Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№28 от 26 июля 2018 г.
Президент, который не дрогнул
 Руководитель рязанской стрелковой федерации Марина Кутякина – о факторе Сталина, «золотом» допинге и постолимпийской депрессии

В лихие 1990-е по вполне понятным причинам стрелковый спорт в регионе практически прекратил свое существование: оружие ликвидировали, тиры позакрывали. Пятнадцать лет ничего не было, пока в середине нулевых группа энтузиастов не загорелась идеей возродить свое детище. Поделиться своими воспоминаниями мы попросили президента Рязанской региональной федерации пулевой стрельбы и стендовой стрельбы мастера спорта СССР международного класса Марину КУТЯКИНУ.



– Марина Андреевна, после стольких лет забвения, наверное, правильно будет сказать, что ваш вид спорта возродился из небытия?

– Совершенно верно. Произошло это по инициативе наших уважаемых ветеранов Валерия Андреевича Павлова и Евгения Валериановича Сталина. С их легкой руки в 2006 году была образована федерация, а в следующем состоялось открытие тира «Ворошиловский стрелок» и начались регулярные тренировки.
 
– И в каком состоянии пулевая стрельба находится сейчас? 

– Для наших возможностей – в замечательном. За что, кстати, огромное спасибо директору ДЮСШ ЦСК Алексею Владимировичу Морозову, который нам во всем помогает. Это касается не только организационных вопросов, но и приобретения оружия, стрелковой амуниции. Направляющей силой остается Валерий Андреевич Павлов, который по мере сил и возможностей продолжает участвовать в работе федерации. В президиум входят исполнительный вице-президент Елена Александровна Скобельцына, вице-президент пулевой стрельбы Александр Николаевич Тихомиров и вице-президент стендововой стрельбы Виктор Иванович Миронов.

– А желающих заниматься хватает?

– Среди желающих хватает и мальчиков, и девочек. Два предыдущих года оказались щедрыми на пистолетчиков – такие талантливые ребята пришли. Правда, и отсев большой: некоторые идут просто пострелять, так что кто трудностей боится, надолго не задерживаются. Стрельба возрастной вид спорта, но получается, что многие уходят уже после 11 класса – совмещать учебу в институте с регулярными тренировками удается немногим. Хотя недавно был всплеск кандидатов в мастера. В последние годы областные чемпионаты проводим открытыми: приезжают спортсмены из Коломны, Тамбова, собираются из Орла. На базе полиатлона организовали секцию пулевой стрельбы в Сасове, там уже появился талантливый мальчик-пистолетчик.

– Насколько понимаю, вы сами увлеклись пулевой стрельбой по наследству?

– Не совсем. Мой папа Андрей Степанович – мастер спорта, но такого не было, что и я обязательно должна последовать его примеру. Напротив, в детстве у меня было много различных увлечений. Одно время я хотела заниматься спортивной гимнастикой и к тому моменту, как пришла записываться в клуб «Красное знамя», уже садилась на шпагат, вставала на мостик, крутила колесо. Потом появилась мечта стать артисткой, и до восьмого класса я собиралась поступать в театральный. Когда наступило охлаждение, отец начал брать меня на занятия по стрельбе, получалось неплохо. Там меня увидела молодой тренер Лидия Данилова и пригласила в общество «Динамо». Я отправилась за советом к отцу, он сказал: «Попробуй».

– Судя по всему, совет оказался судьбоносным?

– Это если судить с высоты дня сегодняшнего, а тогда мне был интересен лишь сам процесс – строить какие-то далеко идущие планы было не в моем характере. Правда, вскоре я выполнила норматив второго разряда, а, отзанимавшись чуть больше полугода, на юношеских соревнованиях ДСО «Динамо» в Мытищах в первый день состязаний стала перворазрядником, а на следующий – кандидатом в мастера. При этом из пневматического пистолета до этого никогда не стреляла – только из малокалиберного.

– Впечатляющее начало!

– Многие считали также, но вскоре наш тренер ушла в декретный отпуск, и я прекратила заниматься. По-настоящему поворотным стал приход в «Динамо» Вадима Алексеевича Боченкова, который знал меня с пеленок и раньше тренировал моего отца. Он сам пришел к нам домой: «Почему на тренировки не ходишь?» – Я в ответ: «Так тренера нет» – «Теперь есть. Я!» В 1976 году я впервые побывала на сборе ЦС «Динамо», а в следующем году вызов не пришел. Вадим Алексеевич позвонил тренеру: «Почему не вызываете? Она уже 574 очка  выполняет». – «Принимайте телефонограмму». Но все дело в том, что тогда я даже не приближалась к этому результату, ведь это без шести баллов – мастер. Приезжаем в Мытищи, я выхожу и выигрываю с результатом 574! Когда Вадим Алексеевич подошел к таблице, не смог сдержать эмоций и поведал мне эту историю: я-то вообще ни сном, ни духом.

– Выходит, оправдали доверие тренера!

– Он был превосходным психологом и понял, что на соревнованиях я стреляю лучше, чем на тренировках. К окончанию школы решила для себя, что хочу заниматься пулевой стрельбой, но обязательно в «Динамо». Через год поступила в школу МВД, где шефство надо мной взял уже Валерий Игнатьевич Чернышов. Тогда я редко ездила на соревнования, поэтому мастера выполнила только в 1980 году. После этого вышла замуж, а через год родилась дочка Оксана. Многие поспешили поставить крест на моей карьере, но уже через два месяца я отправилась на соревнования.

– Такой фанатизм не мог пройти бесследно.

– Валерий Игнатьевич начал делать из меня профессиональную спортсменку. В 1983 году я получила вызов на сбор ЦС «Динамо», там познакомилась с тренером Ларисой Викторовной Минько, которая меня многому научила. Первый серьезный успех пришел весной следующего года, когда в Краснодаре я выиграла чемпионат РСФСР в стрельбе из малокалиберного пистолета (упражнение МП-5). Затем на чемпионате ЦС «Динамо» выполнила норматив международника – 589 баллов. Следующим этапом стал командный чемпионат СССР: Лариса Викторовна хотела поставить меня в первый коллектив, но старший тренер ЦС «Динамо» Авилов был против, и я оказалась в третьем. Две первые серии просто запорола, Авилов плюнул и ушел. Это обстоятельство меня раскрепостило: 49 очков, 50, 49 и снова 50. Однако потери казались уже невосполнимыми. Воспользовавшись перерывом, я пошла прогуляться и встретила одного из олимпийцев: «Ты чего такая злая, запорола? Да не бойся, на силуэте 300 попадешь». И вот стреляю первую серию – 50, вторую – опять 50, и третью. Зрители завелись, смотрели на меня как в цирке. В шестой серии дернула пальцем, думала, будет «девятка», но судьи показали – «десятка»! В итоге 300 очков и 590 в общем зачете: короче, произвела настоящий фурор и вывела свой коллектив на первое место.

– После этого поступило приглашение в сборную СССР?

– Не сразу. Я еще что-то выиграла, а уже на сборе к осеннему кубку СССР в Сухуми подходит Авилов и показывает мне листочек с фамилиями: «Вот видишь?» – «Вижу. Это на расстрел?» – «Это в сборную». В следующем году на чемпионате СССР меня поставили уже в первый коллектив. Выхожу, попадаю 295: из 30 выстрелов пять «девяток», остальные «десятки». Потом начиню работать «силуэт» и снова 295, а в итоге 590 очков. В командных соревнованиях мы становимся чемпионками, а в личном зачете я один балл уступила подруге по коллективу. А пару недель спустя, когда все уже затихло, меня вызывает Чернышов: «Поздравляю с чемпионством!» – Я в ответ: «Валерий Игнатьевич, да сколько же можно?» Оказалось, подругу поймали на допинге, аннулировали ее результат, и первое место перешло мне. Но при этом мы потеряли командное «золото». Бывает и так…

– А что запомнилось из выступлений в составе главной команды страны?

– В первую очередь это Динамиада в Румынии, где я стала чемпионкой. Тогда же мы успели принять участие в зональных соревнованиях Кубка мира, где я выиграла «серебряную» медаль и получила личную лицензию на Олимпиаду в Сеуле. К сожалению, на этом моя международная карьера и завершилась. Начались интриги, и в сборную под разными предлогами меня уже не вызывали, хотя шансы поехать на Олимпийские игры были высокие. Весь 1988 год я пребывала в депрессии, надо ли говорить с каким настроением смотрела телевизионные трансляции из Сеула? Полностью боль ушла лишь после того, как я начала тренировать детей.
кабель силовой с пвх изоляцией