Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№37 от 20 сентября 2012 г.
Свежие новости
Вся в белом и с косой
 Завел Живой журнал – готовься к политической смерти


 
«Рязань. Политика. Проклятье Живого журнала», – так назвал свой недавний пост пользователь lastman2012.
«Очередной блогер схлопнулся, – пишет он. – [Пользователь] in_morozov снялся с выборов на пост губернатора. Это похоже на проклятье какое-то. Только заведет человек ЖЖ, и всё. Нет у него больше будущего в косопузой политике.
[Пользователь] ex_zenishev. Кто-то еще помнит? Был такой, да скушали.
[Пользователь] shishov_ov тоже с ЖЖ поигрался. Но не долго. Тщательно организованные проблемы с теплоснабжением, наложившиеся на обычный бардак и передел МУПов, положили конец карьере не самого паршивого градоначальника.
[Пользователь] v_ryumin. Тут даже и комментировать нечего, мастодонтище был. Теперь – всё. Причем на Твиттер это не распространяется. Вон у Шерина есть аккаунт и жив вроде. Может, на самом деле есть проклятье рязанского Живого журнала?»
 
Родное чужими глазами. Всегда интересно почитать, как мы выглядим со стороны. Пост пользователя sombra78 предоставляет такую возможность: 
«Рязань является областным центром одноименной области. Население города составляет 525 тысяч жителей. Выгодное транспортное положение предопределило суть города. От Рязани до Москвы прямо как рукой подать – 180 километров. Добраться из столицы сюда не составляет труда – электрички, маршрутные такси каждые 15 минут, автобусы, множество поездов... 
Ну а мы приехали несколько с другой стороны. В тот день мы проделали немалый путь из Иваново транзитом через Суздаль, Владимир и Гусь-Хрустальный. Заключительный участок этой дороги, если вы на автомобиле, может преподнести неприятный сюрприз в виде «тошниловки» со множеством поворотов непосредственно перед Рязанью. Так что выбирайте маршрут заранее, если с координацией имеются какие-то проблемы. 
Город с владимирской стороны начинается крупным торгово-развлекательным комплексом, от которого, словно от IKEA, ходят бесплатные автобусы к драматическому театру. Словом, центральная часть города здесь находится очень недалеко. […]
В Рязань мы попали в вечер выходного дня. Множество изрядно подвыпивших людей, гонщиков на тюнингованных авто и тусующейся молодежи... Именно такой нам запомнилась Рязань.
Ну а на некоторых улицах было практически безлюдно.
Оконные решетки здесь являются произведением искусства. А вот реклама... Какой-то верх неприличия и безвкусицы. Вроде бы рядом с Москвой, а пиарщики работают, словно в деревне Петушки. Хуже только в Саратове.
Ну а в остальном город как город. […] Состояние зданий и построек, представляющих историческую ценность, оставляет желать лучшего. Жилой массив в таком же состоянии, как и везде в стране.
В Рязань едут туристы. Посмотреть на кремль, на многочисленные памятники Сереже Есенину. Много всего замечательного в Рязани! Ну а вообще Рязань – это глухая провинция. Несмотря на 180 километров от Москвы».
 
И краеведческое открытие, которое сделал пользователь tsvoff:
«[…]Как человек крайне нелюбознательный, лишь недавно и притом совершенно случайно обнаружил еще одно место, достойное нанесения на виртуальную карту Космической (и Фантастической) Рязани. На этой карте, безусловно, должны быть обозначены места, где жил Циолковский, учился Уткин, родился космонавт Аксенов, бывал Гагарин – все они хорошо известны и большинство из них уже отмечены мемориальными табличками. Ну, и парашютную вышку в училище ВДВ, которую снимали в картине «Космос как предчувствие», непременно нужно указать...
А еще, оказывается, есть на Рязанщине место, связанное с Владимиром Войновичем, который, во-первых, не чужд фантастики, а во-вторых – и это сейчас главное – написал неофициальный гимн советской космонавтики – песню «14 минут» (ну, помните, «эту песню Гагарин пел в космосе»©).
На самом деле эту песню в космосе пели космонавты Николаев и Попович.
С местом же ситуация непростая – оно такое же виртуальное, как и карта. В автобиографической книге «Автопортрет: Роман моей жизни» Войнович вспоминает:
«Из гостиницы съехал, о возвращении домой не могло быть и речи. Стал думать, не перебраться ли в какую-нибудь из ближайших к Москве областей, но продолжал читать объявления. На одном задержал внимание: «Путевой машинной станции ПМС-12 требуются путевые рабочие. Одинокие обеспечиваются общежитием». Я уже тысячи подобных объявлений прочитал и знал, что во всех случаях под одинокими, которые обеспечивались, имелись в виду в Москве москвичи, в области – жители Подмосковья. Почему я решил, что в этом случае будет как-то не так, не знаю. Должно быть, наитие. Поехал по указанному адресу: платформа Панки. Там на ржавых, заросших травой запасных путях поезд: с десяток товарных вагонов «телятников» и два пассажирских. И свершилось чудо, объяснимое тем, что ПМС эта самая была приписана к поселку Рыбное Рязанской области, а здесь находилась якобы в командировке.
    [...]
    Московской прописки здесь от поступавших на работу не требовали, а поступивших прописывали по месту постоянной дислокации станции – в поселке Рыбное Рязанской области. И в моем паспорте появилось это Рыбное, где ни тогда, ни позже я ни разу не побывал».
То есть, несколько месяцев 1956 года Владимир Войнович формально был рыбновцем. Но куда же вешать виртуальную (а потом, почему бы и нет, и реальную) мемориальную табличку? Разумнее всего, конечно же, на здание ПМС-12 – ведь хоть рыбновцем Войнович был виртуальным – работал в составе рыбновской путевой машинной станции он вполне реально. Тем более, что в 1970 году ПМС-12 наконец перестала кочевать и обзавелась стационарной производственной базой – в районе станции «пл. 188 км» Московской железной дороги. Территория эта, по-моему, даже входит в городскую черту Рязани».