Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№21 от 4 июня 2020 г.
Свежие новости
В сводках не значатся
 Количество больных COVID-19 рязанцев скорректируют ради скорого снятия ограничений

29 мая Роспотребнадзор согласовал Рязанской области снятие ограничений, соответствующих первому этапу. «Такое решение было принято федеральным ведомством на основе анализа динамики эпидемической ситуации по коронавирусной инфекции. Основные показатели соответствуют критериям, утвержденным методическими рекомендациями», – сухо заявил губернатор Николай Любимов. То есть ситуация с COVID-19 в регионе как бы стабилизировалась. Ежедневно обновляемые оперативной группой регионального правительства статистические данные свидетельствуют, что количество заболевших, хоть и медленно, но идет на убыль. Но есть большое сомнение, что все инфицированные попадают в этот печальный список.
 
10 мая  у жительницы Рязани Натальи С. (полные данные имеются в распоряжении редакции) поднялась температура 38,9°. Мало ли – простуда, подумала рязанка. Но температура не спала и на следующий день. 12 мая вызвала на дом врача из поликлиники при больнице №10. Фарингит, – констатировала медик и выписала рецепт на антибиотики. «Может сдать анализ на коронавирус?», – поинтересовалась Наталья. «Нет, не надо. У вас нет симптомов», – ответила терапевт. 

Прием антибиотиков не помог, и Наталья на следующий деть отправилась в частный медицинский центр и сдала тест на ковид. Через три дня ей сообщили, что тест показал положительный результат.

Было назначено лечение. Когда почувствовала улучшение, Наталья пошла в поликлинику, чтобы сдать повторный тест. Сделали его с большой неохотой после настойчивых требований. Затем с нервотрепкой был сделан третий тест. Оба результата отрицательные, и 28 мая Наталья уже числилась выздоровевшей.

Но при этом у ее супруга так и не брали анализ на коронавирус, а у 16-летнего сына взяли лишь через 10 дней.

– Хорошо, что у нас все обошлось, – рассказывает Наталья. – А представьте, сколько рязанцев почувствовали недомогание, а им, как мне, поставили изначально диагноз «фарингит» и выписали через пять дней. Потенциальные вирусоносители вышли на работу, и через несколько дней их сослуживцы начали уходить на больничный с «простудой»...

История Натальи не единственная в Рязани. Многие люди по привычке стараются перенести недомогание «на ногах». Некоторым везет, а некоторым – увы. 

По-человечески врачей понять можно – они работают на износ. И, что немаловажно, следуют рекомендациям Минздрава России. Если коронавирус протекает у пациента в легкой форме, а на симптомы заболевший не жалуется, то случай не будет учитываться в статистике, сказано в новых рекомендациях ведомства от 27 мая.


Максимильян Пресняков. Вирус.

«В случае выявления вируса при отсутствии жалоб, объективной и дополнительной информации данное состояние следует расценивать как носительство вируса и кодировать рубрикой Z22.8. Такие случаи в статистику заболеваемости и смертности не включаются», – говорится в рекомендациях.

И еще один любопытный факт. В апреле 2020 года заболеваемость внебольничной пневмонией в Рязанской области по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилась более чем на 50%, сообщает портал YA62.ru, ссылаясь на предоставленные региональным управлением Роспотребнадзора данные.

По информации ведомства, в апреле 2019 года было зафиксировано 467 случаев заболевания, в то время как в апреле текущего года – 705. Пневмония является одним из самых частых последствий заражения коронавирусом. И ее чаще всего записывают в справке пациента, скончавшегося от COVID-19. 

Рязанская журналистка Марина Комиссарова в группе «Новости Рязани ВКонтакте» рассказала о смерти своего 60-летнего отца от коронавируса. 

«Мой папа умер в БСМП 25 мая. У него подтвержденный ковид. Вспышка была на работе, и, как я понимаю, им не сказали. Он лег 8 мая в больницу. Через неделю стало хуже. Реанимация. Потом ИВЛ», – пишет коллега.

По словам Марины, ее отец был абсолютно здоров, никаких сопутствующих заболеваний у него не было. Еще в субботу, 23 мая, кардиолог сказал ему, что сердце работает хорошо, анализы хорошие.

«И в понедельник его не стало. В справке написано «острая сердечно-легочная недостаточность, тотальная двусторонняя пневмония». В сводках оперштаба за эти дни отчет о том, что смертей нет. Когда забирали его из БСМП, там вещи в пакетах стоят тех, кто умер. Этих пакетов так много... Он не один умер», – написала Марина Комиссарова.

А дальше – больше. 31 мая маме Марины пришло письмо из Роспотребнадзора с требованием изолироваться.  «К слову, мама в больнице, а папы с тех пор уже не стало. Кто еще верит в поголовное тестирование, контроль за распространением инфекции и чистоте статистики?», – задалась вопросом Комиссарова. 

...Не исключено, что все эти манипуляции с коронавирусной статистикой (о том, как в Рязанской области ведется учет умерших пациентов с COVID-19 «Новая» рассказывала в № 19Р от 21 мая с.г.) и делается для того, чтобы заполучить «добро» Роспотребнадзорна на снятие ограничений в связи с пандемией. 

Приступать к смягчению ограничений ведомство рекомендует только после того, как коэффициент распространения инфекции будет равен или меньше 1. Показатель выводят с учетом количества койко-мест для заболевших (в этом плане в регионе все нормально), числа суточных тестов на коронавирус (лаборатории зашиваются и не успевают брать и обрабатывать) и динамики роста инфицированных жителей региона. В Рязанской области в последние дни она идет на убыль. Считают правильно?