Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№43 от 29 октября 2015 г.
Власть дудука
Музыкант АРГИШТИ – о неземном происхождении своего инструмента и погоне за Дживаном Гаспаряном



Звучное имя Аргишти становится постепенно таким же символом игры на армянском дудуке, как пока еще куда более громкое имя Дживана Гаспаряна. Но Гаспарян до Рязани пока не добрался, а вот Аргишти собирается приехать в наш город уже третий раз – 1  ноября его концерт пройдет в камерном зальчике кафе-клуба «Старый парк», на сцену он выйдет вместе с отличным питерским «академическим» гитаристом Дмитрием Пименовым. Перед очередным приездом Аргишти рассказал местному выпуску «Новой газеты» о том, что такое дудук и почему этот весьма экзотический инструмент когда-то покорил его сердце.

– Имя Аргишти очень красиво звучит. А что оно значит?

– В переводе с древнеармянского значит «достойный любви»... Когда говорю девушкам при встрече, а они, бывает, спрашивают, – это очень романтично. Повезло, спасибо папе – вместе с ресницами подарил мне имя красивое. А если серьезно, то это имя важное для армян, ибо царь по имени Аргишти Первый основал Ереван. Кстати, 12 октября как раз был день рождения Еревана.

– Когда впервые в руках оказался дудук? И почему? Как вообще люди приходят к тому, что надо обязательно научиться играть на таком экзотическом инструменте?

– Собственно говоря, в Армению 10 лет назад я поехал разыскивать отца. Его я так и не нашел, но, имея профессиональное музыкальное образование, решил позабавить себя и купить дудук – в то время известность инструмента только набирала обороты после фильма «Гладиатор» и концертов Дживана Гаспаряна. Купил самый дешевый и стал в тот же вечер наигрывать. Мне так понравилось, что на следующий день купил подороже и попрофессиональнее. Звук оказался лучше, мои впечатления тоже, и я на следующий день купил еще дороже и лучше. Перебрав все пять категорий «качества» и упершись в потолок того продавца, я увидел, как мне подмигивает соседний продавец. Он отвел меня к настоящему мастеру, у которого, конечно, звук и дудук были совершенно другого уровня. Так у меня оказался отличный дудук. И тот же мастер посоветовал мне человека по имени Геворг, чтобы я брал уроки. Это оказался Геворг Дабагян – профессор Ереванской консерватории. 

Дудук – очень избирательный инструмент: чтобы овладеть им – нужна сила, причем не только физическая, но и духовная. Нужно много терпения и прочих качеств. А самое важное – когда он начинает звучать, душа раскрывается как цветок, и не все способны выдержать такие позывы души, многие боятся своей собственной природы.

– Научиться играть на дудуке можно только в Армении?

– Можно там, где есть те, кто может передать свои знания ученику. Самому – практически невыполнимо, слишком специфический инструмент. Вообще, со всеми этническими инструментами так. Они не поддались пока унификационной догматической обработке, чтобы на любом конце планеты можно было бы одинаково просто учиться на них играть – они слишком привязаны к земле. Впрочем, армяне есть везде, так что, если их разыскать, то шанс научиться есть.

–  Когда звучит слово «дудук», большинство людей вспоминают как раз того самого Дживана Гаспаряна, который играет для саундтреков голливудских фильмов, на альбомах Бориса Гребенщикова и многих других музыкантов. Интересно, а сколько вообще человек в мире более-менее прилично умеют сейчас играть на дудуке, и как человек по имени Аргишти оценивает свое место среди них?

– Оценивать качество игры по банальному медиарейтингу – дело, хоть и обычное, но не показывающее всей сути. Многие знают, что Дживан играет не на самом высшем уровне, что есть гораздо более профессиональные дудукисты в Армении, но именно он приложил усилия по популяризации дудука и по тому, чтобы добраться до Голливуда. Я, как человек амбициозный, разумеется, строю планы по превращению имени Аргишти не только в основателя Еревана, но и в представителя дудука, каким сейчас является Дживан. Однако должен честно признаться, что знаю многих дудукистов, владеющих дудуком вкуснее меня, да и вообще категории «лучше-хуже» в искусстве часто неприменимы. Понятно, что в каждом музыканте есть своя изюминка... Есть потрясающие дудукисты, которые по ведомым только им причинам предпочитают оставаться в тени. Я же, вдохновленный когда-то Дживаном, хочу однажды достойно заменить его. 

Господи, прости меня за эти амбиции! Вергилий сказал: «Фортуна благоволит храбрым». Я преодолел некоторые свои страхи, чтобы выйти в открытый океан медиапространства. Но придется чем-то жертвовать. Дживан немного растерял аутентичность, которая оставалась бы с ним, живи он в Армении, а не в Калифорнии последние тридцать лет. Я тоже живу далеко от Армении, в другой среде, поэтому мой дудук играет кроме армянских мелодий Баха, Шуберта, Шопена, «чиллаут», русские мелодии... На такие эксперименты нужна смелость. Пако де Люсия, царство ему небесное, говорил, что его когда-то побили в темном дворе за то, что слишком смело экспериментировал...

– А известна история появления дудука? Откуда он взялся?

– История туманна, как и все древнее. Одни ученые говорят, что дудук появился в пятом веке, потому что, видите ли, первое упоминание о дудуке в книгах появляется именно в пятом веке. Но простите, армяне создали письменность в пятом веке – разве могли они раньше «упоминать»? Другие ученые отыскали упоминания в шумерских клинописях. В любом случае язычковый способ звукоизвлечения очень древний и присутствует у многих народов, однако комбинация именно этих особенностей игры и конструкции принадлежит армянскому дудуку. Выступая с дудуком, размышляя о нем, прислушиваясь к нему, слушая себя, я пришел к некой эзотерической версии появления этого инструмента. Только звучит она очень смело, даже опасаюсь ее произносить. Скоро выйдет мой роман «Трубка мира», где все будет подробно изложено. Если коротко, то я сторонник теории палеоконтакта Захарии Ситчина. И дудук, считаю, принадлежит как раз пришлому народу с планеты Нибиру. То есть дудук – не земной инструмент.

– Замысловато... В Рязани Аргишти обычно играет в кафе «Старый парк». А где проходят концерты в других городах? Что это чаще бывает – такие же небольшие кафе, большие филармонические залы, еще какие-то места?

– Да, Рязань удивительно постоянна в том, где встречает нашу музыку. Есть какая-то прелесть выступать то в больших залах, то в совсем маленьких, то в тех, где публика далеко и смотрится одним сплошным черным пятном, то в тех, где лица прямо в метре от тебя и чувствуется дыхание человека. На сегодняшний день наш, так сказать, рекорд в России и вокруг – это Тюменская филармония, где прошел аншлаговый концерт на 1300 мест, и Зал Конгрессов в Риге – 1200 мест. А еще был заполненный стадион в индийском Маунт-Абу – 25000 мест.

– Интересно было бы посмотреть, как огромная толпа индийцев слушает дудук… Я вот замечал, что на рязанских концертах бывает мало армян – буквально единицы. А как с этим в других местах? И почему так?

– Да, это было удивительное ощущение. Потому что против 25000 человек сидело нас всего трое, а вокруг – бешеная энергия. Насчет армян – да, почему-то так, не особенно ходят они на мои концерты. Наверное, я не слишком хорошо играю – на Дживана-то ходят. Мне еще расти и расти.

– Если вдруг потеряется дудук – на каких других инструментах сможешь играть?

– Ну, по образованию я пианист и ударник, к тому же посвятил много времени игре на гитаре и... дедушкиной балалайке. Еще, кстати, на концертах я играю не только на дудуке, но и на восточных флейтах. Ну, а если совсем ничего из инструментов не будет, но будет публика, то ввиду того, что публика обычно состоит из женщин и девушек, я уверен, что и в этом случае не потеряюсь.

– Когда произносишь «мы», «нас» – кто имеется в виду?

– «Мы» – это моя дружная команда. Профессионалы своего дела, которых я берегу и с которыми мы выступаем вместе. Первым делом они полюбили дудук – это самый важный для меня знак – а потом уже мы стали с ними сотрудничать. Надо сказать, на репетициях мне часто кажется, что это не мы играем на инструментах, а это инструменты используют нас, чтобы собираться и «решать» свои музыкальные вопросы. Я ясно ощущаю себя «обслуживающим персоналом» для дудука. 

В зависимости от формата концерта мы выступаем либо впятером, либо меньшим составом. Также я периодически приглашаю сотрудничать других музыкантов – «в гости». Между прочим, в нашем коллективе есть дама – потрясающая виртуозная виолончелистка Ольга Пахомова. Благодаря ей я понял, что виолончель – это тот же дудук, только струнно-смычковый.

– Сколько уже вышло альбомов? Долго еще придется Дживана Гаспаряна догонять по их количеству?

– Я точно не помню количество его альбомов, но записанных треков у нас уже больше, чем у него. Вышло пять альбомов, а весной собираемся выпустить сразу два новых. И один из них – это соединение дудука с электроникой. Там восемь треков в альбоме и они сюжетно связаны друг с другом. Диск посвящен шумерскому мифу о сотворении мира «Энума Элиш». Не буду рассказывать сюжет, но мы разбили его на восемь главных пунктов. Один из треков уже выложен в сеть, называется «Тиамат» –  это имя богини, главной героини мифа. На днях выложим еще два отмастеренных трека. Музыка звучит в стилях «glitch», «chillout». И обладает очевидной «програмностью», то есть звучит как саундтрек.

– Что сподвигло на такой смелый эксперимент?

– Совершенно эгоистичные интересы, которые, пожалуй, если быть до конца честным, всегда и двигают творческими людьми. Я слышу музыку, разную музыку, и хочу ею обладать, но в наличии имею только возможности дудука, вот и пытаюсь применить их. Услышал «Аве Мария»  – понравилось. Думаю, как бы мне «притулиться» к Каччини и Шуберту? Стал играть – и все начало получаться. С классикой, с русскими мелодиями, с электроникой та же ситуация. Мы, вот, например, скоро запишем несколько треков в стиле «прогрессив-метал» и, думаю, в «альтернативе» тоже. Я ведь был когда-то неплохим барабанщиком... Так что все шаги – это просто желание обладать, используя имеющиеся средства.

– Чего ждать рязанской публике на очередном концерте Аргишти 1 ноября в «Старом парке»?

– Каждый приходящий на концерт дудука и так знает, зачем он туда пришел, поэтому объяснять почти излишне. Разумеется, будут звучать армянские мелодии, полюбившаяся публике «Аве Мария» и другие. Ну, а если в общем, то я сейчас занимаюсь промоушеном своего романа «Трубка Мира». Роман о дудуке, о дудукистах. И я буду не только играть, но еще и делиться намеками, мыслями и прочим касаемо книги.
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН