Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№42 от 31 октября 2019 г.
«Мама Jazz»-терапия
 Элла ХРУСТАЛЁВА – о 15-летии любимого коллектива, съедобной музыке и ревности к Куинси Джонсу

Элла Хрусталёва и до «Голоса» была, пожалуй, самой известной среди певиц нашего города, а после участия в популярном телешоу это даже не обсуждается – про неё тут хотя бы слышали все. Но сама Элла занята не столько построением сольной карьеры, сколько работой с вокальным коллективом «Мама Jazz», родившимся когда-то в стенах 5-й гимназии. И вот у «Мамы Jazz» юбилей – 15-летие. По такому случаю 5-го ноября в стенах областного драматического театра грядёт большой концерт, где Элла и её «девочки» в сопровождении хороших музыкантов собираются представить то лучшее, что наработал их вокальный ансамбль за годы существования. Новшества, конечно, тоже обещаны – творческие люди не умеют стоять на месте. Будут и неожиданные гости. Обо всём этом Элла Хрусталёва сегодня рассказывает «Новой газете».



– Элла, коллективу «Мама Jazz» исполняется 15 лет – это уже пубертат, совсем немного осталось до совершеннолетия. Считается, что женские коллективы куда тяжелее «держать в руках», чем мужские. Как удалось довести свой хотя бы до пубертата? Много ли трудностей пришлось за это время преодолеть?

– Всё зиждется на любви. Если люди объединены хорошей идеей и она их согревает, то любому коллективу, не только женскому, легче жить и творить. Но планка должна быть высокой — равнение на гениев. Если уж ревновать, то «к Копернику» или Куинси Джонсу... А трудности, конечно, бывают. Первая и главная – перегрузка голоса. Дело в том, что все участницы коллектива работают в школе, они действующие педагоги. И у них колоссальная нагрузка на голос. Когда ведёшь 5-6-7 уроков, приходишь репетировать, а если потом ещё концерт в этот день – приходится делать над собой много усилий. И за эту верность мечте я девочек очень люблю. Они собираются не сдаваться, а очень даже дожить до «совершеннолетия».

А вторая трудность довольно забавная, – наш промоушен, ведь нам самим приходится себя продвигать. Мы платим за костюмы, за поездки и оргвзносы на фестивали, за записи в студии и сессионных музыкантов, у нас нет никаких спонсоров. Поэтому всё, что зарабатывается, обычно вкладывается в саморазвитие. Но так сейчас практически у всех. Время такое. И я девочкам очень благодарна, что они соглашаются идти по этому пути. 

– Кажется, последний раз мы общались под диктофон года два назад, когда ансамбль «Мама Jazz» выступил на песенном шоу Первого канала «Победитель»… Что главного случилось с «Мамой Jazz» за это время? Были ли с тех пор другие телевизионные и прочие конкурсы или, может, какие-то особо запомнившиеся поездки на фестивали?

– «Победитель» нам многое дал, всё-таки любительскому коллективу приятно пробиться, это здорово – быть узнанными, высоко оценёнными... Думаю, что нам стоит теперь попробовать свои силы на канале «Культура», он развивает интересные музыкальные проекты.

А события происходили, да. Год назад мы взяли Гран-при на большом фестивале «Колыбельные для всей семьи» и перезнакомились с огромным количеством близких по духу людей, с которыми начали тесно общаться. В этом году поехали в Москву на фестиваль «Jazz Birds», получили там спецпризы – и я, выступая соло, и «Мама Jazz» как коллектив, и ещё наш друг певец Юрий Малистов – за свои переводы западных хитов.

Этот замечательный фестиваль изначально проходил в Ярославле, но именно в этом году организаторы перенесли его в Москву. Благодаря этому всем конкурсантам подыгрывали столичные музыканты. Прослушивания проходили в клубе Алексея Козлова, а два Гала-концерта – лауреатов и членов жюри – в клубе Игоря Бутмана. Собрались полные залы, присутствовали арт-директора лучших московских джазовых и блюзовых клубов – «Эссе», «B.B.King», «Джем-клуба» Андрея Макаревича и других. Для нас это был колоссальный опыт, мы наслушались живого высокопрофессионального исполнения, получили столько комплиментов в свой адрес, что уезжали очень воодушевлёнными. Фестиваль прошёл совсем недавно, но нам уже звонил арт-директор клуба «B.B.King», пригласил там выступить.

– Я как раз хотел спросить, почему так вышло, что после «Голоса» на конкурсах и фестивалях за пределами Рязани регулярно появляется ансамбль «Мама Jazz», а в одиночку Элла Хрусталёва словно стесняется где-то участвовать.

– В последнее время мы практикуем компромиссный вариант – выступаем и вместе, и я — сольно. Например, летом были в Крыму и пели в Ялтинском парк-отеле «Актёр» именно так: полпрограммы «Мама Jazz» и полпрограммы я. Получилось очень здорово и разнообразно.

– Совсем скоро пройдёт большой концерт в областном драматическом театре, посвящённый 15-летию коллектива «Мама Jazz». Не так давно в составе ансамбля появилась новая вокалистка – Марина Иваницкая. А вот что нового ожидается в программе коллектива? 

– У нас уже давно существует несколько вариантов программ: с аккомпанирующим нам трио, есть программа под мой рояль, а ещё — под «минусовую» фонограмму. Это помогает быть мобильными: например, в шоу «Победитель» мы пели под фонограмму, а в конкурсе «Романсиада» — под мой аккомпанемент рояля. В праздничном концерте мы расширим состав музыкантов. К нам приезжает наш большой друг Талгат Хасенов, который в прошлом году здорово помог в моём крафтовом проекте «Пой с семьёй!». Талгат мультиинструменталист, играет на различных видах флейт и духовых инструментах самых разных народов. С его помощью мы хотим расцветить нашу программу, ведь этнический компонент – важный элемент современной музыки, джаз сегодня без него невозможно представить. Одну такую песню в стиле «этно-нью-эйдж», скажем так, мы и собираемся представить вместе. Вообще, когда играет Талгат, у многих возникает ощущение, будто бы он затрагивает какие-то нереально древние пласты в нашем бессознательном. Космос, полёт, любовь, вечность — в его музыке есть всё, и в глазах слёзы, когда я его слушаю, он превосходный музыкант.

Пожалуй, ещё об одной из наших новых тенденций стоит рассказать. Я очень рада, что мои идеи созвучны проектам моих новых друзей из Москвы и Ярославля. Дело в том, что недавно я начала переводить на русский язык тексты джазовых стандартов. Началось это с юной Маши Тюрютиковой, которая спела «Мистер Паганини» в моём переводе на одном из конкурсов и получила высокую оценку от Мариам Мерабовой за этот вариант. Я уже тогда понимала, что джаз надо в смысловом плане адаптировать к русскому слуху, а этот успех меня вдохновил ещё больше. Чтобы вся глубина и изящество этой бесконечно прекрасной музыки стала бы доступной, чтобы старые стандарты восприятия отошли бы в прошлое. Для кого-то джаз ассоциируется с бойкими напевами из знаменитого фильма: «А ну-ка, убери свой чемоданчик!..», «Прости-прощай, Одесса-мама»… Хотя на самом деле джазовая музыка сложная, информативная, вкусная или даже «съедобная», как назвала его Людмила Сваровская, организатор фестиваля «Jazz Birds», моя ярославская подруга.

Придуманный ею проект «Съедобный джаз» – это концерт именно из переведённых на русский язык джазовых тем. Так получилось, что среди её взрослых учениц многие владеют несколькими иностранными языками. Вдобавок они поэтически одарены... Я услышала изумительные варианты джазовых стандартов на русском. И совершенно очаровательную версию мелодии Дунаевского «Капитан, капитан, улыбнитесь…» – на французском. Зеркальный вариант, эдакая чудесная игра ума! Такое ощущение, что это абсолютный французский шансон, мелодия идеально подходит под грассирующий «р»: сразу представляешь себе марсельского морячка – как он краснеет, бледнеет и никак не может признаться девушке в любви...

Вообще несправедливо, что столько великолепной музыки (и отечественной в том числе) неизвестно широкому мировому слушателю. Дунаевский — просто космос, который ещё только предстоит освоить. Конечно, перевод переводу рознь. Вспоминаю сборник песен Гершвина из детства: «Однажды он придёт, любимый мой, и за руку возьмёт, любимый мой...» Даже тогда мне казалось, что это громоздко. Ведь английское «Some day he‘ll come alone, the man I love» звучит легко, как дуновение ветра, и передать эту легкость, а не только содержание – вот главная задача. И – о радость! – это присутствовало в программах Людмилы, которые она начала постепенно привозить из Ярославля в московские клубы. Так, в клубах у Алексея Козлова и Андрея Макаревича прозвучали концерты под названием «Съедобный джаз», и это действительно было удобно, легко воспринимать.

Когда я поехала туда как гость, не выдержала и подошла к Людмиле: «Слушай, у меня есть перевод «Мистера Паганини», можно я спою?» Я спела, и она сказал: «Ну, Элла, это практически дословно, очень здорово!». А я ответила, что меня очень согревает, что мы, живя в разных городах, движемся одинаковыми, в общем-то, орбитами.

И то, что мы с «Мама Jazz» делаем уже давно, очень съедобно и даже терапевтично – и «В настроении» Гленна Миллера у нас звучит на русском, и «Бесса ме мучо», и «Жиголо и Жиголетта» Дайаны Кролл, и много других хитов.

Слушателя ведь надо беречь, щадить, любить и помогать его восприятию сложных мелодий. На предстоящем концерте будет новая песня в моем переводе, какая – пока не скажу, приходите послушать! Ещё будут этнические мотивы. Их привнесёт Наталья Фаустова. Это моя недавно обретённая подруга, которая создала и успешно развивает проект «Колыбельные для всей семьи». Вместе с ней мы уже успели побывать на фестивале «Усадьба-Джаз» пару лет назад, представляли там совместную программу «Песни на всю жизнь». 

Наташа, Талгат и мои ученики – хор «Звонок» из 5-й гимназии, ансамбль «Камертон» Ирины Новосёловой будут нашими гостями. Ну и, конечно, обязательно примут участие наши любимые музыканты – Вячеслав Сергеев, Виктор Голованов и Анатолий Балашов – без них мы как без рук.
Полтора года назад в команде случилась замена: у нас появилась Марина Иваницкая, она преподаёт в гимназии математику. Когда-то мы с ней пели ещё в хоре РГУ под руководством Геннадия Борисовича Гинзбурга, которому бесконечно благодарны.
 
 
– А любимая слушателями «Затинка» будет?
 

– Без «Затинки» никуда: знаю, что многие люди придут именно на неё.

– Пожалуй, эту песню можно назвать неформальным гимном нашего города – не считать же гимном творение Ильина/Ибрагимова с невнятной музыкой и безобразными штампами про «Рязань – душа России» в тексте, пахнущими нафталином и плесенью с момента рождения. Интересная закономерность: наша «официозная» культура рождает убожество, а всё талантливое – конкретные люди, от официоза далёкие. Как думаешь, почему такое кричащее противоречие между официозной и реальной культурой?

– Действительно, много противоречий и в культуре, и вообще в жизни. Мне кажется, идёт всё большее разделение людей по вкусам, взглядам, настроениям. Но, атомизируясь, мы всё равно хотим быть с кем-то рядом, ищем единомышленников, а найдя, объединяемся в сообщества, общаемся внутри них. Это, наверное, действует как физика, мы же все – частицы чего-то...

Эклектика захватывает нас, когда из одного проигрывателя на нас давит нечто шансонное, а из другого жужжит некое «энерджи»… Как с этим быть? Наверное, приспосабливаться, пытаясь сохраниться как вид. Сама я – человек, которому хочется покоя, простора и размышления. Не люблю, чтобы на уши давило – лучше послушаю что-то спокойное. А ещё бывает, что человек в какой-то период жизни слушает одно, а в другой – совсем иное …

А официоз – вообще отдельная планета, и что с него возьмёшь? Это данность, с которой приходится мириться. Если ты спросишь меня, что я как артист готова делать в ситуациях, когда приглашают на официальное мероприятие, я тебе скажу так: везде ищу человеческое начало, даже в эпическом жанре. При этом стараюсь найти какой-то неформальный подход и, прежде всего, полюбить тот материал, который исполняю. Пока это мне удаётся.

«Затинка», конечно, никакой не гимн, а камерная история девушки Ирины, которая дождалась своего принца... А вот что должно быть в гимне – пока не задумывалась. Но, если поставлю задачу, то ответ для себя найду. Сейчас как раз в Рязани объявили конкурс на лучший гимн новогодней столицы – и я собираюсь поучаствовать. Текст уже появился, осталось только музыку написать.

– На днях 15-летняя бывшая рязанка Александра Трусова установила несколько рекордов в фигурном катании, показав мужскую, а не женскую сложность программ. В Рязани много и талантливых поющих девочек – например, упомянутая Маша Тюрютикова и Ангелина Галецкая, довольно успешно выступавшие на телешоу «Голос. Дети». Как думаешь, какие у них перспективы?

– Во-первых, нашим талантливым детям повезло, что Рязань так близко к Москве. Это тоже данность, и это шикарный бонус для тех, кто идёт к свой цели. Я думаю, самое главное для этих девочек – найти своё лицо, свой индивидуальный путь. Рассчитывать ли на наставника, с которым познакомился на телепроекте, или делать ставку на что-то другое – у них есть выбор. Но, мне кажется, надо обязательно сформировать характер и привычку к труду, уметь мыслить и анализировать, книги хорошие читать, радоваться жизни и успехам друзей, не замыкаясь на себе. А в будущем очень важно будет понять, кто твой зритель, твоя аудитория. Это может быть публика клубов и кабаре, или больших концертных залов и широких площадей, или претенциозных арт-пространств... Искать и обретать себя, вот что нужно каждому артисту, и не бояться этого. Как, например, Ирина Богушевская. Ей всегда твердили, что неплохо было бы «упроститься», чтобы попасть в ротации, но она предпочла быть верной себе....

И, кстати, Ирина приезжает в Рязань 16 ноября, она будет выступать в филармонии, и мы готовим с ней небольшой сюрприз. А ещё 3-го ноября ожидается традиционная «Ночь в филармонии», где мне доверили джазовую площадку.
Цены первая студия наращивания волос наращивание волос москва цены.