Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№08 от 27 февраля 2020 г.
Свежие новости
Рязанская Дрим-Тим севидовской сборки
 Этому тренеру за один сезон удалось создать команду, которая могла на равных играть с грандами отечественного футбола

Десять лет назад, в феврале 2010 года, в Испании во время служебной командировки из жизни ушел известный советский футболист и тренер, а в то время обозреватель газеты «Советский спорт» Юрий СЕВИДОВ. Этот заслуженный человек не просто имеет самое непосредственное отношение к рязанскому футболу, он написал в его истории одну из самых ярких страниц.



Юрий Александрович оставил заметный след, хотя его пребывание в рязанском футболе ограничилось лишь двумя с небольшим сезонами. Его первый приход в «Спартак» (такое название в то время носила главная дружина региона) состоялся в 1974 году. Вместе с ним в команду пришли бывший форвард столичного «Динамо» Юрий Авруцкий и Валерий Рудь («Спартак» Москва, «Зенит» Ленинград). Однако из этого звездного трио дебютировать в составе красно-белых удалось лишь одному Рудю, да и тот в коллективе надолго не задержался.

Почему так произошло, в один из своих последних приездов в Рязань спортивному обозревателю «Новой» поведал сам Юрий Александрович: «В 1974 году алма-атинский «Кайрат» не внес меня в заявку, и я на какое-то время остался без работы. Тут мне и поступило предложение от председателя спорткомитета РСФСР Осипова попробовать себя в качестве играющего тренера рязанского «Спартака». Перед тем сезоном его возглавил бывший защитник куйбышевских «Крыльев Советов» Геннадий Сарычев, а я должен был стать его помощником. Но не сложилось. Все дело в том, что в то время игрокам высшей лиги строго-настрого запрещалось доигрывать в низших дивизионах. На подобные переходы было наложено негласное табу. Несмотря на все старания, я так и не провел ни одной официальной игры за «Спартак», хотя в межсезонье не единожды поражал ворота соперников. Ничего не вышло и с тренерской деятельностью. Я еще учился в институте на втором курсе и, по существовавшим тогда правилам, работать по будущей специальности не имел права».

По всему выходило, что именно рязанский клуб должен был стать последним в профессиональной карьере Севидова, и у него было огромное желание принести ему пользу. Вот что рассказывал по этому поводу бывший полузащитник красно-белых Владислав Гаврилов: «В 1974 году предсезонку с нами проходил бывший форвард московского «Спартака» Юрий Севидов. Нередко на тренировках местные футболисты – Сергей Недосекин, Виктор Лаволин и я противостояли команде, которую набирал Юрий Александрович. Проигрывать он не любил, но если это происходило, злился так, что начинал выгонять допустивших ошибку партнеров. В итоге к концу матча иногда оставался в полном одиночестве. Севидова игроки боялись больше, чем старшего тренера».

В первый раз взаимовыгодного сотрудничества не получилось, от чего в проигрыше оказались обе стороны. Но от судьбы, как известно, не уйдешь. В 1980 году Юрий Александрович триумфально возвратился в Рязань уже в качестве главного тренера и запросто мог вывести главную дружину в первую союзную лигу. Но не удалось, и не его в том вина. Благодаря ему для рязанских болельщиков выступал яркий футбольный ансамбль, первые скрипки в котором играли бывшие игроки столичных «Торпедо» (Вадим Никонов) и «Спартака» (Валерий Андреев). В следующем сезоне с легкой руки Севидова в нашей команде очутился Сергей Пономарев, который по сей день верой и правдой служит рязанскому футболу. 

Вновь обратимся к воспоминаниям самого Юрия Александровича: «Во второй раз я оказался в Рязани по личному приглашению председателя ДСО «Спартак» Майорова. В конце 1970-х команда влачила довольно жалкое существование, занимая места, главным образом, во второй десятке. Так вот он обратился ко мне с просьбой: «Подними команду». Я пообещал сделать для этого все возможное и, засучив рукава, взялся за работу. Конечно, многое зависело от личных знакомств, ведь броситься в неизвестность решится не каждый. Благо с этим у меня все было в порядке – авторитет в футбольном мире был довольно высоким, поэтому удалось добиться согласия достаточно известных игроков, еще недавно блиставших на самом высоком уровне. Они поверили мне, к тому же надо отдать должное и руководству, которое, пообещав неплохие финансовые условия, слово свое сдержало».


Юрий Севидов (слева) – лучший снайпер чемпионата СССР 1962 года

Летом 1980 года в Рязани состоялось официальное открытие гиганта – Центрального спорткомплекса. Трибуны были забиты под завязку, и не в последнюю очередь этому способствовал приезд выступавшего в высшей лиге московского «Торпедо». Товарищеская встреча команд, находившихся на разных этажах иерархической лестницы советского футбола, к вящей радости местной торсиды завершилась ничейным результатом (2:2). Впрочем, на подобных мероприятиях «театрализованные представления» не редкость, но Юрий Александрович подобные намеки разбил в пух и прах: «Это вы зря, никакого сговора не было и в помине. На тот момент подбор игроков вполне позволял «Спартаку» играть на равных с такими клубами, тем более на родном стадионе при поддержке многотысячной аудитории. Уверен, что та команда и в первой лиге не затерялась бы, не говоря уже о своей зоне, где мы были на голову сильнее соперников и при постановке конкретных задач без особых проблем сумели бы справиться с их решением».

Кстати, в матче против «Торпедо» играл еще один бывший московский спартаковец Евгений Ловчев. Нынешнему поколению любителей футбола он больше известен как один из самых авторитетных экспертов, обозреватель газеты «Советский спорт»: «Три месяца Евгений жил в ожидании, что мы наконец-то сумеем его заявить. Но как мы ни старались, эту несложную, на первый взгляд, процедуру выполнить так и не удалось. У нас тогда и так «балда» приличная была, а с Ловчевым мы и вовсе никаких проблем не знали бы. И это наглядно подтвердила товарищеская встреча с «Торпедо», в которой Евгений единственный раз вышел на поле в составе рязанской команды».

Так что же в итоге помешало «Спартаку» совершить переход в первую лигу? Севидов назвал причину: «Запрет обкома партии. Руководство региона не желало лишних хлопот с футбольной командой. Поначалу оно сквозь пальцы наблюдало за успехами «Спартака», но когда осознало, чем грозит лидирующее положение, моментально поступил приказ – ни в коем случае не претендовать на первое место. А нам что делать? Команда на ходу, кого хочешь в щепки разнесет. Вот и пришлось сдавать игры. Только не подумайте, что ради денег. Просто другого выхода не было». 

Как это зачастую бывает, после удачного сезона наступил спад, и в 1981 году рязанцы уже пребывали на позициях, изрядно удаленных от призовых: «Если бы удалось сохранить прежний состав, уверен, «Спартак» был бы вновь среди лидеров, а если бы власть держащие проявили заинтересованность, то и всерьез вклинился бы в борьбу за заветную путевку. 

Рязань я покинул не по своей воле. Как раз только поступил в Высшую школу тренеров и пытался совмещать учебу с работой по специальности. Тогда заочного отделения еще не было, и до моего сведения довели, что я должен сосредоточить свое внимание на чем-то одном. Мне ничего не оставалось делать, как отбыть в Москву. Но работа здесь оставила в моей жизни заметный след, потому и вспоминать о том времени мне очень приятно. Считаю, что в 1980 году была самая лучшая команда в истории рязанского футбола. Болельщики могли наслаждаться игрой таких мастеров кожаного мяча, как Вадим Никонов и Валерий Андреев. За ними тянулась и местная молодежь. Впоследствии на высоком уровне заиграл Игорь Коняев, к воспитанию которого приложил руку и я. Просто здорово выглядел Александр Коробков, да и приглашали его не куда-нибудь, а в столичные «Спартак» и «Локомотив». Сколько раз говорил ему: «Иди, попробуй, не понравится – всегда можешь вернуться». Но он ни в какую. Слишком уж легко загубил свой футбольный талант».