Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№33 от 27 августа 2021 г.
Свежие новости
Из плеяды победителей
Летчик-ас Беспалов совсем чуть-чуть не дотянул до столетнего юбилея. Но оставил о себе добрую память


К своему 100-летнему юбилею Николай Ефимович Беспалов шел твердым, уверенным шагом, как когда-то на Параде Победы в далеком 1945-м. Но коварный ковид не пощадил и героя самой кровопролитной войны: бывший летчик-истребитель, орденоносец, многолетний спорторганизатор скончался в реанимации на 99-м году.

Таких людей, как Николай Ефимович Беспалов, на всем белом свете остались единицы. В числе его наград ордена Боевого Красного знамени, по два ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «Ветеран труда».

Прощание с Николаем Ефимовичем состоялось на Богородском кладбище под звуки духового оркестра. Раздался прощальный салют и почетный караул, чеканя шаг, отдал ему последние воинские почести. По иронии судьбы произошло это в День физкультурника – этот праздник несколько десятилетий являлся для Беспалова профессиональным.

Крепкую дружбу со спортом он завел, еще будучи студентом техникума механизации сельского хозяйства. Закончив секцию гимнастики в родном городе Ахтырка, что в Сумской области Украины, он получил закалку на всю жизнь. И когда впоследствии принимал участие в соревнованиях офицеров группы войск, в гимнастических упражнениях оставался вне конкуренции. С детства занимался лыжами, плавал на речке, поднимал тяжести, а гранату бросал так, что ее потом приходилось искать. И до последних дней шел рука об руку с физической культурой: подъем в шесть утра, точечный массаж и десяток приседаний – после такой зарядки можно смело приступать к выполнению домашних обязанностей.

Так распорядилась судьба, что после увольнения из рядов Вооруженных Сил Николай Ефимович семь лет отработал в Грозном заведующим орготделом и кадров республиканского совета ДСО «Спартак». А когда жена приболела, по совету врачей семья перебралась в Рязань. Произошло это в октябре 1965 года. С подачи председателя облспорткомитета Василия Шатрова он устроился инструктором в спорткомитет города Рязани, где плодотворно трудился последующие 15 лет.

Вместе с председателем организация насчитывала лишь три штатных единицы, но как-то везде удавалось успевать, хотя проводили соревнования по нескольким десяткам видов спорта. В зимнее время Николая Ефимович в выходные дома практически не бывал: то одни состязания, то другие. Являлся судьей республиканской категории по лыжным гонкам, работы хватало. Профессиональным выполнением своих непосредственных обязанностей Беспалов снискал в рязанском спорте почет и уважение. Избирался секретарем партийной организации при областном спорткомитете и его побаивался даже легендарный тяжелоатлет Василий Алексеев, который партийные взносы старался платить заранее.

Затем Беспалов двенадцать лет отработал инструктором Рязанского райсовета ДСО «Локомотив». Входил в число людей, принимавших участие в создании и работе Совета ветеранов физической культуры, спорта и туризма. При всех своих многочисленных заслугах Николай Ефимович был излишне скромен, а о военном прошлом вовсе старался не вспоминать. Когда работал в горспорткомитете, там долгое время вообще понятия не имели о том, что он – боевой офицер. Года три прошло, прежде чем случайно выяснилось, что он фронтовик.

Жизнь с небом Николай Беспалов решил связать еще до войны. За год, проведенный в сумском аэроклубе, научился управлять самолетом По-2, и в марте 1941 года поступил в Конотопское авиационное училище. Но война для него началась лишь в июне 1943-го, когда вчерашние курсанты, наконец-то, оказались в районе боевых действий под Чугуевом, юго-восточнее Харькова.

Свое боевое крещение он запомнил навсегда: «Мы с москвичом Николаем Химушиным (он «Героя» получил, потом погиб) совершали облет линии фронта: он ведущий, я ведомый. Рядом Северный Донец, Украина. Идет рама – немецкий разведчик. Мы ее догнали, завязалась перестрелка. Вдруг смотрим, вражеский самолет задымил. Вот и весь бой, я даже испугаться не успел. Но после него в мою летную книжку записали один сбитый самолет в группе, ведь бил в основном Коля, а я ему помогал».

Полную картину того, как воевал Николай Ефимович можно получить из характеристик вышестоящего начальства: «Тов. Беспалов решительный и мужественный летчик-истребитель. В воздушных боях с немецко-фашистскими стервятниками показал свое умение, как нужно побеждать врага. Во всех проводимых воздушных боях всегда являлся надежным защитником своего ведущего. При встрече с противником всегда первым смело и решительно атаковал его».

Народная молва приписывала ему от четырех до десяти сбитых самолетов противника, на что сам Николай Ефимович с улыбкой отвечал: «Если бы так, мне бы Звезду Героя дали». На войне все обстояло далеко не так, как в кинофильмах, где стервятники с черными крестами горят один за другим. На самом деле на его личном счету один самолет, что подтверждает наградной лист: «…лично сбил 1 самолет противника типа ФВ-190 22 февраля 1945 года, который упал в районе Губен. Сбитие подтверждено наземными частями 13 Армии и 4 Танкового корпуса».

Сам герой так вспоминал о том событии: «Нас было шестеро, а немцев – десятка два, они собирались бомбить передовой край нашего 1-го Украинского фронта. И вот прямо на глазах командующего фронтом Конева завязался воздушный бой: мы семь штук уложили, а сами, хоть и все в дырках, но вернулись домой». За этот подвиг Беспалова наградили Орденом Красного Знамени.

В воздушном бою совсем не просто разобрать, после чьего выстрела задымила боевая машина, но существовал такой неписаный закон: в группе первый сбитый самолет «отдавали» ведущему. В группах у Николая Ефимовича еще три (всего получается четыре), что подтверждают документы того времени: «…Как ведомый отлично прикрывает своего ведущего, всегда дает ему возможность успешно выполнять боевое задание. Своему ведущему в воздушных боях обеспечивал сбитие 3-х вражеских самолетов. За отличное выполнение имеет 5 благодарностей от командования».

У него оказалось лишь одно ранение, да и то не зафиксировано медиками, хотя запросто могло оказаться роковым. Произошло это уже в Германии, вроде ничто не предвещало беды, как вдруг на вираже «бух» по голове. Уже потом выяснилось, что зенитный 30-миллиметровый снаряд прошел изнутри, сзади попал в бронеспинку и разорвался. На летчике оказался зимний шлемофон, что и уберегло его голову от многочисленных осколков. Если бы снаряд прошел чуть ниже, перебил тягу управления, от падения самолет уже ничто не спасло. Но обошлось, и на следующий день Беспалов как ни в чем не бывало вновь приступил к полетам.

Одним из самых ярких эпизодов в его жизни стало участие в Параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади. Николай Беспалов соответствовал всем необходимым критериям: рост не ниже 176 сантиметров и два боевых ордена (его грудь украшали ордена Красного Знамени и Отечественной Войны II степени). «В Дрездене нас проверял лично маршал Советского Союза Конев, – вспоминал Николай Ефимович, – затем в течение месяца мы маршировали в Москве на плацу первого пехотного училища в Лефортове. Каждый день по две тренировки, затем два контрольных прогона на аэродроме. Все знали свое место: я шел в третьей шеренге от Мавзолея. Генеральная репетиция состоялась ночью на Красной площади. 24 июня шел дождь, нас подвезли на машинах, мы построились и потихонечку пошли. Свою миссию выполнили в лучшем виде. Какие чувства я испытал? Словами этого просто не передать!»

Как после окончания летного училища Николая Ефимовича направили в 814-й полк (впоследствии переименован в 106-й гвардейский), так служил в нем до 1953 года, стал ветераном, прошел пол-Европы: Германию, Польшу, Чехословакию, Венгрию, Австрию, Румынию, Югославию. В Венгрии познакомился со своей будущей супругой Лидией Ивановной, с которой душа в душу они прожили почти 70 лет, вырастили двоих сыновей, дождались внуков и правнуков. 

Юрий МАТЫЦИН
Новосибирский завод силовой кабель - НЗСК.