжами». К слову, «общей ямы» как таковой не существует: просто недалеко от БСМЭ есть участок, выделенный под захоронение граждан, за телами которых никто не обратился.

Этого аргумента очередная «клиентка» уже не выдержала, требуемые 5 тысяч 767 рублей согласилась заплатить. Помимо этой суммы, с нее вытянули 200 рублей за хранение трупа в том самом «коммерческом холодильнике» и 88 рублей за выдачу свидетельства о смерти. Получила три квитанции. Естественно, и внимания не обратила на то, что квитанцией БСМЭ являлась лишь одна бумажка. Две другие – от ИП Барсук (холодильник) и ИП Яшина (все остальные услуги).

Другая жертва вымогательства бизнеса испытала на себе воздействие уже представителей руководства концерна, а не регистратора. На этом уровне переговоры велись более деликатно. У родственницы просто не было денег, и она сунулась «наверх» – пыталась выяснить, нельзя ли забрать тело «как-нибудь так», сразу из холодильника отправить на захоронение. Ей популярно объяснили, что ее ждет дома, сравнив тело покойного с куском мяса в холодильнике. Судмедэксперт особенно напирал на то, что при забое животного из тела удаляется кровь, а ее покойный родственник – «полнокровный труп», и посему лучше воспользоваться предлагаемыми услугами. Причем цена бралась, очевидно, «с потолка», так как на протяжении разговора менялась.


Труповые отношения


Регистраторы не раз писали объяснительные «наверх» по поводу того, что, сжалившись над безденежными родственниками, «отпустили» труп без должной оплаты. Их подозревали в том, что они брали деньги себе. Тогда регистраторы стали направлять безденежных (а по мнению руководителей бизнеса – упрямых) клиентов к начальнику отдела, дабы он сам убедился в «бесперспективности» переговоров или проявил свою способность убеждать.

Очень ревностно руководители относились к попыткам посетителей своей конторы в частном порядке отблагодарить кого-то из сотрудников. В этом случае сколымившего небольшую сумму подчиненного вызывали на ковер и под угрозой увольнения заставляли отдать все полученные деньги.

Целый ряд сотрудников БСМЭ вынуждены были уволиться.

А ведь все эти люди были свидетелями происходящего в БСМЭ! Причем свидетелями изнутри – знающими детали, способными пересказать те указания, которые давали им непосредственно их начальники.

Кстати, увольняться людям приходилось не только из БСМЭ, но и, соответственно, из ИП Яшина Е.А. Здесь их ждало полное разочарование в плане выполнения финансовых обязательств – расчет они зачастую получить не могли. Некоторые даже обратились с этим трудовым спором в суд (кураторы ИП не испугались даже этого!), получив в итоге лишь часть суммы, на которую рассчитывали.


Нужные люди


Следствие ведется три года. Тяжлова так и не удалось отстранить от должности решением суда – он ушел в связи с истечением контракта. ИП Яшина Е.А. до сих пор работает в помещении БСМЭ, правда, уже не в тех масштабах. Как говорят в медицинских кругах, официально безработный Тяжлов на полном серьезе занимается пробиванием себе должности главврача какого-нибудь медучреждения. Маревичев, по данным его коллег, спрятался в Подмосковье, где работает судмедэкспертом.

Это и многое другое можно объяснить наличием «нужных знакомых», для которых и торговец трупами – это просто-напросто инструмент «решения вопросов».

«Новая» благодарит Рязанский городской сайт за предоставленный материал. Полная версия текста на сайте RZN.info.
Подробности риэлторские агентства Санкт-Петербурга тут.