Новая газета
VK Twitter Рязанский выпуск
№11 от 22 марта 2018 г. Политический рынок | Экономика | Общество | Культурный слой | Спорт | Блогосфера | Архив номеров
Свежие новости



Вера НОВИКОВА // Культурный слой
Не игрушка
 Рязанской театр драмы поставил современную пьесу 16+ про мир перевертышей

На сцене – детская площадка. Горка, песочница с грибком, качели, доска-качалка. Вверх, вниз. Вверх, вниз. Из грязи – в князи. Из самого дна – до вожделенной элиты. И тут же с небес – на землю. Игры, в которые играют люди в новом спектакле Рязанского театра драмы «С училища», диктуют свои правила. Любовь оборачивается ненавистью. Образованность не исключает слабоволия, а интеллигентность – подлости. Жертва становится тираном. А страсть – орудием палача. Мир перевертышей жесток. Каждый здесь бьется за свой кусок счастья. И биться приходится до смерти. Потому что человеческие чувства – не игрушка.



В творческом портфеле молодого белорусского драматурга Андрея Иванова пьеса «С училища» на сегодня, пожалуй, самая титулованная. Написанная в 2016 году, она сразу же попала в топ. По итогам объединенного конкурса драматургии «Кульминация» вошла в шорт-лист лучших пьес прошлого года. Благодаря гранту, полученному на фестивале «Любимовка-2017», была поставлена в московском Театре им. Пушкина. И буквально сейчас Серовский театр драмы им. Чехова находится в ожидании, чем «выстрелит» его версия пьесы: спектакль был выдвинут на «Золотую маску» в пяти номинациях.

В числе смелых первопроходцев оказался и Рязанский театр драмы. Знакомство с произведением Андрея Иванова состоялось в рамках XXX Всероссийского семинара молодых драматургов «Авторская сцена», который проходил на базе театра минувшим летом. Тогда режиссер Максим Ларин начал работу над пьесой, был создан эскиз постановки и состоялся пилотный показ в рамках лаборатории. Ко времени премьеры на широкую публику и спектакль, и сам текст претерпели немалые изменения. Ненормативная лексика, которой изобилует оригинальное произведение, была убрана самим автором и заменена на крепкие словечки. Впрочем, даже и этот – цензурный – вариант рискует оскорбить чересчур нежные уши (так что потенциальным зрителям стоит принять во внимание ограничение 16+).



«Заговори, чтобы я тебя увидел» – это известное высказывание Сократа автор пьесы вкладывает в уста главной героини. И сам следует ему. Языковыми средствами драматург рисует колоритные образы и характеризует атмосферу дня сегодняшнего (во всех неприглядных проявлениях). Текст пьесы производит впечатление распахнутой форточки, через которую на зрителя обрушивается ушат словесного потока. Речь персонажей, слова, которыми они оперируют, говорят все о них, их занятиях и социальной группе (правда, чем выше статус, тем изощреннее выражения).



Танька – девушка «с училища». Красавица, но чудовище. «Гопота из хабзы», «быдло», провонявшая рыбой, которой она приторговывает для заработка. С трудом подбирающая «культурные» слова, зато с легкостью извергающая угрозы и ругательства. Односложная, отрывистая речь подкрепляется такой же угловатой пластикой. Актрисе Марии Конониренко отлично удается эта волевая, отчаянная девчонка, по рубленным движениям которой непонятно: то ли она обнять хочет, то ли «вдарить» под дых.



Впечатляет и еще одно перевоплощение – засл. арт. РФ Анатолий Конопицкий в роли отца Таньки. «Божий одуванчик» в инвалидном кресле, открыв рот, превращается в бранящегося алкоголика, изводящего дочь, не стесняющегося ни в выражениях, ни в средствах ради заветной бутылки. Наконец, третий обитатель этого «дна» – Костя (Никита Левин), верный рыцарь, готовый ради своей королевы ПТУ пойти и на убийство, и в тюрьму. Этот персонаж больше молчит, но его молчание устрашает лучше всяких слов.



Ступенькой выше – преподаватель философии Сергей Романович (Игорь Гордеев) и его мама (Ирина Лавринова). «Вы же Сапокла читаете», – с уважением произносит Танька. Сильный, красивый, умный – Танька создает в своем воображении идеал «того самого» мужчины и, не находя вокруг никого более достойного, примеряет его на Сергея. Поколение «Дома 2» приучено не чувствовать и думать, а «строить отношения». И Танька четко знает, кто ей для этого нужен. «Вы – тот, с которым у меня отношения будут!» – безапелляционно заявляет она, решив подарить учителю философии свое главное сокровище – девственность.

Это и становится отправной точкой всей трагедии. История Таньки становится известна местной золотой молодежи (еще одно удивительное преображение: Андрея Блажилина – в циничного провокатора Славика, а брутального Григория Саркисова – в гламурного барбера Рената непонятной ориентации). В ней скучающая тусовка видит развлечение и способ «спастись от выгорания». И легко – по пьяному делу – разводит Сергея на спор: «трахнуть шкуру» и в доказательство разместить видео на Фейсбуке. Уставшего от серости и безденежья преподавателя колоритная парочка искушает не хуже Воланда со своей свитой. В награду обещаны макбук, лекции в элитном клубе, хороший заработок, деньги и, как призрачная перспектива, эмиграция на Мальту.



По своей бесхарактерности Сергей не сопротивляется обстоятельствам. Выполняет условия грязного спора. Уступает натиску Таньки. Подчиняется ее правилам жизни. Падает все ниже и ниже. Если в начале пьесы Танька забавляется: «Сергей Романович, а скажите слово: хренососина», – то в финале он сам в ужасе восклицает: «Не любовь, а какая-то хренососина!»

Спектакль «С училища» – история о том, что любить хочется всем. Но вот любит каждый так, как умеет. «Вас через силу надо любить! Херачить и любить!» – убеждена главная героиня. Через весь спектакль рефреном проходит песня «Я не игрушка». И Танька доказывает это. Даже узнав о предательстве Сергея, она не отказывается от своей мечты, упрямо продолжая «строить отношения». Потому что «гопница тоже хочет счастливой быть!»

Танькина любовь обвивает как удавка. И Сергей, не смея ей противостоять, разрубает этот смертельный узел руками уголовника Кости.

«Что есть счастье? И что такое любовь?» – эти вопросы создатели спектакля адресуют себе, своим персонажам и всей аудитории. Поэтому постановка идет в камерной атмосфере: стулья для зрителей находятся прямо на сцене. На эти же вопросы пытаются ответить и простые обыватели: в ткань действия гармонично вплетаются видео-интервью. Это придает спектаклю эффект документальности. Да, Танька могла бы быть Дездемоной, Кармен или Настасьей Филипповной. Но она находится здесь и сейчас. Танька, «су…», «суч…», «сучилища».

Фото Андрея ПАВЛУШИНА

P.S. Тем временем рязанские служители Мельпомены готовятся отметить Международный день театра. Ему будет посвящен большой театральный праздник «В четыре руки». Четыре рязанских театра соберутся вместе, чтобы поставить спектакль! Возможно ли это? Увидим на площадке Рязанского театра драмы 27 марта в 19.00.



 
реклама  |  редакция |  пресс-релизы