Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
Получает ли рязанский «профессиональный» омбудсмен надбавку за секретность? (11.02.2015)

При рассмотрении некоторых аспектов чиновничьего бытия в нашей отдельно взятой губернии видишь прямо-таки нострадамусовский дар предвидения у классиков русской литературы. Волей-неволей задумаешься: классики они или авторы социально-фантастических произведений?

«...начальник безмолвно обошёл ряды чиновных архистратигов, сверкнул глазами, произнёс: «Не потерплю!» – и скрылся в кабинет», – так писал когда-то, аж в XIX веке, писатель Салтыков-Щедрин, оставивший в нашем городе не только литературную память, но и вполне исполнительно-властную, так как служил вице-губернатором.

И вот это самое «не потерплю!» иногда кочует прямо со страниц книг девятнадцатого столетия в наше двадцатьпервоевековое бытие. На вопрос корреспондента издания «Вид сбоку» Виталий Ларин, состоящий на должности бизнес-омбудсмена и получивший её непосредственно из рук нашего губернатора Олега Ковалёва, ответил самым красноречивым образом:

«Ему [Ларину – ред.] было предложено высказать своё мнение по вопросу радикального повышения единого налога на вмененный доход в Рязани. Ларин рассказал, что может ответить на вопрос журналиста только, если запрос будет направлен министру печати облправительства Ольге Чуляевой, выполняющей функцию пресс-секретаря губернатора».

Вот так вот. Иметь своё мнение, высказывать его? Не потерплю! Прямо-таки литературный стиль работы в правительстве. Или даже сказочный. Для того, чтобы открыть замочек на устах защитника прав предпринимателей, надо поехать на ул. Полонского, спуститься в кабинет министра, выполняющего функцию, найти ларец с ключиками и соответствующим ключиком разомкнуть уста вопрошаемого.

Не слишком ли много препятствий нагорожено? Пусть хоть английский язык выучат чиновники, чтобы отделываться международным «Ноу комментс». Всё-таки загадочнее выглядеть будут, а не глупее – в подобных ситуациях.

Хотя, возможно, кому-то понравится «шпионская» версия данной ситуации, а именно – что значительную часть своего жалованья Виталий Ларин получает за неразглашение чиновничьих тайн?