Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№46 от 18 ноября 2010 г.
Свежие новости
Новая история одного города


Чтобы понять, как ты выглядишь, недостаточно зеркала. Обычно для этого требуется фотография. И чтоб снимал не профессиональный фотохудожник, способный сделать красавицу даже из нильского крокодила, а обычный гражданин с «мыльницей» в руках. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию аж несколько таких любительских «снимков», сделанных (судя по текстам) гостями Рязанщины.

Пользователь re-mboot: «Путешествие по Рязанской области: эмоции.
На автовокзале:
– Будьте добры, по 50 настойки.
– А Вам по 18-то есть?
– Чего-о-о?!
– Вы что, пить только учитесь что ли? По 50...
– А, тогда по 100.
– Ну вот так-то лучше.
В деревне «Красный угол» в 200 км от Рязани:
– В сельклуб на дискотеку пойдем? Тогда давай зайдем в магазин, бутылку водки с собой купим.
– А зач...
– Так надо. Увидишь.
Увидел. Понял.
В Рязани на рынке:
– Оля, мы что, только что купили рейтузы на рынке у НЕМОЙ продавщицы?
В Рязани на улице:
– Оля, смотри два солдата нашей армии и они оба негры!».

Пользователь figurina: «Я всегда знала, что это совершенно уникальный край... часто там бываю […] у меня просто там деревня, в 80 км от города, каждое путешествие туда порождает ощущение постоянно проходящего фоном абсурда […] вообще кратко описать это довольно сложно...
Как минимум, мой дед, умерший еще в 2000 году, до сих «платит» налоги за дом, несмотря на то, что все документы в местную администрацию были предоставлены.
Как только он умер, у нас украли (вероятно, соседи, потому что они поставили через год точно такие же и божатся, что это все их) сетку и столбы, оставили только ворота и калитку, в этом году украли ворота (а я их столько лет красила!), но это уже, скорее всего, из соседней деревни...
В Рязани чаще всего никто не знает, что где находится и как называется (в том числе постовой милиционер не в курсе, как называется улица, на которой он каждый день стоит)...
Маршрутка, которая ходит от нашего села до Рязани раз в день, отправляется по расписанию в 7, кажется, но можно прийти в 6.30 и увидеть ее отъезжающей. На недоуменный вопрос водитель отвечает, что никого ж нет, вот он и поехал.
Все это приправляется одним психом с действительной шизофренией, который травит про наше село самые немыслимые байки (его даже по телику показывали), хотя иногда самую достоверную практическую информацию можно получить только от него.
...Но там шикарные места, так что если будет возможность, то можно как-нибудь взять палатку и приехать в гости летом».

Пользователь barrett-grig: «Ой, где был я вчера!
Особо, конечно, нигде не был, но праздники распределил между Рязанью и Коломной. Рязань запомнилась мало – по причине дождя. Так, кусочки кремля – и только. Дождь был гадким и заставил переместиться на кухню старого друга, где был найден в большом количестве крепкий алкоголь с сопутствующими ништяками. На следующий день по дороге из Рязани в Коломну сделали крюк и заехали в Константиново, то есть посетили малую родину нашего Всего. Если честно, ехать не хотелось, потому что вероятность огрести по полной программе помпезного сиропа была весьма высока. К тому же великий актер Безруков так здорово и ловко [обгадил] все, что связано с именем Есенина, что при упоминании о «рязанском соловье» во мне с недавних пор стало рождаться некоторое внутреннее сопротивление. Но подумалось, однако, что сам Есенин тут как раз и ни при чем. Да и рязанские хозяева так в один голос твердили о фантастических видах Оки с окрестностями, что не поехать было невозможно.

Они оказались правы. Осенняя петля Оки в обрамлении мятой бумаги берегов оказалась сильно на высоте. Подумалось, что при определенном складе характера человеку с этих речных холмов лежит прямая дорога в поэзию. Есенин своим шансом воспользовался.

Кроме природы, все остальное отреставрировано и привычно: изба, портрет родителей, памятниковый Есенин во дворе (довольно крупный, несколько спортивного вида мужчина с честным, задумчивым, но довольно волевым лицом, напоминающий кого-то из музыкантов группы «На-на» – возможно, что всех их вместе взятых), домик священника из новенького бруса, земская школа, свежеокрашенный розовый дом помещицы Кашиной (она стала прообразом Анны Снегиной) плюс непременная красная рябина, плюс множество вороньих гнезд в начинающем проясняться небе. Все было несколько театральным, но милым.

По-настоящему порадовал жилой дом, прилепившийся прямо к дому поэта, с изрядно завалившейся задней частью, серо-черный, с тряпками-ветошками на грязном подоконнике, щербатым старым забором и наверняка с граненными пожелтевшими от времени стаканами и полупустой поллитровкой на крытом выцветшей клеенкой столе внутри. Вот ведь, – уважительно подумалось мне, – живут люди всему назло и ничто их не берет».

Пользователь flyg.livejournal: «Пост для татар, историков и рязанцев.
В Спасске ни указателя, ни намека на то, как проехать к Старой Рязани.
– Это со времен Батыя пошло: чтобы татаро-монголы дорогу не нашли.
Но татаро-монголы дорогу нашли, и от Старой Рязани не осталось ничего. Сейчас там жуткая дорога вдоль берега («Батый на подковах не разорился?»), живописные холмы с оврагами, несколько домиков и церквушка у самой Оки. У церквушки стоит удивительной хрупкости деревенский туалет. Без двери, с видом на Оку и Спасск.
– А туалет-то с перспективой.
– Нет, просто дверь унесли.
– Ага, татары.
Посреди холмов топорщится обелиск с нечитаемой надписью и три с половиной столба красного кирпича – остатки церкви, которую построили в 1910-х и разрушили в 1950-х.
По пути обратно интеллигентно размышляли о том, как прочно в истории области отпечаталось татаро-монгольское иго. Даже названия городов пошли из того периода. Спасск стоит в том месте, где люди убегали от туменов по льду Оки – спасались. В городе Красном овдовевшая стараниями монголов княжна выбросилась из окна с малолетним сыном и разбилась – «заразилась». Там и Зарайск. Солотча – самая красивая до недавнего времени местность за городом (пока не наоткрывали шашлычниц и гостиниц). Это тонко чувствующие красоту мира монголы стерли Рязань с лица земли, набрели на живописный лес и нарекли его «красивым местом» на своем наречии.
В учебниках в связи с игом Рязань второй раз появляется в 14 веке – это когда Олег Рязанский отказался объединяться против татар. В рязанских школах всегда старательно разъясняют, почему его поведение нельзя считать предательством. Вообще, когда смотришь на то, что осталось от Старой Рязани, прекрасно понимаешь, почему».