Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№04 от 30 января 2020 г.
Свежие новости
Под майские указы они не попадают
 Шоферы рязанской скорой из-за нищенской зарплаты смотрят в сторону Екатеринбурга
 
Мгновенно ставшую мемом фразу Владимира Путина «Хотите, чтобы было как в Париже?», сказанную главой государства 11 декабря 2018 года на заседании Совета по правам человека в ответ на вопрос журналиста Николая Сванидзе об аресте правозащитника Льва Пономарева, впору переиначить в адрес рязанских чиновников от медицины. «Хотите, чтобы было как в Екатеринбурге?» – хочется спросить у министра здравоохранения Рязанской области Андрея Прилуцкого.
 
Как сообщает федеральная «Новая газета», 67 водителей скорой помощи в Екатеринбурге намерены с 1 февраля объявить забастовку и отказаться выезжать на вызовы. «В полночь 1 февраля, если мы не придем к соглашению о трудовом договоре, все 67–70 водителей прекращают свою работу, уходят домой. Что будет? Честно, я не знаю, как долго станции скорой помощи простоят без водителей, сколько страшного произойдет, пока машины «03» будут стоять», – говорится в открытом письме водителей.

Свои имена водители публиковать отказываются. Говорят, что еще надеются на успешные переговоры. И более того – не хотят, чтобы их запомнили пациенты.



«Перед больными стыдно: я понимаю, что из-за меня к кому-то может не приехать помощь. Но выхода нет: на 22 тысячи жить невозможно, а теперь зарплата будет еще ниже! За 22 тысячи рублей водитель должен отработать 164 часа в месяц. Рабочий день – 12 часов», – говорят екатеринбургские водители скорой.

В Рязани ситуация аналогичная. 11 декабря минувшего года на заседании Рязанской областной Думы в рамках обсуждения бюджета Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС) на 2020 год и плановый период 2021–2022 годов возник вопрос о заработной плате водителей скорой медицинской помощи.

За последнее время с рязанской городской станции скорой помощи уволились порядка 60 водителей, а оставшиеся всерьез помышляют о митингах и забастовках. Причиной такого положения дел стала низкая зарплата – 16–18 тысяч рублей в месяц.

Директор ТФОМС Елена Манухина сообщила, что ранее водители работали на полторы ставки и получали 22–25 тысяч рублей, теперь работают на одной ставке – 12 часов. Трудовая инспекция выдала соответствующее предписание, согласно Трудовому кодексу РФ водители не могут работать на полутора ставках.

«Увеличить финансирование скорой помощи в рамках обязательного медицинского страхования не представляется возможным, – отметила Манухина, – если только не будет рассмотрен вопрос о дополнительном финансировании из областного бюджета».

Вопрос о дополнительном финансировании был проигнорирован, что сказалось не в лучшую сторону на атмосфере в шоферском коллективе рязанской скорой.

20 декабря состоялось собрание сотрудников и руководства рязанской станции скорой медицинской помощи. На нем было решено поднять зарплату водителям и фельдшерам на несколько тысяч рублей и вернуть сотрудникам удобные графики дежурства. Сотрудников перевели с часовой нормы труда на календарную. Эта мера должна способствовать сокращению простоя автопарка из-за запретов водителям работать сверх установленной часовой нормы.

«Кто пойдет к вам работать, если мы уволимся? – спросил на собрании один из водителей. – Узбеки? Они не дураки, они не пойдут».

Ситуация на станции скорой помощи хоть немножко и улучшилась, но остается напряженной. Об этом прекрасно знает министр здравоохранения Рязанской области Андрей Прилуцкий. Но публично никаких действий не предпринимает.



29 января министр  Прилуцкий в рамках правительственного часа «Организация первичной медико-санитарной и скорой медицинской помощи на территории Рязанской области. Модернизация. Обеспечение квалифицированными кадрами» отчитывался в региональном парламенте.



Председатель комитета Рязанской областной Думы по социальным вопросам, член комитета по бюджету и налогам Сергей Пупков задал министру «неудобный» вопрос: «В Рязанскую областную Думу в конце прошлого года поступило обращение депутата городской Думы, где он оценивает ситуацию с городской станцией скорой помощи как критическую и угрожающую здоровью населения города Рязани, ссылаясь на то, что более половины машин не выходит на рейсы по причине их износа, водители получают порядка 18 тысяч рублей. Ваше мнение – ситуация критическая? Мы два месяца рассматривали областной бюджет, от вас никаких пожеланий по изменению финансирования не было. Или эти сведения не соответствуют действительности?»

«Конфликт на городской станции скорой помощи действительно имел место, но я не считаю, что ситуация критическая, – ответил Андрей Прилуцкий. – Из-за изменений в федеральном законодательстве водителям с 2017 года изменили порядок по трудовым договорам, они не могли работать более двенадцати часов в сутки. Это их, естественно, не устраивало. Мы неоднократно обращались в министерство здравоохранения РФ, министерство транспорта РФ. Наверное, то, что это были проблемы у всех регионов, это возымело определенные действия – с января 2020 года принято постановление, по которому водителям разрешается работать 24 часа в сутки. Практически за месяц на работу принято более 15 человек. И был определенный отбор, не все принимаются. Ситуацию усложняет и тот фактор, что технический персонал учреждений здравоохранения выведен из состава медперсонала и не попадает под «майские указы» президента. У водителей на сегодня средняя ставка 20 тысяч 800 рублей. Что касается увеличения финансирования из регионального бюджета, то эти средства довольно сложно провести через ТФОМС».

Ранее («Новая» № 3Р от 23 января с.г.) Сергей Пупков, комментируя послание Владимира Путина Федеральному собранию, акцентировал внимание на то, что стало бы лучше, если в стране была решена проблема «работающих бедных». «Для любой цивилизованной страны, к которым относится и Россия, это нонсенс», – сказал политик. 

Действительно, озвученная министром Прилуцким «повышенная» зарплата водителя рязанской скорой –  20 тысяч 800 рублей – скорее издевательство, а не утешение для мужчин, сутками находящихся за рулем спецавтомобиля. Андрей Прилуцкий, скорее всего, лукавит, публично заявляя о том, что ситуация «не критическая». Ему просто хочется, чтобы так было. 

К тому же мало верится, что, перейдя на график работы сутки через трое, водители не ринутся искать подработку. Унизительные 20 тысяч для здорового мужчины не сыграют серьезную роль в бюджете семьи с двумя детьми. Или господин министр считает своих подопечных роботами?