Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№08 от 28 февраля 2019 г.
Свежие новости
Голосистый рулевой «Горпарка»
 Лидер главного рязанского ВИА – о концерте в шесть утра, пионерских барабанах и ремесле краснодеревщика

На фоне массовой ностальгии по временам СССР, когда заставшие вспоминают только хорошее, тщательно забывая о плохом, самое настоящее второе рождение переживает популярная в 1970–80-х культура вокально-инструментальных ансамблей (ВИА). Эта волна интереса к ВИА докатилась и до Рязани. Прошлым летом на местном ЦСК прошел масштабный фестиваль «Рожденные в CCCР», где на одной сцене собрались «Ариэль», «Песняры», «Самоцветы» и другие ведущие коллективы этого направления. А в МКЦ, что на площади Победы, уже шесть лет подряд с большим успехом проходит местный фестиваль ВИА «Мамина пластинка», ставший вполне себе долгоиграющим проектом, устремившимся вдогонку за РДМовскими фестивалями Игоря Крысанова «Черный кот» и «Беседка». И хэдлайнером фестиваля из года в год является рязанский ВИА «Горпарк». 

Незадолго до Нового года в том же МКЦ прошел юбилей главного на сегодня городского ВИА – «Горпарку» исполнилось десять лет. Раньше как-то руки не доходили побеседовать с Геннадием Барыкиным, а тут – самый что ни на есть хороший повод. Начали мы разговор как раз с недавнего юбилейного концерта, но быстро стали углубляться в дебри еще советских времен, когда песни разноплановых ВИА звучали из каждого утюга.



– Геннадий, давай начнем с недавнего юбилея ВИА «Горпарк» в МКЦ. Прошло некоторое время после события, теперь уже можно оценивать его чуть со стороны. Всем доволен? 

– Конечно, это юбилей и сказать, что я чем-то недоволен, нельзя. Но главный, кто оценивает, – зритель. Как мне показалось, все прошло здорово, сложилась очень теплая атмосфера. Песни, которые мы исполняли, давно у нас в репертуаре, поэтому люди знали, на что шли, с трудом расходились после концерта. 

– Там выступал только «Горпарк»?

– Нет, были и наши друзья – почетные гости юбилейного концерта. Это «Feelin’s», известнейший рязанский коллектив, нас связывают давняя дружба и очень теплые отношения, в особых представлениях они не нуждаются. Также выступил ансамбль позитивной музыки «Парнас», который вскоре тоже отмечает 10-летие, и они просто «зажгли» зал. Благодаря «Feelin’s» и «Парнасу» первое отделение прошло под сплошные аплодисменты – я тут не преувеличиваю.
 
Еще в первом отделении выступил народный хор «Рябинушка» из села Екимовка, куда мы годами ездили репетировать. Давно репетируем в городе, но поначалу было хорошее время, когда добирались за 40 километров от Рязани и даже получали большое удовольствие от этих поездок. 

Ну и, конечно, второе отделение, основная программа – все это было наше, поскольку мы юбиляры. 

– А как возникла идея создать «Горпарк»? Что подтолкнуло? 

– Идея появилась спонтанно. Разговаривали с моим товарищем Валерием Камышенко и затронули тему музыки. Он предложил мне приехать в ДК села Екимовка и попробовать. Собравшись в ДК, подключили старые колонки, стали что-то пробовать, и прямо в этот момент зашел Дмитрий Саликов – он стал бас-гитаристом. Еще группа пополнилась местными девчатами, учившимися в школе. Так сформировался первый, еще любительский состав коллектива. Надо сказать, концерты проводились часто. Руководство ДК активно участвовало в приобретении необходимой аппаратуры, организации праздничных мероприятий. Выступали мы не одни. Набирал обороты упомянутый хор «Рябинушка», были другие разноплановые номера – танцевальная группа, отдельные вокалисты. Запомнилось, что именно в Екимовке состоялся самый ранний концерт за всю мою сценическую историю – он начался в шесть часов утра в разгар посевной, при скоплении мощной сельскохозяйственной техники.  

Один из создателей «Горпарка» Дмитрий Саликов создал там еще и детский ВИА, в который входили дети 7–10 лет. И достаточно чисто исполняли песню «Мы бродячие артисты…» – было очень трогательно, такое нельзя забыть. Можно долго говорить о Екимовке – это начало, в двух словах не расскажешь. Поэтому не случайно мы пригласили «Рябинушку» на юбилей, они достойно исполнили две песни в народном стиле, сказали теплые слова в наш адрес. 

Но еще в Екимовке начались размышления, как завоевать не только местную, но и рязанскую публику. Пришли клавишник Дмитрий Кириллов и соло-гитарист Сергей Стенищин. С профессиональными музыкантами стали чаще выезжать на корпоративы, юбилеи. И однажды я предложил сделать сольный концерт в МКЦ. Ребята посмотрели на меня большими глазами: «Да ты что? Такие деньги нужны!» Это был 2010 год. Говорю: «Ребята, давайте попробуем». В кассу бегал чуть не каждый день – узнать, как билеты продаются, потому что затраты большие, есть риск не окупить. Но ближе ко дню концерта понял, что не будем в убытке. К нашему удивлению, собрался полный зал, даже были приставные места. Оказалось, можно каждый год, не меняя такого «расписания», делать «сольники» в МКЦ. Потом чередовали: один год МКЦ, другой – Дворец молодежи. И это именно большие, масштабные концерты. Стали «обрастать жирком», прикупили аппаратуры и создали базу на моем предприятии, там начали репетировать.

– Десять лет – немалый срок. Состав за это время часто менялся? 

– Да, состав менялся, причины были самые разные. Первый состав сменился из-за того, что была проблема с бэк-вокалом: в течение концерта приходилось одному петь по 17–18 песен, что мне казалось неправильным и, думаю, не требует объяснений. Я готов был сам не петь, если бы нашелся солист интересней меня. Делались попытки найти по объявлению новых солистов и бэк-вокалистов, но поиски были тщетны. У одного голос чистейший, но специфический – народный. У другого классический – только в опере петь. Третий начал с вопроса, какие тут финансовые условия, но при этом ничего из себя не представлял. В результате коллектив распался, хотя нельзя сказать, что неожиданно: раз – и все развалилось. Это случилось в 2011 году. 

Маленький перерыв буквально в несколько недель, и я понял, что надо что-то делать, надо коллектив создавать заново. Из старого состава не осталось ни одного музыканта. А в новый пришли басист Александр Филимонов, руководивший тогда ансамблем «Радуга», бэк-вокалист Михаил Комаров, ударник Сергей Дементьев, клавишник Иван Моркин, гитарист Сергей Байков, вокалистка Олеся Кабанова. Мы играли вместе три с половиной года. Если оглянуться в историю легендарных ВИА, нетрудно заметить, что и там очень часто менялись музыканты. Люди переходили в другие коллективы, создавали собственные группы и давали им новые названия. Такое произошло и у нас. 

Третий состав ВИА «Горпарк» был создан в 2014 году. Там играли Валерий Захаров (клавиши), Сергей Байков (гитара) Андрей Корнаухов (гитара, вокал), Дмитрий Медин (ударные) и я. Четвертый появился три года назад: пришли Адам Туруханский (ударные), очень сильная вокалистка Алена Тавинцева, вернулись Дмитрий Саликов, Сергей Стенищин из первого состава, нашим художественным руководителем стал Валентин Бортник. Этим составом мы и отмечали свое 10-летие. А предыдущие – вехи на пути коллектива. Кто-то оставался, кто-то уходил, многим из уходивших я очень благодарен. Например, Сергею Байкову – он четыре с лишним года играл в коллективе. Михаил Комаров более двух лет был моим бэк-вокалистом, тоже очень благодарен. А из знаковых для нашего коллектива музыкантов остался Дмитрий Саликов, с которым мы начинали «Горпарк». Такова примерно история нашего коллектива. 

– Давай уйдем поглубже в историю. Когда ты вообще полюбил советские ВИА? 

– Еще в 1969 году, когда учился в 7-м классе, собрал вокально-инструментальный ансамбль. В нашем музыкальном арсенале были тогда еще ламповые колонки, самодельные гитары, «пионерские» барабаны. Исполняли то, что пелось во дворах: «Плачет девушка в автомате», «Перчатки снимешь прямо у дверей», «Аленушка»… Помню, как играли на первом моем выпускном, после 8-го класса. А дальше – пошло и поехало. Уже существовали «Поющие гитары» и «Добры молодцы», чуть позже, в 1970-е, появились «Самоцветы», «Лейся, песня», «Синяя птица», «Цветы» и другие коллективы. 

Я пошел в армию в 1973 году, там два года играл в армейском ВИА, и у всех на слуху была песня «Звездочка моя ясная». В 1975 году, когда демобилизовался, вышла песня «Там, где клен шумит». Ее пел весь мир, не только СССР, – всю планету облетела. 

Когда пришел из армии, создали довольно известный на тот момент коллектив, участвующий во всех конкурсах и фестивалях, – «Диез». Я впервые стал лауреатом областного конкурса ВИА. Он проходил в спортзале электролампового завода – именно они были инициаторами, переделали шикарно заводской спортивный зал ради мероприятия. Много народу собралось, и семь ВИА участвовали в конкурсе. С песней «Оглянись во гневе» Богословского я стал лауреатом, занял первое место. Это был 1977-й. 

«Диез» просуществовал до 1979-го. Потом, так уж получилось, я нигде не пел. И только спустя много лет, когда появилось караоке, друг пригласил меня в кафе «Карусель», что напротив десантного училища – на день рождения. В кафе вокруг караоке давилка, хотя оно стоило 30 рублей за песню – в зале почти одна молодежь и люди буквально вырывают друг у друга микрофон, чтобы спеть. Понятно, что поют, в основном, мимо нот, но все равно многим хочется. Ну, и я, на тот момент уже человек в возрасте, тоже вышел к стойке бара, взял микрофон. Спел песню из «Синей птицы» и зал встал, начал аплодировать. Сидевший неподалеку мужчина подсел: «Слушайте, а как попасть на ваш концерт? Вы такой профессионал!» Я отнекиваюсь: «Ну, что вы, я так». Чуть позже именинник говорит: «Я тебя прошу – еще спой». Я выхожу, еще пою. Сажусь на место – тот же мужчина подсаживается, с ручкой: «Пожалуйста, дайте мне автограф». Я опять начинаю отнекиваться, а друг так искоса на меня смотрит: «Да я тебе!..» В общем, расписался я на чем-то. И понял, что не все потеряно. Это был 2004 год. 

Стал ходить в караоке петь. Однажды иду мимо МКЦ, вижу плакат: «Объявляется набор на участие в конкурсе «Я подарю тебе романс». Романс – не мой конек. Но думаю: «А почему нет?» Тем более, время совпадает. Поднимаюсь на второй этаж. Там София Иванова, замдиректора МКЦ, и певец Сергей Прошин – проводят кастинг. Кто с гитарой, кто под фоно поет – специально аккомпаниатора пригласили. Я без инструмента – сижу и слушаю. Сергей ко мне обращается: «А вы чего сидите? Что хотите спеть?» Спел акапельно романс из «Синей птицы» – «Осенние дожди, задумчивая грусть…» Сергей меня остановил: «Считайте, что вы прошли. Но как вы будете выступать без инструмента?» Говорю: «Вообще-то я играю на гитаре». И, пока шел кастинг, съездил домой за гитарой, опять спел эту песню. На конкурсе я занял первое место. Это был 2005-й год. 

– Дальше, насколько я понимаю, случилась эпопея «Горпарка» в селе Екимовка. А расскажи, пожалуйста, о рождении фестиваля «Мамина пластинка». Ее история, наверное, тоже заслуживает отдельного рассказа. 

– Я познакомился поближе на конкурсе романса с Прошиным и с Ивановой. Говорю ей: «Романсы не мой конек, я эстрадник, поклонник вокально-инструментального движения. Мой конек – «Самоцветы», «Песняры», «Синяя птица», вот такое». А она сказала: «Как я мечтаю создать фестиваль-конкурс под названием «Мамина пластинка!» Так что это ее идея насчет названия. В 2008-м, когда создал ВИА «Горпарк» и мы стали активно выступать, я подошел к Ивановой: «Помните наш разговор?» 

Сначала фестиваль был, говоря по-простому, немного рязанским, местечковым. Люди с большой охотой приезжали из районов, но в какой-то момент мы поняли, что надо выходить из этих рамок, расширять географию. Стали проводить конкурс, появился отбор, начали приезжать ВИА из Чехова, Ступино, Коломны. Последние фестивали межрегиональные, и это дало плоды – уровень поднялся, публика тоже стала активнее ходить. Теперь готовимся к 7-му фестивалю «Мамина пластинка». 

– По Рязани о Геннадии Барыкине говорят как об очень хорошем краснодеревщике. Понятно, что это работа. А вот «Горпарк» – это работа или, скорее, хобби? 

– Меня часто спрашивают, как вообще удается совмещать. Потому что работа, которой я занят – очень тонкая, она требует времени и внимания. Я отвечаю, что музыка, наоборот, дисциплинирует. Что касается моей профессии, то, конечно, это занятие номер один в моей жизни. Я хорошо учился, но в 15 лет поступил в СПТУ, а не в 9-й класс, и закончил с отличием как столяр-плотник с повышенным, 4-м разрядом. И это стало моим призванием. У меня есть ремесло, бизнес, где час моей работы стоит двадцати часов моих занятий музыкой. Мы заняты всем, что связано с деревом и тонкой работой над ним. Журнальные столы, кухонные гарнитуры, прихожие, резные лестницы из благородных пород древесины – дуб, ясень и так далее.  

Когда мы только создали ВИА «Горпарк» – это все было кайфом, развлечением. Но сегодня и он превратился в серьезную работу. Приходится репетировать, нервничать, раскладывать песни на голоса. Самое главное – замечать малейшую лажу, потому что, если мы сами не заметим, кто-нибудь из 600 человек в зале обязательно заметит. А это неприятно. Так что и музыка теперь серьезный труд. 

– Когда в ближайшее время можно будет услышать «Горпарк»? И вообще, и в Рязани в частности. 

– Каждый год мы даем большой концерт в МКЦ. Еще одна традиция – выступить на фестивале «Мамина пластинка». Довольно часто играем на городских праздниках. 

На Новый год поехали в Крым, уже не первый раз. Запомнилось, как в пансионате «Алуштинский» больные дети, находящиеся на лечении, подошли к сцене с сотовыми телефонами, зажгли экраны и начали петь вместе с нами. Вообще показалось, что в Крыму живут немного другие люди. Они не только вежливы и культурны, но еще воспринимают нашу концертную деятельность как свою личную – мы часто видим, что люди поют вместе с нами. 

– И Крым, и культура ВИА – наследие СССР. Сейчас все советское в моде, многие ностальгируют по этому времени, помня лишь хорошее и забывая о плохом. И даже среди молодежи много поклонников «нашего Древнего Рима», как назвал СССР Эдуард Лимонов. Ты родился и серьезную часть своей жизни провел в СССР, вторую серьезную часть своей жизни – в России. Появись теперь возможность вернуться в прошлое – какую из стран выбрал бы, СССР или нынешнюю Россию? Лучше было там и тогда или лучше здесь и сейчас? 

– Сложный вопрос. Мне и тогда было хорошо, интересно. Я с теплом вспоминаю свои детство, юность, службу в армии, первые концерты. То время было совсем другое. Но и нынешнее – тоже прекрасно, тут и создание своего коллектива, и я развиваю свою профессию, все это мне интересно. Поэтому вопрос даже не сложный, а спорный. Я бы так ответил: мне и то время было сказочное, и это время неплохое, местами даже очень хорошее.