Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№11 от 25 марта 2021 г.
Свежие новости
За нами заржавеет
 Сбор макулатуры и металлолома развлекал школьников конца 80-х куда меньше, чем их родителей  

– Пойдем металл сдадим в приемный пункт, – предложил однажды моему сыну его школьный приятель. Знаю одно местечко недалеко от кремля, там килограмм тридцать бесхозных железок лежит.

Ребенок, подумав, на эту рискованную вылазку не согласился, а я, похвалив парня за рассудительность, вспомнил про коллективные акции из собственного школьного детства. 

Массовый сбор металлолома в конце 1980-х мы уже не застали. Это был удел старшеклассников. Как проходила сама процедура, я примерно представлял по рассказам родителей. Ребячьи ватаги сновали по дворам в поисках ненужных в хозяйстве и выброшенных в утиль вещей. Бывало, добыча попадалась знатная – лежавший на пустыре рядом с цирком остов от мотоцикла или фрагменты какого-нибудь допотопного авто, закончившего свой путь возле Дягилевского пруда. Класс, собравший больше всего брошенных прежними владельцами железяк, получал почетную грамоту.



А в начале девяностых я стал то и дело встречать в городских закоулках каркасы автомобилей, откуда все ценное было уже вытащено, но для любопытных подростков еще оставалось кое-что примечательное – потрепанные сидения, видавший виды руль, изъеденная ржавчиной, но все же уцелевшая крыша. Такие безрадостные скелеты машин в те горькие годы почему-то никто не торопился сдать в приемный пункт. Люди, что есть силы, бились за другой, куда более ценный металл или же за его бумажный эквивалент.

Со сбором макулатуры нам повезло больше. Пришедшие в негодность книги и журналы были в каждой семье. За несколько десятков кило потрепанной бумаги давали талоны, на которые можно было приобрести дефицитную литературу от афанасьевского сборника русских народных сказок до ефремовского «Лезвия бритвы». В каждом микрорайоне Рязани были пункты приема ненужных изданий. Для прилегающих к Московскому шоссе кварталов это был магазин «Стимул» на конечной 10 и 17 троллейбусов.  

Будучи школьниками, в поиске макулатуры мы участвовали не очень успешно, так как домашние залежи полиграфической продукции уже были освоены родителями, а уличные месторождения – более предприимчивыми сверстниками. Биться за почетную грамоту или благодарность совета дружины нам почему-то не хотелось.    

Иногда классный руководитель или пионервожатая приглашала ребят принять участие в ярмарках солидарности, где изготовленные школьниками поделки продавались по символической цене, а вырученные средства шли на помощь обездоленным детям Азии и Африки. Участие в таких акциях, к счастью, было добровольным. Но даже самым сознательным пионерам и октябрятам было неизвестно, насколько их творчество содействовало процветанию детей из Мозамбика, Кампучии или Островов зеленого Мыса.
Денис ПУПКОВ