Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№19 от 24 мая 2018 г.
Свежие новости
«Я не буду автором одного хита»
 Звезда Ютуба Екатерина ЯШНИКОВА – о нецензурных стихах, личной жизни и магии укулеле

Миллионными просмотрами своих роликов на Ютубе может похвастаться далеко не каждый музыкант. Москвичка Екатерина ЯШНИКОВА – может. Дурашливую песенку «Я останусь одна» слышали даже те, кому прочее творчество молодого автора глубоко фиолетово. Гротескные переживания красивой девушки о своем грядущем одиночестве в компании десятка кошек получили неожиданное сочувствие в сердцах ровесников – как ни странно, далеко не только женского пола. Более серьезные песни – как полностью авторские, так и на стихи Иосифа Бродского, Осипа Мандельштама, Бориса Рыжего – пока не так востребованы.  
 
13 мая Екатерина впервые отыграла в Рязани, в небольшом кафе «Вена», и этот концерт завершил очередной ее тур по стране, в рамках которого хрупкое создание с гитарой и укулеле* наперевес проехало без малого полтора десятка городов. Впечатлениями об этом Екатерина охотно поделилась с читателями рязанской «Новой».
 
– Давай начнем с банальностей. Как получилось, что стала звездой Ютуба, и самая попсовая твоя песня «Я останусь одна», известная также как «Песня сильной независимой женщины», приобрела вирусную популярность?  
 
– Я считаю, что «стала звездой Ютуба» – слишком громкие слова. Думаю, это еще впереди. Но популярность этой песни – да, это было для меня самой неожиданно. Началось все с того, что я ее выложила на своей странице в «ВКонтакте», а поэт Арс-Пегас сделал репост себе на стену. Там она возымела успех и, как я предполагаю, кто-то из его друзей выложил песню на «Пикабу» – популярный сайт, где люди делятся занятными историями и картинками. Там эта песня очень сильно «зашла» людям, было много просмотров, ко мне тут же начали массово добавляться в друзья. Спустя некоторое время песню увидели администраторы «ВКонтакте» и вывели видео в «рекомендации» как наиболее популярное. Соответственно, еще больше людей стало смотреть. Вот таким образом все и закрутилось. 
 
– А насколько высок градус искренности в этой песне? Многие однозначно воспринимают ее как прикол. 
 
– Песня основана на реальных событиях, написана почти сразу после разрыва отношений, «по живому». То, что в ней поется, хоть и с небольшим преувеличением, но правда. Конечно, доля шутки там действительно есть, но песня все-таки основана на том, что в моей жизни реально присутствовало и присутствует. 
 
– Только что ты закончила свой второй тур по стране. Меня всегда интересовало, как интернет-популярность сопрягается с реальной жизнью. Например, как-то в Рязань должен был приехать Вася Обломов, хит которого «Еду в Магадан» набрал на Ютубе миллионы просмотров, но концерт отменился, потому что в предпродаже было всего 17 билетов. У тебя ведь тоже аншлага не случилось?  
 
– Я считаю, что гораздо менее популярна, чем Вася Обломов, так что мне приятно, что собрала побольше людей. Сейчас ты меня просто взял и поддержал, потому что я как раз переживала: «Ах, как мало я собрала людей, какой кошмар, какой кошмар…» Оказывается, даже Вася Обломов мог собрать здесь меньше. 
 
По моему мнению, Ютуб и реальная знаменитость соотносятся мало. Судя по общению с публикой в разных городах, зрителей Ютуба там гораздо меньше, чем людей, которые следят за моим творчеством «ВКонтакте». В основном, моя публика – те, кто подписан на мою страницу или группу, посвященную моему творчеству. Подозреваю, что если правильно подать информацию на Ютубе, то с помощью коротких видео можно завлечь людей на живые выступления – мол, это вам небольшой онлайн, а полный офлайн увидите, если придете на концерт. В таком случае есть вероятность, что ютуберы выйдут из своих нор, пещер, домов и отправятся на твой концерт. Но это все равно будет небольшой процент людей. Хотя бы потому, что большинство ютуберов – домоседы. 
 
– У «Песни сильной независимой женщины» заметно больше миллиона просмотров, у роликов с другими твоими песнями – на порядок меньше. Не боишься остаться автором одного хита? Как случилось, например, с «Доктором Александровым», написавшим когда-то песню «Stop, Narcotics!», которая не вылезала из чартов радиостанций, а затем довольно быстро канувшим в информационное небытие, хотя были у него и другие песни, куда более серьезные. Прошло всего 15 лет –  «Доктора Александрова» мало кто помнит. Есть и другие похожие случаи.  
 
– Я не буду автором одного хита. Убедилась в этом благодаря тому, как слушатели реагируют на мои песни во время тура. В первом туре – да, было заметно, что ждут именно этой песни прямо до невозможности и очень ярко на нее реагируют. В этом туре бурно реагировали на другие песни. В каких-то городах очень ждали «Проведи меня через туман», в каких-то – песню «Вернуться». Так что могу с уверенностью сказать, что уже не стала автором одного хита. Есть люди, которым вообще не нравится песня «Я останусь одна», они знают и любят меня по другим моим произведениям, и мне это очень приятно.  
 
– Упомянутая песня «Вернуться» – потенциальный хит, который может звучать на популярных радиостанциях. Были попытки двигаться в этом направлении?
 
– Буквально несколько дней назад она уже прозвучала на «Радио Максимум» в Самаре – у меня там было интервью перед концертом, и попутно мы слушали мои композиции в прямом эфире. 
 
– Я имел в виду не разовый эфир на радиостанции провинциального города, а «горячие ротации» на всю страну.  
 
– Посмотрим, все же начинается с каких-то маленьких шажков. Раз на местном радио прозвучала – значит, может прозвучать и в более крупном масштабе. Просто дело в том, что она длинная, а длинные песни радиостанции не очень любят. Она длится 4.52, то есть могут чисто по хронометражу не пропустить. А по формату – да, она радийная. 
 
– Были уже попытки создать группу или записаться с хорошими сессионными музыкантами? Некоторые песни на это прямо-таки напрашиваются.  
 
– У меня уже появились записи с группой, и будут появляться в дальнейшем. Думаю, этим летом начну потихонечку представлять то, что получается. У меня недавно вышел альбом, где есть и другие инструменты, кроме гитары и укулеле – там я писала все сама, и все равно песни звучат более полноценно. А с музыкантами есть планы, но поскольку это дорогостоящая вещь, наверное, сначала буду собирать деньги на «Планете.Ру» или другом краудфандинговом сервисе, а потом записывать полноценный альбом. Один трек у меня есть. Опыт, скорее, положительный, буду продолжать. Но для этого нужны финансы, которых явно недостаточно, чтобы сделать хорошо. 
 
Можно сказать, что у меня уже есть коллектив. Изначально был проект, который назывался «Kanoka».  Электронная музыка, я пела там на английском языке. Но сначала ушел один человек, потом другой, в итоге я осталась одна, прямо как в своей песне. И решила заморозить проект, поскольку – что я буду делать одна? Нужны музыканты. А собирать заново, искать других – решила, что не буду. Потом, когда начала заниматься сольным проектом, чисто своими песнями, на русском языке, как Екатерина Яшникова, а не «Kanoka», я сначала играла одна, но вскоре собрала коллектив из сессионных музыкантов. В группе музыканты готовы работать за идею, а сессионщики – изначально работают за деньги. Но так получилось, что мне с ними понравилось, мы почти два года вместе выступаем. Как у Земфиры поначалу – ее первым составом были сессионные музыканты. Так что ребята есть, они знают почти весь репертуар, иногда что-то подсказывают, предлагают. В общем, с ними интересно работать. В Москве и Питере играем уже достаточно много. И это сильно отличается от акустических песен под гитару. Главное – это очень живые выступления. Потому что парни и очаровательная скрипачка не только отлично играют, но и прекрасно держатся на сцене, за ними очень интересно наблюдать. 
 
– Откуда взялась любовь к укулеле? Почему именно маленькая гавайская гитарка так привлекает, что даже на сцене регулярно пытаешься на ней играть?   
 
– Мне больше обычная гитара нравится, но укулеле прекрасна тем, что это компактный инструмент, его можно брать с собой в отпуск. Гитару с новыми правилами авиакомпаний особо не возьмешь – надо платить заоблачные деньги за провоз инструмента, и это меня дико огорчает. А насчет укулеле обычно никто не пристает: куда бы ты ни поехал – можешь взять укулеле и посочинять песенки. Я на ней играю главным образом аккордами, то есть потом все это можно перенести на гитару. По факту сочиняешь песню на укулеле, а потом возвращаешься из отпуска, адаптируешь под гитару, и все нормально звучит. 
 
– Ты пишешь не только песни, но и стихи. Каких амбиций больше – песенных или поэтических? 
 
– Песенных. Со стихами сложнее. Много хороших стихов, а песен – мало. Ну, лично я так считаю, что среди молодых исполнителей гораздо меньше ярких авторов, чем ярких молодых поэтов вокруг. А когда я думаю, сколько было в Серебряном веке или даже в 1990-е поэтов, которые писали хорошо, но остались не у дел, меня это ужасает. И я понимаю, что, в принципе, велик риск быть не узнанным никем поэтом, который писал хорошо, но он не Есенин, потому что не Есенин, и не Цветаева, потому что не Цветаева – не получилось, не блеснула звезда. В музыке мне реализоваться проще в том плане, что не только текст пишешь, но есть и мелодия, и аранжировка, и все это вместе. Тут гораздо больше поле для раскрытия себя. А в стихах у тебя есть ограничение – только с текстом работаешь. Еще мне кажется, что лично я в песне могу сказать больше, чем в стихотворении.   
 
– Насколько я понял, ты считаешь, что сейчас хороших стихов гораздо больше, чем хороших песен. Можешь хотя бы коротко сказать об этом? Уверяю тебя, для большинства людей какие-то новые имена в поэзии – это тайна за семью печатями. 
 
– Мне кажется, всегда было много хороших стихов и есть сейчас. Тут все субъективно: я могу причислить какого-то человека к хорошим поэтам, а кто-то скажет, что это посредственность. Среди молодых совсем ребят мне нравятся Алена Белавежская, Белый Всадник, Алексей Шмелев, Константин Потапов. Пожалуй, нет ни одного поэта, у которого мне бы нравились все-все-все стихи. Как и нет такой группы, у которой нравились бы все песни. Например, Арсений Молчанов, он же Арс-Пегас: мне нравятся некоторые его стихи. Так же у Ивана Купреянова. Если дальше перечислять – я могу назвать довольно много ребят из московско-питерской тусовки поэтов, с небольшими вкраплениями других городов, которых я считаю достойными. Если обратиться к таким фестивалям, как Чемпионат поэзии им. Маяковского, «Филатов-фест» – зачастую в финал выходят очень сильные ребята. То есть можно просто пошерстить по фестивалям, посмотреть, кто стал призером. Обычно жюри не ошибается – очень много интересных имен. 
 
– Один из критериев хорошего стихотворения – то, что оно легко запоминается или его хочется специально заучить. Можешь вспомнить наизусть стихи кого-то из перечисленных молодых поэтов? 
 
– Скорее нет, чем да. Хотя у меня до сих пор сидят в голове строчки Арс-Пегаса: «Поэзия – не грязь на одеяле / И не сплетенье юных потных тел, / Поэзия – когда тебе не дали / Того, чего действительно хотел». Мне они сразу запомнились. У Кедреновского многие стихи врезаются в память, но цитировать я не буду, потому что они нецензурные. У Марии Ивановой тоже. А так, чтобы почитать наизусть – я и свои-то далеко не все помню. Так что не буду рисковать – вдруг ошибусь.  

– Только что объехала довольно много городов – можешь вспомнить привязанные к ним теперь образы? Например, для меня Нижний Новгород давно ассоциируется с увиденным там музеем военной техники в кремле, а Коломна – с бесконечными трамвайчиками. 
 
– У меня Коломна ассоциируется с пастилой. В Волгограде – Мамаев курган, это место оставило глубокое впечатление, плюс вызвала сильные эмоции панорама на набережной и выставка, которая там проходила. Астрахань у меня ассоциируется с Театром оперы и балета, огромным зданием невероятной красоты. Второй раз туда приезжаю и первым делом высматриваю это здание – оно большое, его отовсюду видно, оно красиво подсвечено. Много было городов, и каждый с чем-то связан, но иногда с чем-то глубоко личным – это не то, что известно каждому. В Воронеже, например, подруга мне показала ресторан «Балаган-сити». И теперь Воронеж у меня будет ассоциироваться с этим самым крупным в Европе рестораном средневекового стиля. Это огромный город внутри торгового центра, где реально можно заблудиться. Не знаю, сколько там посадочных мест – наверное, тысяча. Он двухэтажный, очень длинный – там и площадь, и улочки, и залы в интерьерах зданий. Ты можешь сидеть как будто в тюрьме и есть, а можешь делать это в банке, в доме художника, в больнице. Есть даже виселица и гильотина – прямо на центральной площади. В общем, было полное ощущение, что я из Воронежа перенеслась в какой-то маленький средневековый город. 
В Туле – Ясная Поляна, куда мы успели съездить за несколько часов до отъезда, посидели на скамейке Толстого. В Самаре – набережная. Я вообще обожаю Самару. Это мой самый любимый город в туре. Мне кажется, это вообще самый красивый город из всех, что видела. Люблю самарскую набережную, «мужчину со сломанным скейтом» на площади Славы, ладью, другие ее достопримечательности. Если не были в Самаре – обязательно езжайте, посмотрите на старую пивоварню, побывайте на горе, где Пушкин стоит. Железнодорожный вокзал там – как инопланетный корабль, приземлившийся среди дореволюционных строений. 
 
– Что еще главного вынесла из тура, помимо впечатлений о городах? 
 
– Во-первых, то, что не все должно быть обязательно идеально в твоем выступлении. Потому что, если все идеально – слушателям не понравится. Это странный парадокс, но когда ты хоть раз лажанул – слушатели понимают, что ты не робот, а живой человек, начинается более глубокое расположение к тебе. Я это наблюдала и за собой на концертах других ребят: когда человек забывает слова или еще как-то сбивается – почему-то кажется, что это мило. Что еще? Что нужно все делать сильно заранее, чтобы тур прошел совсем-совсем хорошо, готовиться ко всему гораздо более досконально. Что нельзя полагаться на людей, обещающих подвезти в другой город, надо всегда искать запасной вариант – часто «опрокидывают» и не потому, что нехорошие, а потому что обстоятельства бывают сильней. Из этого вытекает, что надо пользоваться «Бла-бла-каром» – там обычно присутствует выбор из многих рейсов. А самый главный урок, который я извлекла из поездки, – в каждом городе есть интересные люди, и можно найти не просто друзей, а тех, с кем потом вместе что-то делать – совместные проекты, коллаборации и так далее. Каждый человек ценен, нужно больше и чаще общаться со слушателями. 
 
___________
*Укулеле (в переводе с гавайского – скачущая блоха) – четырехструнный щипковый музыкальный инструмент, разновидность гитары. Используется для аккордового сопровождения при исполнении песен.
 
Лучше хором
 
Мне давно уже за двадцать, в мои года
Другие замужем плодятся, а со мной беда.
Мне пора остепениться, я почти нашла супруга,
Но уже в пятый раз его уводит подруга.

Я останусь одна на-на-на-на-на,
Заведу 10 кошек, буду вечно пьяна.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
До свидания, хороший мой, не надо стонать.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
Заведу 10 кошек, буду вечно пьяна.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
Мне в награду стена и тишина-тишина-тишина.

Я хожу по фитнес-клубам, веду свой блог,
Люблю готовить и читаю Ницше вместо «Вог»
Пою, пишу стихи и азартна слегка.
Короче, так крута, что точно отыщу мужика.
Хотя кого я обманываю...
Я останусь одна на-на-на-на-на,
Заведу 10 кошек, буду вечно пьяна.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
До свидания, хороший мой, не надо стонать.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
Заведу 10 кошек, буду вечно пьяна.
Я останусь одна на-на-на-на-на,
Мне в награду стена и тишина-тишина-тишина.

Я останусь одна-на-на-на-на-на –
И пускай, и пускай, и пошло все на!
Я останусь одна-на-на-на-на-на –
И пускай, и пускай, и пошло все на!
Я останусь одна, одна –
Может быть, я тебе нужна?
Ищите адвоката по дтп? Тогда заходите на портал Авто МФЦ!