Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№37 от 22 сентября 2011 г.
Свежие новости
Суд кулуарного Линча
Коммунист Малюгин как жертва кастрированной гласности



Комитет по регламенту, мандатным вопросам и депутатской этике Рязанской областной Думы разбирал персональное дело своего коллеги Виктора Малюгина. Заседание прошло в закрытом режиме, на чем настоял председатель комитета Андрей Глазунов. Однако «Наша Рязань» все равно узнала подробности.

Поводом для кулуарного судилища стали выступления члена фракции КПРФ на заседаниях Думы 26 января и 31 августа сего года, где Малюгин прибегнул к исконно русской лексике в ходе обсуждения наболевших вопросов. Но не заимствованной им от времен татаро-монгольского ига и сплошь применимой при иго едино-росском. Депутат обратился к выражениям, кои в своих словарях трактовали Даль, Ожегов и их не до конца извращенные последователи.

Дабы не быть голословными, приводим выдержки из стенограмм тех «скандальных» заседаний. Пунктуация и орфография думских стенографистов сохранена. Курсив наш.

26 января 2011 г. По вопросу «О внесении изменений в Закон Рязанской области «Об областном бюджете на 2011 год».

 «(…) Юрий Иванович (зам. пред. Рязоблдумы Еременко, – прим. «НР») неправильно, я считаю, говорит. Во-первых, резерв гарантийных обязательств у нас в составе статьи было на тот момент 350 миллионов рублей. Ваша поправка прошла. Сегодня поправка… Уже 70 миллионов улетучилось. Мы предлагали не полностью ликвидировать эту статью (зачем вы неправду говорите!), а 200 миллионов. А я еще раз говорю, что по исполнению этого бюджета все 350 миллионов уйдут на другие цели, естественно. Более того, вы говорите: вот кассовый разрыв. У нас есть еще статья… ЗАЧЕМ ВЫ ДЕПУТАТОВ В БЛУД ВВОДИТЕ? 450 миллионов это…»

 «Виктор Герасимович, покорректней».

 «Хорошо, извиняюсь. 450 миллионов рублей – это кредиты муниципальным образованиям(…)»

31 августа 20011 г. По вопросу «О проекте закона Рязанской области «О недропользовании на территории Рязанской области».

«У меня вопрос в связи с изменениями закона. В 2005 году без аукциона был передан участок «Зеркало» пронских залежей известняка одной фирме, у которой контрольный пакет – 75 процентов принадлежит иностранному, скажем, предприятию, которое зарегистрировано то ли на Кайманова… Это Счетная палата Российской Федерации проверяла с помощью Счетной палаты Рязанской области. В результате этого соглашения, без аукциона бывшего губернатора и министра Трутнева федеральному бюджету был нанесен ущерб на 5 миллиардов рублей. НО ЭТО ДЕЛО ПОХЕРЕНО – министр, понимаете, какие могут быть откаты, можно только догадываться. Но сегодня это финансово-экономически влияет на весь наш строительный комплекс. Вопрос как-то разрешен или нет? Потому что они взяли землю как сельхозугодия и передают под разработку этих полезных ископаемых, допустим, цементным заводам с определенным условием, которое там было написано: 20 процентов там с пятипроцентной… то есть цемент им поставляется, и тогда они выделяют под разработку участки. Что-то сделано в этом плане, если вы, конечно, знаете, чтобы привести все в норму? У наших цементных заводов цена за этот период увеличилась в два с половиной раза. Какое может быть дешевое строительство домов и так далее?»

 «Во-первых, хотел бы видеть этот документ лично».

 «Я вам дам».

 «Если можно, покажите. Во-вторых, это был 2005 год. Начиная с 2010 года, если вы эту тему тщательно изучали, только проводятся аукционы. До этого момента аукционы не проводились».

 «Проводились по закону, не надо. Счетная палата четко пишет: направлено в генпрокуратуру. Но молчок у нас, понимаете, эти лица у нас неприкасаемые – единороссы».

«Неприкасаемые» обиделись, ведь Малюгин тронул их своей рабоче-крестьянской лапой за самое уязвимое место – то, которое давно не для дискуссий. То, что депутат от КПРФ позволяет себе выступать в региональном парламенте, да еще и столь красноречиво, заставило коллег обратиться к специалистам в области лингвистики. К сожалению, как ископаемых одноклеточных, так и профессиональных циников в этой сфере земля российская породила ничуть не меньше, чем косноязычных и глухонемых политиков. Но даже последние прогульщики с филфака знают, что слово «похерить» испокон века означало «перечеркнуть крестом», еще проще – нарисовать на отказной бумаге «хер» – обычную букву старославянского алфавита, существующую с таких времен соборной культуры, до коих нынешним российским парламентариям еще пять эволюционных периодов топать.

Зато с половым развитием в Думе проблем нет. Культура народно-прикладной сексологии находится уже на уровне пубертатного периода. О чем свидетельствует заключение начальника сектора лингвистической экспертизы Т.С. Фетисовой насчет «похерить»: «Однако оно (выражение, – прим.ред.) созвучно с названием мужского детородного органа». «Парламентская аудитория, –  продолжает Фетисова, – из-за приближенности этого слова к нецензурному могла воспринять его как неприличное». Интересно, как далеко в своих лингвистических изысканиях ушла бы думская госпожа эксперт, отправь ей на экспертизу строчку Владимира Набокова о почтальоне, который «стоял у изгороди, расставив ноги хером» («Камера обскура»). И кстати, в вышеупомянутой аудитории самого Малюгина открыто посылал именно туда, в далекие от Даля дали коллега Алабин, но его на суд кулуарного Линча никто до сих пор не вызвал.

Не меньше возбуждения вызвал и упомянутый депутатом блуд. В первоначальном понятии, а именно – уклонение от прямого пути, оно не может рассматриваться в принципе, так как путь у партии один и заблуждений у ее членов быть не может. Поэтому блуд даже в малюгинском контексте воспринимается в Думе исключительно по Ушакову. Как половое распутство.
Им в кулуарах, конечно, видней. И пусть такие эксперты там и трудятся. Все равно, кроме междусобойчика на Почтовой, их заключений никто не читает. А то вот, не дай бог, устроится такая Фетисова в провинциальный музей экспертом и будет доказывать по рембрандтовской репродукции, что «блудного сына» нагуляли на стороне. Вот только аудитория может оказаться просвещенной, в отличие от закрытой думской аудитории, где «данное слово имеет двоякое значение и может быть неверно истолковано слушателями, употребление его в парламентских выступлениях некорректно». Возникает вопрос – насколько же ограничен круг слушателей того, что происходит в стенах парламента, если любой пятиклассник скажет им прямо: каждый понимает в меру своей испорченности. О том, за кого они в данном случае держат избирателей, вслух лучше и не говорить…

А пока жертвой кастрированной гласности стал только коммунист Малюгин. Выпоротый непублично, в закрытом режиме, против которого он пытался выступить перед заседанием. Но не как Васисуалий Лоханкин, а по-парламентски, словом за слово. «Они просто пытаются надавить на меня. Хотят, чтобы я замолчал. Хотя даже Сальников (депутат Рязоблдумы, – прим. ред.)  им сказал, что они белибердой занимаются», – пожаловался Малюгин после экзекуции.

От себя же хочу добавить, перефразируя Тимура Шаова: «Вы за всё готовы драться – за заводы и ларьки. Но за словарь не надо, братцы, не позорьтесь, мужики!»

Текст опубликован на сайте
 «Наша Рязань» 19.09.2011 г.

«Наша Рязань»