Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
Свежие новости
В Рязани похоронен вор в законе Валерий Мотыль (30.06.2013)
Стало известно, что в четверг, 27 июня, на "Новом" кладбище в Рязани похоронен вор в законе Валерий Митин ("Мотыль"). Он скончался в колонии Уфы, где отбывал свой очередной 7-летний срок. Причиной смерти явился инфаркт. Митину было 63 года.


 
Мотыля называли правой рукой покойного Япончика и последним рязанским вором в законе. Коронован он был еще в 1980 году. В "послужном списке" Митина восемь судимостей и около 40 лет тюремного стажа.
 
 
— Впервые я попал на зону еще в 1968 го­ду. Девятнадцатый год мне шел. Что со­вершил? Ну там мужская дружба, солидарность. За кражу пошел. 
 
Прошел за эти годы практически все зоны — Урал, Сибирь, Дальний Восток, Поволжье. Сложнее сказать, где меня не было. Тогда, в 19 лет, мне повезло, отправили отбывать срок под Пермь, там были уже авторитетные люди. Оказавшись в зоне, ты же сразу выбираешь линию поведения: либо ты ведешь себя правильно — тебя уважают, не трогают, но и поблажек от администрации ждать тебе не приходится, либо сотрудничаешь всячески, пытаешься освободиться поскорее. К людям в этих местах всегда особый подход, не трогают никогда только «мужиков» — тех, кто случайно здесь оказался, сел по бытовой статье. Если криминал — это и мир особый, и отношения особые.
 
После было уже проще. Когда садишься второй раз, у тебя уже и опыт есть, и связи, тебя уважают. К тебе приходят за советом, ты становишься судьей в спорах, ­разбирательствах, и сотрудники колонии к тебе относятся соответственно. С 70-х годов я неоднократно возвращался в те места, где уже доводилось сидеть. Приезжаешь — а вчерашний младший лейтенант уже капитаном стал. Те, кого я помню молодыми, уже полковники, начальники или заместители начальников колоний. Они тоже помнят, узнают, отношения человеческие — в конфликтах ведь никто не заинтересован. Все понимают мою роль, вес.
 
Украсть — да, могу. Так потому я и вор в законе. Но никогда не возьму ничего у бабушки какой-нибудь или пацанен­ка. Если к вору обратятся за помощью в решении какого-то вопроса, он не должен брать за это денег. К вору и обращаются чаще всего как к третейскому судье — к этому сводится его основная работа. Неважно, на зоне он находится или на свободе. Решать конфликты, спорные ситуации. У нас же здесь не игры в правосудие, сказал — так аргументируй свою позицию. Объяснись. Убеди в своей правоте. Если соврал, отвечать придется жестко.
 
Вообще воров в законе в России осталось несколько десятков. Но стало появляться все больше новых — приезжие воры, в первую очередь из Азербайджана, Грузии.
 
Конечно, решать вопросы у лидеров группировок получается в том числе благодаря связям с теми, кого называют властью. Власть всегда была заинтересована в одном: чтобы никто против нее ничего не говорил, не было никаких выступлений, недовольства. Поэтому власть и не скрывает, что мы ей нужны (например, молдавский авторитет Григорий Карамалак по кличке Болгар 21 августа 2008 года получил российское гражданство указом президента Медведева. — БГ). Потому что имеем влияние на определенные группы людей. Я не скрываю, например, что дружу с Илюмжиновым (Кирсан Илюмжинов — президент Калмыкии. — БГ). Когда я отбывал один из сроков в Калмыкии, он приезжал ко мне, мы много общались и когда я был на воле. Фотографии есть какие-то совместные. Не знаю, будет он отрицать эту дружбу или нет. Власть никогда нас не выпускала из поля зрения. Как и Комитет госбезопасности. Другое дело, что сотрудничать с чекистами или нет — дело каждого. Авторитетный человек вряд ли на это пойдет.