Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№28 от 23 июля 2020 г.
Свежие новости
Конец Эдема
 Скопинский театр «Предел» представил новый спектакль о неизбежном крахе идиллического мира

Предпремьерный показ новой постановки Скопинского молодежного театра «Предел» был заявлен на 17 часов 14 июля. Но где-то за час до спектакля город заволокло низкими тучами. Ветер, лихо гулявший по улицам, затих и притаился. И на город обрушился Дождь. Именно так, с большой буквы. Основательный, плотный, скрывающий за белесой пеленой соседние дома. У Маркеса такой дождь четыре года одиннадцать месяцев и два дня лил на жителей Макондо. У Стругацких нескончаемыми потоками разъедал безымянный город, превращая людей в мокрецов. В Скопине Дождь появился в преддверие Гоголя. «Старосветские помещики» в постановке Владимира Деля – история о недолговечности земного Эдема, в двери которого (внезапно и неотвратимо, как Дождь!) стучится беда.

Спектакли Владимира Деля – создания живые. Они рождаются, развиваются и меняются порой прямо на глазах у зрителей. Поэтому любые проявления живой и неживой природы так естественно вплетаются в ткань повествования. Вот и на этот раз перед началом показа режиссеру пришлось прервать свою вступительную речь на словах: «Сегодня вы увидите моноспектакль. И когда появится актер…»

Ровно в этот момент зал взорвался от восторга, потому что на сцену важно прошествовал солидный кот.

У Булгакова такой кот пытался пролезть в трамвай и всучить кондукторше гривенник. У Гофмана –вдумчиво излагал житейские воззрения в трактатах и книгах. У Кэрролла – растворялся в воздухе, оставляя лишь улыбку.

У Деля кот Фидель исполнил роль театрального звонка. Помяукав, он сорвал аплодисменты и был спроважен за кулисы. Но кошачий дух остался...

…и вселился в актера Михаила Сиворина.

Мягко, крадучись, выгибая спину и осторожно осматриваясь, артист появился на сцене с кошачьей грацией. Выпрямился в стремительном прыжке и, вытянув ноги, уселся на стуле. Обвел зал ироничным взглядом и, прищелкнув пальцами, начал рассказ, насмешливо и иронично смакуя гоголевские слова: «Я очень люблю скромную жизнь тех уединенных владетелей отдаленных деревень, которых в Малороссии обыкновенно называют старосветскими…»



«Старосветские помещики» – моноспектакль Михаила Сиворина, воспитанника Владимира Деля, а ныне артиста МХАТа им. Горького. В этой постановке им сыграны все персонажи и даже предметы материального мира (например, «поющие двери). Для каждого артист находит индивидуальные краски: пластика, мимика, выражение глаз, интонации. Переходы мгновенные, еле уловимые. Перевоплощения виртуозные. Меняется наклон головы, опускаются плечи, в трогательной улыбке расплывается лицо – и перед нами хозяйственная Пульхерия Ивановна. Распрямляется спина, хмельной кураж заволакивает глаза – и вот уже подвыпивший Афанасий Иванович пугает свою благоверную уходом на войну.

Михаил балансирует на грани самых разных эмоциональных состояний: умиление от идиллического мирка, тревожное ожидание беды, наконец, горькая трагедия разрушения.

Предтечей этого апокалипсиса становится сам Рассказчик. Злой гений этого места. Сложный, собирательный образ, который воплощает в себе и кошку, явившуюся предвестником скорого конца. И Дьявола, довольно созерцающего осколки былого Рая. Наконец, самого Гоголя, наполнившего свою повесть мистикой и разглядевшего в привычке – поэзию.

Лукавый бес Рассказчика прорывается в действие в самых неожиданных местах. Рассыпается в лихом скоморошьем танце. Превращает благостную помещицу в мрачную ведьму, колдующую над вареньями и настойками. А домашнюю ласковую кошечку – в демоническое создание.

Уверовав в дурное предзнаменование от встречи с кошкой, Пульхерия Ивановна готовится к смерти. Так же основательно, как хорошая хозяйка готовится к суровой зиме: раздает наказы, делает запасы. Не собственная смерть страшит ее. Ее тревожит будущее Афанасия Ивановича, который останется один, без присмотра. Словно предчувствуя и его скорый конец, она плачет и причитает над ним как над покойником.

Бес из «дикого леса» разрушает границы пасторального Рая. Впускает туда чуждый внешний мир. Губит хранительницу очага. Но сам ломается, когда вдруг обнаруживает в, казалось бы, бесчувственном старике подлинное горе и «жаркую печаль»! Не в силах понять и осознать природу этого чувства, он в исступлении мечется в поиске ответа: «Что это?! Что же сильнее над нами: страсть или привычка?»



Подобно тому, как актер примеряет на себя в этом спектакле множество ипостасей, таким же многофункциональным становится и предметный мир спектакля. Владимир Дель, мастер деталей, подбирает лаконичный реквизит, где нет случайных мелочей. Домотканый рушник, натянутый в широко распахнутых руках, рисует образ Христа, незримо присутствующего в этом земном Раю. Букет цветов, любовно собранных Пульхерией Ивановной в саду, возвращается к ней же на похоронах: трясущейся рукой Афанасий Иванович бросает это последнее подношение на крышку гроба.

Но самый «говорящий» образ – два стула. Венский, изящно изогнутый, – Пульхерия Ивановна. Судейский, строгий, с высокой прямоугольной спинкой, – Афанасий Иванович. Весь спектакль они существуют на сцене неразлучной парой. И даже после похорон супруги судейский стул недолго остается в одиночестве.

Смерть хозяйки запускает процесс разрушения. Природа истинной человеческой привязанности, недоступная бесу, ясна и понятна каждому зрителю. Горе Афанасия Ивановича глубоко и неподдельно. Его тихие чувства, которые казались простой привычкой, по сути, оказываются самой высокой христианской любовью. И разрыв этой связи сводит старика в могилу. 

Старый свет агонизирует. Усадьба приходит в упадок. Два стула превращаются в два надгробных памятника на сельском погосте. Одинокие, забытые. Наглядное доказательство, что всему приходит конец. Даже земному Раю.

Официальная премьера спектакля «Старосветские помещики» состоится в Скопинском молодежном театре «Предел» 24 июля. Еще одним знаменательным событием этого лета в театре стал день рождения его руководителя: 17 июня режиссеру исполнилось 65 лет. Об особенностях «карантинного» юбилея, неожиданных результатах самоизоляции и личных исканиях в новом спектакле читайте в интервью Владимира Деля в одном из ближайших номеров рязанской «Новой».

прямая речь

Михаил СИВОРИН, артист МХАТа им. Горького:



– С каким бы количеством режиссеров мне ни пришлось работать (и дай Бог, чтобы их было много), Владимир Дель, театр «Предел» и Скопин всегда останутся отдельной историей. Это моя родина и самые близкие мне люди. В «Предел» я пришел в десять лет, и это были чудесные годы. Они определили дальнейшую судьбу, помогли выбрать профессию. Конечно, мне интересно работать с Владимиром Федоровичем. Мы понимаем друг друга с полуслова, одинаково мыслим на сцене, одинаково загораемся желанием сделать хороший спектакль. И это подтверждают многие работы, начиная с «Ловушки 46», в которой я играл еще мальчишкой. Был прекрасный спектакль «Пастух и пастушка» и совершенно удивительная роль Леля в «Снегурочке», которую я играл, уже придя из армии… И много других замечательных работ, каждая из которых становилась настоящим событием в жизни.

…Период самоизоляции для меня начался 27 марта. МХАТ закрыли, как и все театры. Мы все ждали, что, возможно, откроют в апреле, мае, но процесс затянулся, и нас отправили в отпуск. Так что я приехал в Скопин. Но поскольку сидеть без дела не привык, то сразу стал «раскручивать» Владимира Федоровича на новый спектакль. Изначально я думал о «Записках сумасшедшего», но Дель предложил поставить «Старосветских помещиков». Он сказал, что ему эта история очень близка и он чувствует в ней потенциал хорошего спектакля. На самом деле отношения мужа и жены XXI века ничем не отличаются от отношений XIX века. Ничего не изменилось, так и живем, радуясь, огорчаясь, поддерживая друг друга и оплакивая… И все так же задаемся гоголевским вопросом: «Что же сильнее над нами: страсть или привычка?»

Фото Андрея ПАВЛУШИНА