Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№19 от 21 мая 2020 г.
Свежие новости
Забытые жертвы Ковида
 Откуда взялась фантастически низкая смертность рязанцев от опасной инфекции

В Рязанской области один из самых низких показателей смертности от COVID-19 в стране. Об этом в среду заявила вице-премьер РФ Татьяна Голикова, передает ТАСС. В сводке федерального оперативного штаба значится семь умерших от коронавируса рязанцев.  При этом с начала пандемии в регионе заболевание COVID-19 подтвердилось у 2 577 человек. Еще 96 положительных тестов 20 мая находились на подтверждении в лаборатории регионального Роспотребнадзора. 230 инфицированных пациентов (в том числе десять детей) находятся в трех рязанских стационарах – ОКБ им. Семашко, новой Больнице скорой медицинской помощи на ул. Стройкова, 85 и детской инфекции в горбольнице № 11, где в апреле скончалась заведующая отделением. Восемь взрослых подключены к аппаратам искусственной вентиляции легких. Откуда при такой сложной ситуации столь обнадеживающая статистика умерших. Мы разобрались, как это устроено.

 

С начала пандемии рязанское бюро «Новой» ведет собственную статистику. И вот что у нас получилось.

20 апреля в регионе зарегистрирована смерть 67-летнего мужчины с диагнозом пневмония и 51-летней женщины, оба пациента имели положительный тест на коронавирус.

21 апреля стало известно о смерти еще двух пациентов с подозрением на коронавирус: 77-летнего мужчины с диабетом, который умер «в результате необратимых ишемических изменений сердца и головного мозга», и 39-летней женщины, которая умерла, по мнению областного Минздрава, «от тромбоэмболии».

На следующий день, 22 апреля были обнародованы сведения о смерти 90-летнего мужчины, который умер от тромбоэмболии, и 59-летней женщины, у которой в анамнезе были установлены ишемическая болезнь сердца и ряд других хронических заболеваний. У обоих пациентов подозревали коронавирус.
 
* * *

При этом министр здравоохранения Рязанской области Андрей Прилуцкий заявлял на тот момент, будто непосредственно от коронавирусной инфекции в рязанском регионе скончались лишь три человека, а не шестеро.

Обратите внимание, с момента выявления в Рязани первых больных (19 марта) прошел всего месяц, а статистику все это время уже пытались бережно «причесывать». Далее.

25 апреля в Рязани умер 66-летний пациент больницы имени Семашко, который имел подтвержденный ковид.

28 апреля в Рязанской области скончались еще два пациента с положительным тестом на вирус: 78-летний и 71-летний мужчины.

29 апреля стало известно о смерти 70-летнего пациента с подтвержденным диагнозом СОVID-19.
Итого в апреле – десять человек.
 
* * *

5 мая не стало 51-летнего врача-рентгенолога 11-й горбольницы Рязани Андрея Барсука. В официальных сводках опергруппы это единственная в тот день смерть больного с подтвержденным диагнозом COVID-19. По информации, полученной от медиков, «у мужчины в анамнезе присутствовали тяжелые хронические заболевания».

10 мая опергруппа правительства Рязанской области сообщила о смерти мужчины 79 лет с аналогичным подтвержденным диагнозом.

12 мая оперативный штаб подтвердил гибель еще двух пациентов. Согласно лабораторным гистологическим исследованиям, их смерть наступила вследствие заражения коронавирусом.

13 мая умерла женщина 83 лет с таким же подтвержденным диагнозом.

15 мая скончался 67-летний пациент, у которого был положительный тест на COVID-19.

За полмесяца – еще шесть человек.

Всего с 20 апреля по 15 мая – шестнадцать.
 
* * *

«В некоторых случаях лабораторно установлено, что смерть вызвали другие заболевания», – сказали «Новой» в штабе по предотвращению коронавирусной инфекции правительства Рязанской области. Признав тем самым, что с сопутствующими заболеваниями умерших от инфекции в разы больше.

Да, умершие рязанцы не были абсолютно здоровы. Но они с этими заболеваниями ЖИЛИ. И именно новый вирус «разбудил» их старые раны.
 
* * *

– Наша статистика – это политика. Она отражает то, что нужно отразить. Нужно показать рост, покажут рост (всех, кто умер в ДТП, запишут на коронавирус, как в анекдоте), нужно будет показать снижение – всех запишут на пневмонию, – подметил директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

«У нас многие пенсионеры могут умирать не только в больницах, но и дома, причем очень быстро – за 2–3 дня. У больных сахарным диабетом после заражения очень быстро поднимается сахар в крови, и этот факт люди не связывают с пневмонией, ведь температура не появляется. Такие люди не попадают в статистику «ковида». Оперировать статистикой у нас хорошо умеют. А еще у нас очень сильно страдают критерии диагностики. Положительные результаты на COVID-19 могут уйти в Роспотребнадзор на перепроверку и не возвращаться неделями. Вот так люди и умирают без подтвержденного диагноза», – говорит первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко.

Сомневаются в корректности методик подсчетов не только эксперты, но и обычные граждане. Не верят рязанцы в то, что наше здравоохранение может обеспечить один из самых низких уровней летальности. Иначе как объяснить, что в сводке федерального оперативного штаба значится семь умерших рязанцев, а на деле их 16.