Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№27 от 20 июля 2017 г.
Свежие новости
Бренд по имени Гинзбург
 Настоящий символ поющей хором Рязани – о коммунистических концертах, Рислинге и сенсационном «Реквиеме»

В истории Рязани есть имена, которые, без преувеличения, можно назвать знаковыми, потому что слава их перешагнула рубеж прошлого века и не угасла до сих пор. Дирижер-хоровик, Заслуженный работник культуры РФ Геннадий Борисович ГИНЗБУРГ – легенда, которого лично знает и гордится знакомством с ним добрая половина города.

Гинзбург – это бренд, это откуда-то свалившийся на город человек одесского обаяния и харизмы, совершенно не свойственной здешнему месту. Без него нельзя представить себе музыкальную жизнь Рязани.

Что такое Гинзбург? Событие! Артист, непрерывное движение, Карлсон с бездной обаяния. Еще? Эстет, интеллектуал, добрейшество!

Гинзбург – это явление уровня джазовой импровизации и творческой свободы, фонтан идей, замыслов, планов с обязательным воплощением их в жизнь. Безудержная работоспособность и жажда жизни, невозможная без творчества.

Он – прекрасный шахматист. Еще – футболист, плавно перешедший в болельщики. Страстный коллекционер, книгочей, имеющий редкую библиотеку. Его  знают киоскеры и оставляют для него  газеты, среди которых обязательно – «Новая». 

Гинзбург – это стильные пиджаки в яркую клетку и шейные платки, далекие от скупых канонов советской эстетики. В советские униформенные так не ходили, но он был авантажен!

Гинзбург – это знак качества! Его приглашают, чтобы вывести на более высокий рубеж солистов или коллективы. Он никому не отказывает, потому что музыка – его религия, дающая силы. Гинзбург (который прижился на есенинской земле, полюбив и приняв ее со всеми заморочками) – это еще и юмор, без которого Геннадия Борисовича просто не может быть. Он – прекрасный рассказчик, его можно слушать часами. Короткое слово «Гинзбург», в котором умещается огромный мир его бесконечной души.

Гинзбург – это очень «крутой маршрут», с которого никогда не хочется свернуть в сторону. 



– Одесса-мама отдыхает?

– У меня Одесса – папа, а мама – русская, главбух в областном суде, – смеется Геннадий Борисович. – Папа – строитель с двумя высшими образованиями, инженер. А родился я в 1934 году в Саратове! – как-то восторженно сообщает он.

– Саратовская консерватория? – радостно подхватываю я.

– Если бы! мгновенно реагирует маэстро. – Вы знаете, куда меня занесло? Во Владимир, в общевойсковое военное училище (Геннадий Борисович заразительно хохочет, словно сам удивляется такому выбору). После демобилизации имел звание старлея и пошел в седьмую школу Рязани преподавать физкультуру и начальную военную подготовку (НВП). Как вам такой расклад? Смешно? Очень! А сначала поступал в Москву – в историко-архивный, получил «трояк», хотя не должен был получить. Думаю, что пятый пункт  сыграл со мной такую шутку. Да и ладно, значит, не надо мне туда было.

– А в военное – надо?

– Тоже не надо. Потому быстро наш род войск упразднили, и я оказался в миру. Что делать? Вести физкультуру до пенсии? Через дорогу от седьмой школы, в Доме Салтыкова-Щедрина, находилось рязмузучилище, где преподавал вокал бывший солист Большого театра В.Д.Наумов. Я стал учиться, а в 1967 году поступил в Московский институт культуры  на дирижерско-хоровое  отделение.

– А в Рязани как оказались?

– Отца перевели по работе в 1938 году. Учился в десятой школе, пел в Доме пионеров –здание в горпарке – Центр народного творчества. Мы часто выступали в госпиталях, это мои первые сценические площадки. А последнее  выступление было на сцене музучилища совместно с детским хором и симфоническим оркестром РМУ. Какой-то коммунистический концерт, которым мы, как теперь понимаю, простились с той эпохой.

– Вы ведь работали...

– Я работал… везде, – подхватывает вопрос Геннадий Борисович. – Больше пятидесяти лет в РГУ им. Есенина. Сначала меня пригласил инфак, мои занятия стояли в учебной сетке,  мы разучивали песни на языках. А через два года начались конкурсы самодеятельности. Межфакультетские. И меня стали звать всюду. Появился общеинститутский хор, который выступал на конкурсах и что-то где-то постоянно занимал. Хороший хор был. Полно грамот и дипломов на эту тему. Потом меня пригласил сельхозвуз – для того же самого. И на межвузовских конкурсах я работал против самого себя, потому что оба хора были мои.

– Кого любили больше?

– Музыку! У педагогов была классика, которую я обожаю. С сельхозниками нажимали на народное пение, на советскую патриотику, потому что студенты не обладали классическим звукоизвлечением, но  петь любили, и мне нужно было работать с тем природным голосовым материалом, который имелся, на постановку голоса времени не оставалось.

– Из прошлого века перешла байка о том, как вас объявили… Рислингом.

– Никакая не байка, так было. Отчетный концерт института, хор открывает, какая-то партийная вещь должна прозвучать. Полный зал народу: партком, местком, кувырком…. Выходит Сашка Осипов и хорошо поставленным голосом в микрофон, со всеми паузами, торжественно объявляет «…художественный руководитель и главный дирижер хора –Геннадий Борисович… Рислинг». Пауза. Хор стоит. Зал не дышит. Я выхожу и спиной чувствую тишину. Тогда хохм таких на сцене быть не могло. Сашке досталось. Кто-то и до сих пор думает, что он не ошибся, а схохмил. Да и ладно, зато всем запомнилось. Я не обиделся

К работе в двух серьезных вузах можно прибавить совместительство в двадцати общеобразовательных школах (цифра приблизительная), хотя в некоторых Геннадий Борисович входил в штат. В те времена пели много, известного хоровика старались заполучить и заводы. Более 15 лет проработал он на «Теплоприборе», чуть меньше – на «Рязцветмете». С 1970 года и по сей день Гинзбург работает в ДМШ №5 имени В.Ф.Бобылева. 

– Пригласили меня поднять хор. И в 1972 году мы уже выступали с коллективом Московского городского хора и Ярославского симфонического оркестра, исполнили «Реквием» Кабалевского. Это было сенсацией. Потом на Дне Победы мы сводным хором ДМШ №5 и РГУ им. Есенина пели на площади Победы. Грандиозное действо получилось! – вспоминает Геннадий Борисович.
 
«Девчонки и мальчишки, а также их родители» помнят и любят ГенБорисыча до сих пор. А как его не любить и не помнить, если столько радости было на его занятиях?! 

У него так много лауреатов и дипломантов разного уровня, что не хватит места всех перечислить. Запомнился Павел Бахмутов, Алексей Ракин – руководитель камерного хора при филармонии, Наташа Гулина, которую называли Людмилой Зыкиной того времени. Более пятидесяти его воспитанников продолжили занятие музыкой.

Прошу Геннадия Борисовича вспомнить важные награды, которые он получил за время служения искусству. 

– Ох.., – задумывается Гинзбург. – Даже не надо на это время тратить! 

Тонны грамот и дипломов, тонны! Что из них важно, что нет? Все сошлось в одном – Заслуженный работник культуры России (1995 год). Этого достаточно.

Не найдется в Рязани такой площади, способной вместить сводный хор из бывших и нынешних учеников Гинзбурга.

Что такое Гинзбург? Гинзбург – это Планета. Он – человек добрый, до сих пор заражающий своим энтузиазмом. На репетиции, которые проводил увлеченный человек с акцентной фамилией Гинзбург, родители в любую погоду вели детей. Он разрешал родственникам присутствовать на занятиях, превращая их в настоящее концертно-семейное действо. Его любят все, потому что от него – безудержная радость и сплошная польза. А ему, кажется, только этого и надо – чтобы всем вокруг было хорошо, потому что тогда и он, Заслуженный работник культуры РФ, хоровой дирижер Геннадий Борисович Гинзбург, будет счастлив. И пусть это счастье длится дольше и дольше!
________
*«Крутой маршрут» – автобиографический роман Евгении Гинзбург.
Ольга МИЩЕНКОВА