Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№36 от 19 сентября 2019 г.
Свежие новости
Глава вратарской семьи
 Николай Саморуков не только блистал на последнем рубеже, но и воспитал династию голкиперов

На прошлой неделе на 78-м году ушел из жизни один из лучших представителей вратарской школы Рязанщины Николай САМОРУКОВ. Несколько сезонов он провел в подэлитном дивизионе чемпионата СССР, был близок к дебюту в классе «А». Футбол он любил беззаветно и до последнего вздоха оставался верен великой игре. Его сердце остановилось в маршрутке, когда он спешил на матч женской Лиги чемпионов.



Когда мы с ним только познакомились, болельщицкая молва считала его дальневосточником, которого переменчивая футбольная судьба занесла в центральную Россию. Но оказалось, что Николай Николаевич – коренной рязанец. Окна его дома выходили на стадион «Спартак», и с балкона второго этажа он с интересом наблюдал за футбольными баталиями сильнейших городских команд. Но, как известно, дыма без огня не бывает: с Хабаровском, где проходил срочную службу, у Саморукова оказались связаны самые счастливые моменты в жизни. Там он отыграл пять ярких сезонов за местный СКА, встретил красавицу-жену, там же у него родился сын Андрей. 

Детство у Николаича выдалось тяжелым: сначала война, затем послевоенная разруха, голод и холод. Отца с фронта не дождался, тот погиб в Польше в победном 1945 году. Постоянно недоедал, может, оттого впоследствии любил покушать, обожал фрукты и арбузы, которыми объедался, когда выпадал счастливый случай попасть на их разгрузку. Соблазнов в то время было немало, но выбрать верную дорожку в жизни помог спорт. Николай занимался боксом, играл в хоккей, но наиболее полно его способности раскрылись в футболе, где он как-то сразу занял место «в голу». 

В восемнадцатилетнем возрасте дебютировал в главной дружине области (тогда она уже носила название «Спартак»), вскоре став основным стражем ворот. Но тут жизнь сделала новый виток: подошло время армейской службы. Николай Саморуков оказался на Дальнем Востоке, о чем впоследствии всегда вспоминал с особой теплотой, ведь именно там прошли его лучшие футбольные годы. Вскоре СКА был включен во вторую подгруппу класса «А» (ныне – ФНЛ).

В 1967 году хабаровчане участвовали в первенстве Вооруженных сил. Заняв в своей зоне первое место, они отправились на финальный турнир в Москву, где лишь по разнице мячей пропустили вперед команду города Куйбышева. Но именно в этих соревнованиях голкипер дальневосточников приглянулся тренеру луганской «Зари», выступавшей тогда в классе «А» (по нынешней классификации Премьер-лига). Переход состоялся по окончании сезона, однако дебютировать в элите советского футбола Саморукову не удалось и отнюдь не по спортивному принципу. Тогда на Украине были сильны националистические настроения. Возник серьезный конфликт, дело дошло до федерации футбола, и рязанца от греха подальше направили в Кадиевку на усиление местного «Шахтера», влачившего жалкое существование в одной из зон класса «Б». Однако с приходом нового вратаря дела у него пошли на лад: «горняки» пробились в финальную пульку, где стали бронзовыми призерами чемпионата Украины и получили путевку во вторую подгруппу класса «А». 

В 1970 году Саморуков вернулся домой, но за родной рязанский «Спартак» отыграл лишь один сезон. Во время матча в Поти, когда броском в ноги Николай прервал прорыв нападающего соперника, получил удар ногой в лицо, да так, что носа практически не было видно. Впоследствии понадобилось десяток операций, чтобы нос вновь начал выполнять возложенные на него функции.

По состоянию здоровья вынужден был покинуть большой футбол, но на любительском уровне продолжал выступления еще полтора десятка лет. Стал четырехкратным чемпионом Рязанской области, трижды выигрывал кубок, был первым победителем престижного зимнего турнира «Подснежник». 

Любопытно, что в середине 1980-х годов, когда между собой встречались «Электрон» и ДЮСШ «Спартак», места в воротах этих команд занимали уже два Саморуковых – отец и сын Андрей. Впоследствии Андрей провел несколько сезонов в главной команде региона, а сейчас продолжателем семейного дела является внук Николая Николаевича.