Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№41 от 23 октября 2021 г.
Свежие новости
«Главная задача – создать несколько хитов»
Вокалист и бизнесмен Сергей Гриматин – о космосе, похожем на котенка рок-н-ролле и собственном кожаном бренде


Еще недавно Сергей Гриматин был известен рязанцам как бойкий радиоведущий и вокалист группы «Feelin’s». А завсегдатаям ютуба – как тот самый парень с языком без костей, что умудрился за восемь минут прочитать на скорость несколько сот скороговорок.

Но все течет, все изменяется.  Вот и Сергей теперь с «филинзами» давно не поет, а вечером ближайшей пятницы намерен представить жителям еще в недавно родном городе собственный музыкальный проект «Martin Grimm». Судя по записям, весьма небезынтересный. О нем мы, в основном, и поговорили.

– Сергей, в Рязани тебя знают как одного из вокалистов старейшего местного коллектива – группы «Feelin’s». Но в последнее время ты перестал с ней выступать. Разлюбил джаз?

– Конечно, нет. Джаз всегда был моей страстью, я к нему отношусь как к музыкальному чуду. Однако есть рок-н-ролл, который заложен в меня родителями с самого раннего детства. И до определенного момента он мило спал на подушечке в уголке как маленький котенок, дожидался своего звездного часа.

– 22 октября в пабе «Две будки в Ирландии» ты собираешься впервые представить рязанцам собственный музыкальный проект – группу «Martin Grimm». Звучание там совсем не джазовое – скорее, это гранж. Расскажи, как и зачем создал новый проект, и откуда взялись такие неожиданные стилистические метания.

– Я меломан и могу наслаждаться абсолютно любым музыкальным жанром, если это сделано со вкусом. Для меня навсегда музыка останется гораздо более сказкой и чудом, нежели математическим уравнением. Я принципиально не погружаюсь в подробности музыкальной науки, хотя от моих же музыкантов мне часто прилетает за нотную безграмотность. Но я пишу музыку так, как ее слышу, а не так, как диктуют мода, музыкальная классика или гармонии.

– Название группы явно рождено отчасти из-за фамилии, но и немецкие братья-сказочники там изрядно присутствуют. Чисто по созвучию?

– Просто так совпало. Я стремился создать звучное название, используя свою фамилию. Поделил ее пополам, прочитал задом наперед и получился «Martin Grimm». Кстати, хочу отметить, что торговая марка «Martin Grimm» стала приносить мне прибыль гораздо раньше, чем музыкальный коллектив. Зарегистрировав «Martin Grimm» как бренд, я сразу начал там воплощать в жизнь все свои дизайнерские проекты изделий из натуральной кожи. Сейчас мы производим под этой маркой не только кожаные ремни и рюкзаки, но и женские сумки, а в 2022 году под этим брендом выйдет унисекс-парфюм – последние три месяца мы с опытным парфюмером ищем свой фирменный аромат.

– Ты любишь очень разную музыку. Стоит ли ждать в будущем сбора группы, играющей «металл», например? Или, может, выступлений с песнями под гитару в бардовской манере?

– Все песни, которые я написал, могут быть исполнены абсолютно в любом жанре. Я каждую песню слышу в нескольких вариантах – никогда не могу определиться с жанром. Главное в музыке – это посыл и идея, которую ты доносишь до слушателя. Аранжировка и форма являются вторичными.

– Есть различия между тобой как слушателем и тобой как творцом? В смысле, насколько совпадает то, что любишь слушать, с тем, что нравится сочинять и петь самому?

– Различий нет. Я нахожу все музыкальные жанры интересными и вообще хочу отказаться от единой стилистики и концепции. Главная задача – это создать несколько хитов, которые в своей первозданной форме будут достойно звучать на одном из космических кораблей в 2500 году, как песни «Beegees», «AC/DC» и так далее. Уверен, что получится, просто эти хиты я пока не записал.

– Первые треки группы записаны довольно качественно, особенно по рязанским меркам. Где писались?

– Все наши треки записаны на студии «Resonator», где очень помогал мой брат – фактически он научил меня записывать и сводить музыку. Теперь я делаю все сам и счастлив, что не завишу от музыкального вкуса других звукорежиссеров. Наша с братом студия работает сейчас над большим проектом для американского кино, где требования к звучанию сильно выше, чем на российском рынке. Держа такую планку, мы очень быстро растем над собой и совсем погрязли – в хорошем смысле этого слова – в создании атмосферной инструментальной музыки.

– Когда беседовали несколько лет назад, ты жил в постоянном движении Рязань – Москва и обратно. Сейчас что-то изменилось? Нигде пока окончательно не осел?

– Я теперь живу в Москве и, полюбив этот город, могу смело заявить, что определился. Москва – самый лучший город, и дорогущей ипотеки мне теперь не избежать.

– Ты был еще и довольно ярким радиоведущим. Эта ипостась твоей деятельности как-то поживает? Работаешь сейчас на какой-нибудь радиостанции?

– После смерти Сергея Доренко я уволился с радио «Говорит Москва» и пока не хочу возвращаться на радио, тем более, постепенно жанр вымирает. Но чем черт не шутит... Я же вернулся в рок-н-ролл, который вроде умер уже давно.

 

Анатолий ОБЫДЁНКИН