Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№45 от 18 ноября 2021 г.
Свежие новости
Исповедь самокритичного бомбардира
Рязанский голеодор № 1 – о баксах от Тарана, посиделках с Литовченко и отцовской мечте

О такой карьере, как у Владислава Майорова, многие могут лишь мечтать. На его бомбардирском счету без малого полторы сотни забитых мячей на профессиональном уровне, он лучший снайпер рязанского футбола, оставил свой след в элитных дивизионах двух государств. О своих достижениях и несбывшихся надеждах тренер главной молодежной дружины «Рязань-М» поведал читателям «Новой» в эксклюзивном интервью в день 45-летия.

– Владислав Николаевич, довольны тем, как сложилась карьера?

– Однозначно нет. Пробившись в высшую лигу сначала России, потом Украины, не сумел там удержаться. Впоследствии были заманчивые предложения, но судьба сложилась так, что большая часть карьеры прошла во втором дивизионе. Для рязанского футбола это хорошо, ведь я оставил заметный след в истории родной команды. С другой стороны, представился шанс заиграть на самом высоком уровне, но помешали амбиции. В связи с этим хочу дать совет молодым футболистам: не нужно вступать в конфронтацию с тренерами, ни к чему хорошему это не приведет. Сейчас я уже сам наставник и знаю, о чем говорю.

– Где произошел тот сбой, приведший к печальным последствиям?

– Однозначно, в Кривом Роге. Я получил микротравму, стоило более профессионально отнестись к этому, остаться под наблюдением доктора, а я взял и уехал домой. За этот проступок получил замечание и еще оштрафовали на 500 долларов. Естественно, мне это не понравилось. Разгорелся конфликт с главным тренером «Кривбасса» Олегом Тараном (его хет-трик в ворота «Спартака» сделал «Днепр» чемпионом СССР в 1983 году, – Ю.М.). Моя большая ошибка, что не в то время открыл рот, поспорив с заслуженным человеком, который мне этого не простил. Когда ему на смену пришел Литовченко, позвонил, предложил вернуться, но у меня к тому времени уже появились обязательства перед людьми.

– Промолчи тогда, и все могло сложиться иначе?..

– Конечно. Наверняка провел бы в «Кривбассе» еще не один сезон, ведь до этого у нас были хорошие отношения с Олегом Анатольевичем. Он верил в меня, в противном случае не купил бы за огромные по тем временам деньги. Ведь я переходил из российской «вышки», будучи игроком сочинской «Жемчужины». 

 

– В сезоне-1998/99 ваш «Кривбасс» выиграл бронзовые медали чемпионата Украины, добиться большего было невозможно?

 

– Скорее всего, нет, хотя мы пытались бороться за серебро с донецким «Шахтером». А ставшее чемпионом киевское «Динамо», в 1997 году на «Камп Ноу» разгромившее «Барселону» (4:0), оказалось вне конкуренции. Великая команда под руководством Лобановского с Шевченко, Ребровым, Лужным. Персонально против меня играл нынешний мэр Тбилиси Кахабер Каладзе, двукратный победитель Лиги чемпионов.

– В то время довелось соприкоснуться со звездами первой величины.

– Да, такое не забудешь! Когда-то я по телевизору смотрел финал чемпионата Европы Голландия – СССР, и восхищался игрой Геннадия Владимировича Литовченко, а тут он – мой тренер. Мы с ним вместе в бане парились, дни рождения отмечали, можно сказать, друзья. Это дорогого стоит.

– Что осталось в памяти из тех времен?

– В первую очередь мой дебют. «Кривбасс» и «Днепр» представляют одну область – Днепропетровскую, и для Тарана это противостояние было из разряда принципиальных, как у нас «Рязань-Агро» и «Спартак-МЖК». Когда я вышел на разминку, увидел заполненный стадион, понял, что предстоит настоящая битва. В начале второго тайма гости вырвались вперед, но мы переломили ход поединка и вырвали победу – 2:1. Сергей Правкин (в настоящее время вратарь ФК «Рязань», – Ю.М.) не даст соврать, ведь все происходило на его глазах, после игры Таран лично выдал каждому игроку по 200 долларов и предоставил три выходных.

– После выступления в чемпионатах России и Украины ваша трансферная стоимость заметно «подросла».

– Интерес со стороны клубов был, но, узнав цену, претенденты тут же отказывались от своих планов. Если бы я оказался свободным агентом, все сложилось бы иначе. Приглашало московское «Динамо». Во второй раз я съездил на просмотр уже при Валерии Газзаеве, но не срослось: неожиданно попал в армию…

– Владислав Николаевич, кому обязаны своим успехом?

– Не хочу никого обидеть, ценю и уважаю своих детских тренеров Валентина Петровича Ивлиева, Владислава Николаевича Гаврилова, Владимира Яковлевича Болотина, но все же главная заслуга в этом принадлежит одному человеку, которого, к сожалению, уже нет с нами, – Игорю Максимовичу Тарасову. К восемнадцати годам я потерял интерес к футболу, где нужно соблюдать жесткий режим, регулярно тренироваться, а тут переходный возраст, на уме одни развлечения. Тарасов постоянно звонил отцу, чтобы тот повлиял на меня, а как-то чуть ли не за шкирку увел с дискотеки. И в 1994 году в составе «Феникса» отправился на международный юношеский турнир в США, который мы выиграли, а я стал лучшим бомбардиром.

– Эта поездка стала трамплином для перехода на профессиональный уровень?

– Можно и так сказать. В первенстве России я начал забивать практически сразу, и все благодаря доверию со стороны тренеров – Сергея Ивановича Недосекина, Виктора Павловича Лаволина, Александра Михайловича Архипова. В середине 1990-х в рязанском «Спартаке» существовала серьезная конкуренция в атаке как среди опытных, так и подающих надежды нападающих. И кому-то, наверное, было обидно, что играю я, а не он. Но тогда еще не существовало лимита на молодых игроков, все находились в равных условиях, значит, я чем-то выделялся среди других. А настоящим бомбардиром почувствовал себя, когда уже по возвращении с Украины судьба вновь свела меня с любимым тренером Игорем Тарасовым в «Пилигриме», и под его руководством в турнире КФК я впервые забил более двадцати мячей за сезон.

– На несколько последующих лет это стало вашей голевой нормой.

– Не все так просто. Пролетело несколько лет, и нашлось немало противников моего возвращения в рязанскую команду, а ее главный тренер Сергей Николаевич Пономарев оказался одним из немногих, кто тогда поверил в меня. И то, что уже в свой первый сезон я наколотил 23 мяча, во многом его заслуга. Он разрешал делать на поле то, что у меня лучше всего получалось, это позволило с ходу войти в число лучших снайперов зоны «Центр». Помню, как я с нетерпением ждал следующей игры, чтобы опять забивать. Меня было уже не остановить: за четыре сезона записал на свой счет 85 голов.

– В интервью защитник Сергей Филиппов как-то высказал мнение, что если бы существовала возможность объединить природные данные Владислава Майорова с его целеустремленностью и работоспособностью, такой игрок мог бы выступать в Англии или Испании…

– Когда я попал в рязанскую команду, Сергей взял меня под крыло, на выездах мы жили с ним в одном номере. Он только возвратился из «Ростсельмаша», у него было много знакомых, и он всем повторял: «Этот человек обязательно будет играть в высшей лиге». И не ошибся. Его трудолюбию можно только позавидовать, но у каждого футболиста есть как сильные, так и слабые стороны, и я не исключение. Но все же считаю, что более полно раскрыть свой талант в первую очередь помешали 90-е годы, кто в теме, думаю, меня поймет. Если бы в 2021 году я выглядел так же, как в то время, без вариантов выступал бы в Премьер-лиге. Не знаю, как других, но мечту одного человека мне все же удалось осуществить. Когда я вывел рязанскую команду на поле с капитанской повязкой, мой отец Николай Николаевич, находившийся тогда на трибуне, наверняка гордился мной.

– По окончании карьеры вы плавно перешли на тренерскую стезю, под вашим руководством «АМКА» в сезоне-2016 выиграла все пять областных турниров.

– За это хотелось бы поблагодарить своего друга Александра Слесарева, с которым мы молодыми когда-то вместе таскали сетки с мячами. Именно он предложил мне возглавить команду «АМКА». Мои успехи на областном уровне не остались незамеченными, послужили поводом для приглашения в молодежку главной дружины. Так что с удовольствием продолжаю служение рязанскому футболу уже в новом качестве. 

Юрий МАТЫЦИН