Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№03 от 24 января 2019 г.
Двухлетний губернатор
 Николай Любимов пока еще может повлиять на то, в каком качестве он войдет в новейшую рязанскую историю

В ряде магазинов Рязани в новом году непривычно малолюдно. Но дело тут не только в общем снижении платежеспособности населения: сами торговые предприятия приложили для этого активные усилия. 

Например, в ТЦ «Малина» отменили первый бесплатный час на подземной стоянке. Это привело к автомобильным очередям на выезде с парковки, так как единственный платежный терминал не справляется с возросшим в разы потоком. Как результат: покупатели, которые предпочитали раньше заехать в ТЦ для быстрых покупок, укладывающихся в первый час, теперь переключились на другие торговые центры.

В магазине «Лента» сделали платными тележки для покупок. Для того чтобы взять тележку, необходимо иметь монету в 10 рублей. Про цифровую трансформацию региона и перевод зарплат на банковские карты в «Ленте» могли и не знать. Два года назад так же поступил и магазин «Метро». Визуально поток покупателей упал в разы. Через два месяца тележки там стали вновь бесплатными, но ушедшие в «Ашан» покупатели так и не вернулись. Это очевидно – покупатель идет туда, где ему комфортнее. 

Тогда говорили, что внедрение новшества было организовано построенным рядом ТЦ «Премьер». А реализовавший его менеджер вскоре перешел из «Метро» в «Ашан» с повышением.

Похожая ситуация со снижением объема покупок просматривается уже и в «Ленте». Зашедшие внутрь без тележки покупатели берут только то, что могут унести в руках. Имея доступную тележку, они набрали бы товаров гораздо больше, увеличив выручку и прибыль магазина. Неужели торговые сети этого не понимали? 

И тут в СМИ появляется информация, что Ян Дюннинг, покинувший в декабре 2018 года пост генерального директора «Ленты», может перейти на работу в «Магнит». Тут начинает прослеживаться хоть какая-то логика в повторении «Лентой» неудачного эксперимента «Метро».

Данные примеры наталкивают на мысль о том, что невиданный ранее снежный коллапс в Рязани и спровоцированные им социальные возмущения могут также быть началом спланированной многоходовки. Не исключено, что или сам и.о. мэра Сергей Карабасов или кто-то из его профильных подчиненных в скором времени может перейти на работу в организацию, которая окажется в выигрыше от имиджевых потерь региона.

Как бы на первый взгляд абсурдно не выглядела рассматриваемая версия, но в итоге она может оказаться самой предпочтительной для... рязанского губернатора.

Для иллюстрации взглянем на несколько примеров (на самом деле привести их можно немало).

Итак. Был лесопарк запущенный – людям не нравилось. Отстроили, но не так как многим хотелось бы. Неиспользованные доски, снегом запорошенные стройматериалы остались лежать в зиму. Траншеи по осени копали – снова людям не нравилось. Неудобства. Плюс опасения за дальнейшую судьбу лесопарка: одни говорят – затопит, другие боятся, вырубят. Про свежепостроенный центр уличного спорта «Под мостом» тоже слышно недовольство – сделали вдоль трассы Северного обхода (фактически под ней) – ай-яй! там же выхлопные газы. Но сотни тысяч рязанцев живут в этих выхлопных газах, ночных выбросах нефтезавода и ничего, терпят. Не протестуют в экологических пикетах за окружающую среду. Еще и некоторые посмеиваются над одинокими потугами градозащитников, экологов и небезразличных журналистов сберечь город. А между тем центр «Под мостом» бесплатный, и тысячи рязанских семей не вылазят оттуда с лета, как он открылся.



В то же время – недосчитались летом детской площадки в лесопарке, которую по документам установили, а на деле нет. Правда, обнаружили ее не на чьей-то даче, и не в губернаторской резиденции, а в Соборном сквере у кремля. 



Далее. Соборный сквер и набережная рязанского кремля. Темнота была – глаз коли. Люди с вечерних служб из кремлевских храмов возвращались с опаской. Летом, безо всякой рекламы (поговаривают, что и на внебюджетные деньги), сделали освещение. Раньше показать гостям города памятник Есенину можно было в вечернее время, только подсвечивая громадное изваяние поэта сотовыми телефонами. Такой вот внутренний туризм. Все матерились. Теперь набережную подсветили. Но, видите ли, фонари в виде бокалов под игристое особо активному интернет-населению не понравились – пошло. А темнота – не пошло, темнота – наше все. В этой темноте под носом у рязанского «нашего всего», Есенина работы скульптора А.П. Кибальникова, у храма Спаса на Яру стащили половину чугунного забора на металлолом. Никто и не заметил, пока «Новая газета» не написала. Теперь, когда светящиеся рюмочки освещают набережную, даже полицейские перестали бояться патрулировать эти туристические места.



Да и подобная форма светильников никого не смущает в центре Москвы, со стороны Васильевского спуска. Их хорошо видно всей стране на телевизионной «картинке», когда показывают центр столицы.



Добавим в этот список празднично оформленный центр с пешеходной Почтовой, новую схему движения транспорта. Много, конечно, недоработок. Очень. Избирательно устроены маршруты уборочной техники. Доведен до ручки городской автобус. Не отрегулирована схема движения маршруток: захотели – выехали в рейс, захотели – нет. После 22 часов большинство маршрутных такси не ходят, хотя общественный транспорт работает до часу ночи. Отсутствие муниципальных стоянок как альтернативы платным парковкам, например. Да, концессионер в лице Ростелекома забирает себе 90% выручки, не щадя даже паркующихся у поликлиник, школ и детсадов. 

Но давайте посмотрим, кому принадлежит Ростелеком, наложивший свою лапу на парковочные пространства не только Рязани, но и других городов. Ротенбергам? А чьи друзья Ротенберги? Путина. Пойдут против друзей Путина заключавшие концессию чиновники мэрии, губернатор? Да им просто спустили сверху методичку, вот и заключили договор с Ростелекомом. Но важно, чтобы условия этого договора выполнялись неукоснительно: снег с парковочных мест убирался и вывозился, бесплатные места предоставлялись, а время не сокращалось. И чтобы аппетиты монополиста не распространялись на спальные районы, где из-за жадности рязанских строителей за последние 15–20 лет дворы новостроек стали настолько мизерными, что в них не то что машину не приткнуть, скорой помощи развернуться негде.

Список примеров из рязанской жизни можно продолжать еще долго. 

Через несколько дней исполнится два года пребывания Николая Любимова на рязанской земле. И не просто пребывания, а руководства нашим регионом. Массовые замены губернаторов по стране показали снижение накаленности в этих регионах. Приход нового руководителя как бы перечеркивает весь накопившийся негатив от действий предшественника и раздраженность от его команды. А появляющиеся завышенные ожидания дают новичку изначальный бонусный аванс доверия и поддержки. Но со временем это постепенно тает. 

В Рязани ситуация осложнена тем, что за два года из власти не были изгнаны многие члены ковалевской команды, которые довели область до печального состояния. В этом случае авансовой поддержки хватает не более чем на два года. И данный срок для Николая Любимова истекает на днях, 14 февраля. А это означает только одно – ему придется активизировать усилия по реализации всего того, что ждут от него избиратели. В противном случае нас ждет откат в ковалевское прошлое.