Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№46 от 27 ноября 2014 г.
Свежие новости
С Фантомасом под дождем
Питерский пианист сочинил в Рязани новый джазовый стандарт


Андрей ПАВЛУШИН – «Новая»
 
Что может привезти питерский джазмен в Рязань? Конечно, дождь. И еще сказку! «Сказка под дождем» – с такой программой 17 ноября впервые в нашем городе выступил квартет пианиста Андрея КОНДАКОВА.


 
Представить короткой строкой музыканта, занимающегося джазом уже почти 40 лет, – дело трудное. Андрей Кондаков – один из наиболее ярких российских джазовых композиторов и исполнителей. Гастролирует с самыми известными джазменами, играет на самых престижных мировых джазовых сценах, собирает восторженные отзывы на международных фестивалях и записывает диски, входящие в самые авторитетные рейтинги.
 
Прекрасно владеет практически всеми направлениями современного джаза: от традиционных до остро современных. В каждом проекте – свободен, гармоничен, талантлив.
«Дерево джаза» – с такого образа начал пианист концерт в Рязанской филармонии, имея в виду всевозможные ответвления, которые есть на сегодняшний день. О том, как вырастить свое «дерево джаза» и остаться самим собой, – в эксклюзивном интервью Андрея Кондакова «Новой».
 
– «Сказка под дождем» – отвечает ли такое романтическое название концерта настроению самой музыки?
 
– Да, есть лирическая струя в нашей программе. И лучшим примером является заглавная композиция «Сказка под дождем», не единожды уже записанная, с разными музыкантами и вошедшая в разные альбомы. Она же дала название и последнему моему альбому, который был записан пару лет назад в Нью-Йорке с выдающимися музыкантами: басистом Эдди Гомесом и барабанщиком Ленни Уайтом. Кроме этого в программу входит несколько баллад не только моих, но и других участников квартета. Хорошая музыка есть и у саксофониста Андрея Плетнёва, и у басиста Александра Булатова. Но было бы странно, если бы мы держались только лирического направления. Поэтому есть и зажигательные вещи, которые стилистически можно отнести к современному джазу, с модными ритмами. Есть и мейнстрим. Так что программа весьма разнообразна, поскольку у меня самого много устремлений внутри большого джазового мира, и ребята также постоянно предлагают свои композиции. Такой взаимообмен дает очень много. По этой же причине мне интересно заниматься преподаванием (в музыкальном училище им. М.П.Мусоргского): если есть возможность, я с удовольствием учусь у своих студентов.  
 
– Лирика, современный джаз, мейнстрим… Это не распыление для музыканта?
 
– Абсолютно нет, в любом случае я остаюсь самим собой. Более того, это моя давняя мечта – сделать проект, внутри которого можно объединить все свои пристрастия. Я еще не сказал о бразильской музыке, которая занимает особое место в моем творчестве. Кроме этого есть масса других, абсолютно разных проектов. Активно концертирую в трио с контрабасистом Владимиром Волковым и барабанщиком Гарием Багдасарьяном. Выступаю в альянсе с Владимиром Волковым и Вячеславом Гайворонским. Бывает, играем дуэтом с Давидом Голощекиным. Неделю назад был концерт с Игорем Бутманом. Кроме того есть джаз-роковый электрический проект, где использую электронные клавиши. Мне интересно быть в постоянном движении, развитии. Но вот такой акустический джаз, который прозвучит в Рязани, играю не так часто.
 
– В этом проекте вы работаете с екатеринбургскими музыкантами: саксофонистом Андреем Плетнёвым, контрабасистом Александром Булатовым и барабанщиком Артёмом Ивановым. Давно сотрудничаете с этой командой?
 
– Уже пару лет. Впервые я услышал ребят у нас в Петербурге в клубе JFC. Они произвели очень серьезное впечатление, и захотелось поработать вместе. У нас уже были туры вместе, так что программа слаженная.
 
– О вашем бразильском альбоме трубач Клаудио Родити отозвался такими словами: «В Санкт-Петербурге живет пианист Андрей Кондаков, который пишет бразильскую музыку – настолько бразильскую, что невозможно поверить, что она написана не в Бразилии». Откуда у питерского музыканта с украинскими «корнями» такое понимание бразильской культуры?
 
– Если говорить об этом проекте, то «корни» здесь совершенно ни при чем. Да, я родился и вырос на Украине, в Днепропетровске. Родители попали туда по распределению после окончания Московского авиационного института. А страсть к ритмам Бразилии еще с детства, когда я заслушивался пластинками Жобима. Эти мелодии любимы всеми! Забавно, что в советское время они были знакомы, например, всем посетителям ресторанов. В 70-е годы в первом отделении программы у музыкантов была возможность поиграть инструментальную музыку. И они с удовольствием исполняли, в том числе,  и мелодии Жобима. В студенческие годы у меня была практика ресторанной работы, так что познакомился с этим материалом еще тогда. Но главным стимулом стало знакомство с басистом Серджио Брандау, который перевернул мое отношение к этой музыке.
 
– Хотя родители к музыке отношения не имели, но джазовые пластинки, наверное, в доме водились?
 
– Да, каким-то образом у бабушки были пластинки «Джаз – 65», которые я слушал, правда, тогда без осознанного увлечения джазом. Но имена Георгия Гараняна, Алексея Кузнецова, Игоря Бриля запомнил хорошо. Играть свободно, не по нотам, начал с раннего детства. Джазом же увлекся, когда поступил в музыкальное училище.
 
– Карьеру классического пианиста не рассматривали?
 
– В моем обучении вообще были странные скачки. Сначала поступил на теоретическое отделение музыкального училища в Днепропетровске. Учиться было очень трудно, и я «сбежал» на джазовое отделение в Петрозаводское музыкальное училище – там и начал профессионально заниматься джазом. И, кроме этого, закончил Петрозаводский филиал Ленинградской консерватории по классу композиции.
 
– По этому поводу, кстати, в книге «Джазовые силуэты» Аркадий Петров, отдавая должное вашему исполнительскому мастерству, пишет: «Прежде всего он – композитор. Импровизирующий композитор». Согласны?
 
– Да, для меня очень важно, что я хочу сказать своей музыкой. Конечно, для джазового музыканта любая мелодия может стать поводом для создания джазовой композиции. Но очень важно то настроение, которое задано и в котором ты раскрываешься. Поэтому, да, наверное, композиторские идеи – первостепенны.
 
– У вас очень обширная дискография. Что интересней: работа в студии или живые концерты?
 
– Интересно все. Это совершенно разные ощущения. Играя для конкретной публики, ты думаешь об этих людях, ощущаешь живые токи энергии. В студии прямого контакта нет, поэтому ты словно растворяешься в звуках и думаешь исключительно о музыке. Но в этом свое волшебство и магия.

– Вы являетесь арт-директором легендарного петербургского джаз-клуба JFC. Поскольку в Рязани тоже есть джазовый клуб, то было бы интересно услышать о вашем опыте.
 
– Последние годы я не составляю программу, а скорее ее контролирую. Наш главный девиз: поощрять все интересное и новое, что возникает. Петербург – город большой: 5 миллионов. Поэтому, как только появляется что-то необычное, мы сразу предоставляем музыкантам возможность поиграть. У нас нет стилистических барьеров.
 
…И на рязанском концерте Кондакова все стилистические барьеры были отброшены. Африканские ритмы, украинские напевы, латиноамериканские мелодии, бразильские гармонии, мейнстримовское звучание – целый мир джаза уместился в двухчасовой концерт. А мелодия из кинофильма «Фантомас» и вовсе обрела вторую жизнь, превратившись в джазовую пьесу: «Вот так и рождаются джазовые стандарты! Теперь его должны будут разучить все музыканты», – прокомментировал автор.
 
С первых же нот зритель попал под обаяние пианиста, который оказался еще и великолепным концертмейстером. Заводя зал, он играл с нескрываемым драйвом. Удивлял необычными эффектами: зажимал пальцами струны рояля, чтобы получить заглушенный звук. И, задавая ритм аплодисментов, подбадривал публику: «Не отстаем от барабанщика!» И уже на «бис» разучил вместе с рязанцами композицию на «птичьем» джазовым языке. «Танец с крокодилом», «Твой пульс», «Мартовский цветок» – даже названия пьес складывались в настоящую сказку, в которой хочется находиться. Особенно в дождь.
 
P.S. 29 ноября Рязанская областная филармония присоединится к Всероссийскому виртуальному концертному залу. ВВКЗ – это система онлайн-трансляций, позволяющая смотреть и слушать лучшие концертные программы Московской филармонии. В субботу рязанцы вместе с десятью регионами РФ услышат музыку Глинки, Рахманинова, Чайковского. Исполнители: Академический симфонический оркестр Московской филармонии под управлением Юрия Симонова, солист Денис Мацуев (фортепиано). Начало прямой трансляции из концертного зала имени П.И.Чайковского в 12.00. Вход свободный!
 
Вера НОВИКОВА