Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№03 от 28 января 2016 г.
Свежие новости
Свиной грипп в свинских условиях
Родители пациентов детского инфекционного отделения Рязанской ГКБ №11 жалуются на несъедобную пищу, горы мусора в единственном туалете и опасность заражения тяжелой болезнью



Снова здорово

Будучи совсем маленькой, попала в инфекционную больницу. Сама, естественно, ничего не помню, зато у родителей до сих пор поднимается давление от «больничных» воспоминаний. Мама в слезах кружила вокруг больницы, задрав голову и вглядываясь в окна палат: навещать детей было запрещено. О том, чтобы лежать вместе с ними, даже речи не шло. Отец не выдержал, самовольно прошел в палату и увидел, что его полуторалетняя дочь лежит со спеленатыми ногами, мокрая насквозь и перепачканная. С опухшими покрасневшими глазами от нескончаемого, никем не услышанного крика. Папа спас меня из того ада, за что получил на работе выговор по партийной линии. Участковому педиатру было приказано не реагировать на вызовы с нашего адреса, если таковые поступят. Но она все равно приходила, без всяких просьб, чуть ли не тайком. 

В наши дни отношение к пациентам, особенно маленьким, существенно улучшилось. То ли само собой так случилось, то ли появилось опасение обнародования хамского обращения с пациентами. Наличие мобильной связи со встроенными фотоаппаратами и диктофонами одних сильно настораживает, для других – единственный способ привлечь внимание к проблемам маленьких пациентов, которые и так оторваны от дома, любимых игрушек и родных. К тому же, находятся не в самом лучшем состоянии для участия (со стороны подопытных) в экспериментах по оптимизации лечебных учреждений и сокращению технического персонала.

Однажды детское инфекционное отделение ГКБ №11 уже попадало в поле зрения высокого руководства из-за невыносимых бытовых условий. В 2009 году рязанец пожаловался Дмитрию Медведеву.  Тот, будучи президентом РФ, поручил губернатору Рязанской области Олегу Ковалеву разобраться с безобразием. Ремонт был сделан, проведен показательный осмотр отделения с привлечением журналистов. «Отделение сделали нормально. Я думаю, можно уже доложить президенту, что его поручение выполнено. Теперь больные и персонал будут себя чувствовать комфортно», – сказал тогда Ковалев хорошие слова, которые процитировали все рязанские СМИ. 

Прошло шесть лет. На инфекционное отделение снова поступают нешуточные жалобы. Благо, пока не на адрес президентского сайта. 

Заразы полон коридор

«Каждое утро в коридор инфекционного отделения помещают столько мамочек с детьми, что пройти можно с трудом. В коридоре детей переодевают, кормят грудью.  В том же коридоре дети спят вместе с родителями, скрючившимися в позе эмбриона. Все вместе, даже те, которым окончательный диагноз еще не поставлен. К обеду малышей, которых более-менее подлечили, выписывают, «коридорных» раскладывают по палатам. На днях читала новость о том, что в Рязани в новом году родились три пары близнецов, так одна пара уже тут, в «инфекции». Их положили в эти маленькие кроватки, а рядом мама с папой сидели несколько часов. 

У моего ребенка сильное воспаление верхних дыхательных путей, а вдруг в общем коридоре находятся те, у кого с минуты на минуту диагностируют  свиной грипп? Или птичий, или какой еще там случится на этот раз? Мы уже знаем, что в боксах лежат дети с этим диагнозом, но мамы спокойно выводят детей из боксов, чтобы «прогуляться». Хотя в боксах есть отдельные туалеты, душевые и специальные окошки, через которые им передают еду. Это ведь не просто так! Очень сочувствую всем больным детям и их родителям, но зачем же заражать других более опасным заболеванием, чем у нас уже есть?», – взволнованно сообщает по телефону мама госпитализированного ребенка. 



После такого звонка ничего не оставалось, кроме как позаимствовать у соседки белый халат, купить медицинскую маску и отправиться к беспокойной мамочке, чтобы  выяснить, где правда, а где – плод разыгравшегося воображения родительницы, переживающей за своего ребенка.

По правде сказать, отделение светлое и чистое, окна пластиковые, кругом кафель и приятная белоснежность. Это на первый взгляд. На второй – мусорные бачки в общем на весь этаж туалете можно было бы выносить и почаще, кран в душе хорошо бы починить, нещадно выдувающий все живое из сортира сквозняк устранить. После третьего взгляда хочется бежать из отделения, куда глаза глядят. Хоть за помощью к Агафье Лыковой, авось, каких кореньев лечебных порекомендует.



Помойка, «инопланетянин» и манная каша

Моя визави опасливо осматривается по сторонам: как бы больничный медперсонал не рассекретил «нового доктора» и не произошел бы скандал. Но – вечер субботы, людей во «всамделишных» белых  халатах днем с огнем не сыщешь. Зато одна мама принимает меня за дежурного врача и начинает выговаривать, что парацетамол с аспирином не помогают – четвертый день у ее ребенка держится 39о. Она еще долго не хочет понять, что я – не доктор, и продолжает упрашивать назначить ее малышу какое-нибудь другое лекарство, которое подействует. Потом осознает ошибку и... начинает плакать. Говорит, что по «малой нужде» дети ходят в баночку, прямо в палатах, а потом родители выносят в туалет, чтобы ребенок лишний раз не находился на сквозняке. Что провести гигиенические процедуры с маленьким ребенком еще можно кое-как, подняв его к раковине, но с детьми постарше такой номер не пройдет. Душ не работает. 

«Да мы, мамы, сами все тут больные, с температурой. Тот же вирус, а какой – сами не знаем. Температура держится высокая, кашель. Тут одна женщина подошла к врачу и спросила, есть ли на нашем этаже свиной грипп. Та только отмахнулась: мол, сейчас всюду свиной грипп, нечего панику поднимать. А я сама в четверг утром видела из окна человека, который заходил в отдельную дверь с чемоданчиком. И одет был как в фильме ужасов: в глухом герметичном светлом комбинезоне, упакован по самую макушку, на лице – такая маска защитная и очки. Я чуть не заорала с испугу: то ли пришелец в больницу заявился, то ли все мы тут завтра перемрем от страшного вируса. Значит, ему-то есть чего бояться?», – рассказывает молодая женщина, укачивая малышку. 

«С питанием очень неприятно получается. К примеру, детям до года дают протертую пищу или однородную кашку. Но далеко не все дети сразу после года начинают есть пищу твердую, неужели это неизвестно врачам? Буквально вчера на ужин для малышей давали манную кашу, так одна мамочка упрашивала дать ее малышу эту кашу, потому что другую ребенок есть пока не умеет. Ей отказали. Как же так можно? Ведь не у всех есть родные, которые могут передать передачи, а приготовить тут нет никакой возможности», – рассказывает очередная мама, представившаяся Еленой.

К слову, мамы опасаются называть свои фамилии: говорят, как бы не навредить своим детям и врачам, которые их ведут. Ведь само лечение, по их словам, проходит на уровне: лекарства выдают, уколы с ингаляциями делают. Медсестры – внимательные и терпеливые по отношению к больным капризным малышам.

Во вторник, 26 января, от родителей маленьких пациентов снова поступило несколько звонков. Взрослые «временные жильцы» инфекционного отделения сообщили, что в ночь с воскресенья на понедельник в коридоре было размещено 14 человек. Из комнат медперсонала были вынесены дополнительные кушетки, проход по коридору сильно затруднен. Несколько детей и их родителей, готовые к выписке, снова «затемпературили». Сменили диагноз «ларингит» на «ОРВИ». Словом, на скорейшее выздоровление и выписку из «инфекции» надеяться не приходится.



«Новая газета» перенаправила все вопросы, возникшие у родителей пациентов детского инфекционного отделения, в Министерство здравоохранения Рязанской области. 

P.S. Главврачом городской клинической больницы №11 является депутат Рязгордумы, секретарь местного отделения «Единой России» Октябрьского района Рязани Евгения ЕСАКОВА:



 
Нина ЛАВРОВА