Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№29 от 26 июля 2012 г.
Свежие новости
И швец, и жнец, и на барабанах игрец
 Поющий бизнесмен  и политик Михаил Крылов рассказал о фестивале «На Гребне Орешка» и других своих проектах


 
В самом конце 80-х Михаил Крылов был одним из ведущих барабанщиков Рязани: играл в довольно популярной у местных металлистов группе «Град». Потом он занялся бизнесом – сделал фирму «Фонограф». (Помните рекламный слоган «Покупай у своих»?). Потом он занялся политикой – стал депутатом городской, а затем и областной Думы. А потом он вспомнил про сочинительство песен, которым за бизнесом и политикой заниматься было недосуг, и выпустил два альбома, «От тебя до меня» и «Волюшка-воля»: на первом пел Николай Массальский, на втором уже сам Крылов. 
 
При таком многообразии форм деятельности, даже странно, что у Крылова только сейчас руки дошли заняться устройством какого-нибудь масштабного городского фестиваля. Тем не менее, дошли: 4 августа в 16.00 на озере Орешек должен начаться спродюсированный им фестиваль «На Гребне Орешка», где рязанские музыканты исполнят песни «живого классика» нашей песенной культуры Бориса Борисовича Гребенщикова. Ну, и свои заодно. 
 
– Михаил, помнишь свое знакомство с творчеством Гребенщикова? 
 
– Это было в 1982 году, когда я стал студентом радиоинститута. Поскольку студенты «радика» всегда были люди прогрессивные, они слушали самую разную музыку, в том числе Гребенщикова. Я уже не помню все песни, которые мы тогда пели – помню «Старика Козлодоева», «Два тракториста…» Они слушались вперемешку с Цоем, другими музыкантами, нашими и не нашими. А так как я был человеком активным и бунтарской натуры, настроение БГ срезонировало с моим, с 1987 года я начал сочинять песни. Наверняка, не избежал подражательства – Гребенщиков стал на тот момент моим кумиром. В общем-то, и до сих пор остается, он – компас и спасательный круг.  
 
– Интересно, как эта любовь к Гребенщикову увязывалась с тем, что как раз тогда ты стал барабанщиком металлической группы «Град»? 
 
– Дело в том, что любая бунтарская натура тяготеет к разрушениям, и рок-музыка как раз отвечала этой тяге. А тогда «в популяре» были «Ария», «Мастер», «ДДТ» и нас, пацанов, тянуло стучать погромче, «жужжать» гитарами. Но с возрастом мы меняемся. Кто-то остался верен хард-року, а у меня есть сейчас в репертуаре и хард-роковые вещи, и похожие на Жанну Бическую, и в стиле Макаревича, Никольского, и даже от Стинга, я думаю, что-то «откусил» – я не склонен ограничивать себя одним стилем. В репертуаре только одна по-настоящему «тяжелая» вещь – «Я умру от сердца», вот ее сложно в другом стиле исполнить, там так и просится «тяжесть».  
 
– У тебя и группа своя уже несколько лет как есть – «Баттерфляй» называется. 
 
– Когда я познакомился несколько лет назад с Колей Массальским, то подумал: а почему бы не вернуться к увлечению юности? В 2008 году вышел диск «От тебя до меня», где Коля сочинил музыку на мои стихи и спел замечательные баллады, и сейчас Малинин и Носков размышляют, не взять ли их в свой репертуар. То есть, материал им отдан, не отвергнут, – положен в некую ячейку, где песни ждут своей очереди. 
 
После этого диска я решил, что надо и самому выступать. И в 2009 году создал группу «Баттерфляй», куда пригласил  мультиинструменталиста Ваню Ципоркова, барабанщика Гришу Шаландина, игравших еще на презентации диска «От тебя до меня» в камерном зале филармонии. Потом добавились гитарист Дима Крылов и басист – сначала Костя Лукашов, затем Михаил Бондарук. Мы в «Фонтане» раза четыре в год играем, в «Старом парке» пару раз. Но вообще у всех музыкантов своя работа, они зарабатывают музыкой,  играют во многих проектах, так что, можно сказать, в «Баттерфляе» все они сессионно. Сейчас готовлю к выпуску очередной сольный диск, называться будет «Тайна». Продюсирует его тот же Николай Массальский.
 
– Почему, кстати, «Баттерфляй»? Что за энтомология? 
 
– Название я придумал в 2006 году. Во-первых, бабочка – это самый часто встречающийся символ, его можно встретить даже на сумочках и заколках. Бабочка – это полет, движение, с фамилией моей «созвучно», плюс это просто очень красивое существо. И бабочка непредсказуема, невозможно вычислить траекторию ее полета. А еще, она очень важный для нас всех объект: помнишь «эффект бабочки»? И она способна трансформироваться! Ну, еще я шучу обычно, что необходимо было слово на «Б», потому что буква «А» уже занята названием «Аквариум». 
 
– В Рязани у нас получается какой-то Сезон Гребенщикова. Прошлой осенью я делал вечер его каверов в клубе «Логово». Совсем недавно, уже летом, ты сделал похожий фестиваль «На Гребне» в «Фонтане», а теперь вот решил устроить его расширенную версию в День Города на «Орешке». Что тобою движет? 
 
– Первый момент – это любовь к творчеству Бориса Борисовича. Второй момент – юбилей, исполняется 40 лет группе «Аквариум». Ну, и главное – желание взаимодействовать с творчеством Гребенщикова и дать такую же возможность другим рязанским музыкантам. 
 
Поскольку Гребенщиков объявил, что делается трибьют, посвященный «4000-летию «Аквариума», я решил, что надо обязательно записать туда песню. А песни надо кому-то показывать. Я позвонил Ханту из «ДХ», который тоже неравнодушен к Гребенщикову, и мы решили сделать собственный, рязанский трибьют. Игорь в итоге записал аж три песни Гребенщикова в студии и выпустил сингл. Я тоже делаю сингл: одна песня записана, еще две собираюсь записать прямо в августе, после фестиваля.  
 
Кроме нас и «ДХ», на фестивале выступят «Ноги Мира», «Складень», «Port Elizabeth», «RastaFiles», «Деньги» и другие группы. Условием для участия считается исполнение каверов «Аквариума». 
 
– А почему местом проведения выбран Орешек, а не сцена в центре? Туда ведь меньше людей поедет, чем в городской парк, например, или на Почтовую. 
 
– Дело в том, что мы сами – музыканты, участники – собрать деньги для выставления большой сцены и аппаратуры не сможем. А городская администрация уже это делает на Орешке. Причем, не только для молодежи, как в прошлом году на фестивале «Парк культуры». На этот раз программа ориентирована на все возрастные категории и музыка Гребенщикова отлично подходит: с одной стороны, ритмична, с другой – песни его не пошлые, умные, как раз на все поколения. 
 
Там запланирована еще и спортивная часть. Со стороны остановки будет стоять сцена, и тот, кто хочет слушать песни, пойдет к нам. А тот, кто хочет играть в волейбол или футбол, пройдет чуть дальше – там наши спортшколы и фитнес-центры выделили инструкторов для массовых занятий спортом. 
 
– Такие нежные чувства у тебя вызывает только творчество БГ? Я вспоминаю, чьи вечера мы делали в «Старом парке»: оказывается, уже большой перечень авторов – Башлачев, Высоцкий, Веня Дркин, Майк Науменко, еще кто-то. 
 
– Мне очень нравится та тема, которую ты начал по Высоцкому. Я очень хочу вслед за фестивалем «На Гребне» сделать фестиваль «На Высоте» – это название перекликается и с фамилией Высоцкого, и с фильмом «Высота», где он снимался, и где впервые прозвучали многие его известные песни. Но в этом году я хочу «проработать» тему Гребенщикова так, чтобы фестиваль «На Гребне» стал ежегодным и всероссийским. Это все в плюс и местной музыкальной тусовке, и зрителям, и Рязани в целом.   
 
– Я знаю, что накануне фестиваля «На Гребне Орешка» ты собираешься выступить на II Фестивале уличных музыкантов на Почтовой с необычным проектом.
 
– Проект называется Оркестр Летучих Барабанщиков. Летучих – во-первых, потому что мы летаем, когда играем, нам это так нравится, что мы ощущаем состояние полета. Во-вторых – у нас нет строгого состава. Кроме меня, играют Илья Куликов из «ДХ», Сергей Бирюков из «Свадьбы в Малиновке», Антон из «The Тimers», Роман Качаев, выступающий со многими группами, барабанщики из музучилища. Присоединились даже парень, который вообще меня по интернету нашел, и Сергей Иванович Бычков, хозяин «Старого парка», правда, он флейтист, но на барабанах у него тоже неплохо получается.  
 
Мы репетируем два раза в неделю на Соборной, по дороге к Кремлю, – собирается от 6 до 8 человек. Выставляем хэт, кахон, тамбурин, конги, бонги, и уникальное вооружение, которое я сам придумал, – стойка, где собраны тимбалы, блок колокольчиков с разными тонами, блок из трех ковбелов, трещотки, пищалки, тарелки, свистки, даже металлофон, вибрафон и две дарбуки, и огромное количество «шуршалок» – маракасов, шейкеров, бубнов… 
 
Принцип у нас простой: мы берем за основу какой-то ритмический рисунок, и один из нас начинает играть. Потом на этот ритмический рисунок «накладывается» второй человек,  третий, четвертый, пятый… И когда уже полный оркестр начинает играть в рамках этого рисунка, по желанию каждый может поднять руку и начать играть соло. Помимо экспромтов, есть шесть-семь отрепетированных вещей по семь-десять минут, почти готовая концертная программа – латиноамериканские, африканские, испанские вещи и даже регги и диско.
 
Мы собрались для выступления на фестивале уличных музыкантов, но у всех участников глаза горят, и, я думаю, оркестр будет постоянно действующим. Прелесть его в том, что для поддержания проекта не нужно много репетиций, причем, я принципиально делаю их на улице – это ведь именно уличная музыка. Многие останавливаются, слушают, иногда десятки людей собираются, а в конце композиций аплодируют и даже денег дают: проект уникален еще и тем, что музыканты зарабатывают на репетициях. Так что приглашаю в наш проект музыкантов, которые любят ритмы и импровизации! 
Анатолий ОБЫДЁНКИН